Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ПРОЗА (страница 8)

ПРОЗА

Ирина Забелышенская | Алик-изобретатель (для детей и взрослых)

– Я хочу быть изобретателем! – Хочешь – значит будешь! – Смотри – это диномашина! – Ой, а зачем ты динозавру половину туловища ножницами отрезал, и к пожарной машинке клейкой лентой прилепил?

Далее »

Юлия Тимур | Старая чинара

Он опять идет нам навстречу, по-старчески шаркая ногами, обутыми в сланцы, в толстенных носках, в неизменно сером тренировочном костюме и в той самой шапочке, которую невозможно не приметить: серо-буро-малинового цвета (теперь я знаю, как он выглядит!) с многочисленными пузырчатыми пумпонами по всей поверхности то ли дамского, то ли мужского фасона этого странного головного убора.

Далее »

Михаил Садовский | Третья попытка

Чего бы, казалось, проще: ни вернуть, ни оспорить, ни поправить, что было. Когда ветер дует с залива, нагоняет волну, запирает воду в реке, она поднимается, сжимает пространство между землёй и небом и наполняет город тревогой, тоской и смертью…

Далее »

Сергей Жуковский | Краткий экскурс по Италии

Это жаркое итальянское Светило разлито даже в людях: торговце затейливыми, отчасти жутковатыми карнавальными масками с длиннющими носами; в дородной матроне, пышущей жаром, запахом оливкового масла, радужной юбкой, пылающими золотыми браслетами на пухлых запястьях и тем особым певучим романским речитативом, который нет-нет да и выдаёт в этой дивной женщине её цыганскую родню.

Далее »

Михаил Садовский | Заяц

Воздух был наполнен серебряной морозной пылью, слетавшей с веток от сотрясающего грохота дальней канонады. И вдруг на ровное пространство, простреливаемое с двух сторон противниками, выскочил заяц. Нелепый и трогательный, он замер и стал нервно оглядываться, примеряясь, в какую сторону безопаснее бежать. Откуда он взялся и как уцелел — невозможно было понять.

Далее »

Евсей Кац | Исповедь драматурга из города Ц

Писать пьесы меня заставило возмущение. Может, это же чувство руководило Островским и Чеховым, когда они писали свои пьесы, не знаю, но вполне допускаю, что состояние дел императорских театров их не устраивало, как не устраивало меня, то, что творилось в театре, родоначальником которого я считал себя.

Далее »