ПРОЗА

Алексей Мельников | Лёва

В классе мы его всегда звали Лёвой. Маленький, с рыжеватой сединой, торчком стоящей над широким лбом. На носу очки с 18 диоптриями. Сквозь них на нас смотрели по-детски наивные и по-взрослому усталые глаза полуслепого физика Ваваева. Раскрытый настежь журнал Лёва всегда подносил к самому носу и, близоруко прицелившись ручкой в строку, выстреливал фамилию очередного визави. - Устинова, иди, дорогая, к доске решать задачу. Юлька Устинова, веселая и шумная троечница, прыснув в кулак и спрятав в портфель листаемый на коленках журнал мод, толкает меня локтем в бок: «Лёшк, чего там?»

Далее »

Валерий Румянцев | Лаконизмы с зарядом оптимизма

Разговоры  о  демократии  -  первый  признак  её  отсутствия.
Государство  -  это  казино,  где  все  законы  краплёные.
Победы  требуют  продолжений.
Заряд  оптимизма  часто  оказывается  холостым.
Ценность  вещи  определяется  количеством  неудобств,  которые  приносит  её  отсутствие.
Из  всех  болезней  человечества  самая  распространённая  -  надежда  на  излечение.

Далее »

Георгий Кулишкин | ВОС-ПИТАНИЕ

Наш с Анечкой низенький детский столик одной стороной своей поверхности касается стены, другой – обшивки рабочего кухонного стола. У двух оставшихся сторон на светлых деревянных стульчиках сидим мы. В тарелках перед нами – остывающий зелёный борщ, приготовленный по всем правилам кулинарной науки. Мелко-мелко искрошенное яйцо и ложка сметаны держатся островками в центре тарелок. Не перемешивая содержимого, мы с кислыми рожицами нацеживаем в ложки жижицы у края, глотаем, пересиливая себя. Маме невмочь присутствовать при этом представлении, повторяющемся три раза на день.

Далее »

Ирина Отдельнова | С миром наедине

Совсем не бываю на улице. А там осень, каштаны и прочее волшебство. Но сегодня весь день идет дождь,  и деревья думают про нас, людей: «Вот жалуетесь вы, что промокли до ниточки, но у  вас есть  зонтики и крыши. А мы промокли до последнего листика, прячемся под тучей. А она – дырявая и из нее льет дождь!»

Далее »

Мириам Свердлов | В Германии

Германия… Каждый имеет на этот счёт своё мнение. Конечно, мы не можем забыть. Мы – послевоенное поколение, выросшее на рассказах родителей, старых, чудом уцелевших фотографий, фильмов о войне. Наши потомки, скорее всего, к тем событиям уже будут относиться всё с большим безразличием и меньшим интересом. Думаю, что это неизбежно.

Далее »

Дмитрий Раскин | Жизнь и смерть Петра Николаевича Луковкина

Жизнь и смерть Петра Николаевича Луковкина Рассказ Профессор Луковкин накануне своего шестидесятилетия испытывал чувства… собственно, те же самые, что и всегда – ему недодали. Недооценили его уникальный вклад. Только в преддверии юбилея чувства эти стали куда как драматичнее. Он, бессменный руководитель кафедры, доктор, профессор, заслуженный работник высшей школы РФ, автор …

Далее »

Яков Фрейдин | Без Базара!

Расскажу-ка я вам про своего знакомого и в некотором роде даже наставника — он как-то обучил меня некоторым трюкам масляной живописи. По профессии он был художник и звали его Леон, вернее так звали его сначала, а потом... Однако, не будем забегать вперёд; всё по порядку. В своё время он набирался знаний и шлифовал технику живописи в художественном училище им. Серова, которое в их кругу язвительно называлось «Серóвней». Такая издёвка была совершенно справедлива потому, что назвали это замечательное училище не в честь прекрасного художника 19-го века Валентина Серова, написавшего «Девочку с персиками», а в память его однофамильца — советского художника-функционера Владимира Серова, сделавшего карьеру на изображениях Ленина, причём без всяких там персиков.

Далее »

Юлия Тимур | О котах, лошадях и осликах

Часто с сыном стали читать рассказы о кошках. Это вовсе не удивительно, если в доме есть кот. Очень мне нравился в детстве рассказ А.И.Куприна "Ю-ю". В нём как раз шла речь о замечательной кошке писателя. Написано увлекательно, как и все рассказы Куприна, читается легко и с интересом. Но в рассказе есть ещё и эпизоды, в которых писатель коротко рассказывает о других животных.

Далее »

Анна Нисневич | ПКИИН

В Ханаанских горах, за пределами современной европейской цивилизации находится поселок Пкиин, населенный в основном друзами, христианами и мусульманами, но имеющий богатую еврейскую историю. Относительно связей с цивилизацией - одна гидовская история. Однажды вечером я шла по Пкиину с туристами из Санкт-Петербурга. Естественно, о чем-то говорили - конечно, по-русски. На одном из крутых виражей с нами поравнялась религиозная друзская женщина. Мимоходом она поинтересовалась, откуда мы. Услышав, что из Питера, остановилась, поставила сумки и выдала монолог, поразивший мое воображение: «Я была в Петербурге этим летом, больше всего мне понравился Петергоф и Эрмитаж, но Пушкин и Русский музей тоже интересны». Поправив платок, она взяла сумки и отправилась дальше по своим делам, оставив меня в полном замешательстве. Я не предполагала, что религиозные друзские женщины могут быть настолько продвинуты в знании достопримечательностей бывшей российской столицы. Но мой рассказ о Пкиине я хочу начать с его еврейской истории. Когда на этом месте появились первые евреи, известно только Творцу, но это точно произошло более двух тысяч лет назад. Там, где евреи, там и синагога.

Далее »

Григорий Хубулава | От «Мёртвых душ» – к свету

Давно порывался написать об архетипических символах гоголевских «Мёртвых душ». Дмитрий Львович Быков в одной из лекций назвал поэму Гоголя «русской Одиссеей», где Манилов, по его мнению, соответствует сиренам, Ноздрёв – Эолу и Полифему, а Коробочка и Плюшкин – Сцилле и Харибде. Быков доказывал свою теорию, напоминая о том, что время создания «Мёртвых душ» совпадает со временем работы Гнедича над переводом Гомера и поэтому поэма Гоголя, якобы, могла быть высокой пародией на свою античную сестру.

Далее »