Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ПРОЗА (страница 2)

ПРОЗА

Артур Кангин | Вспомнить всё

Бабушка не то что бы чокнулась, у нее тяжелейшая форма деменции, торможение сознания. Ночью встает с постели и начинает наводить порядки. Например, туфли, облепленные осенней грязью, ставит в сервант, рядом с хрустальной посудой. Окурки из пепельницы пересыпает в фужер для шампанского, а фужер воздвигает в книжном шкафу возле сумасшедших сочинений Ф.М. Достоевского.

Далее »

Юрий Фридман-Сарид | Байки о жизни

Первый в жизни урок мужской солидарности я получил, кажется, в возрасте лет четырех. Уже и не упомню, куда и откуда был я влеком взвинченной и раздраженной моей матушкой и в чем именно выражалось мое непослушание, но только было мне сообщено, что, если я немедленно не начну слушаться и делать то, что велит мама – меня сейчас же отдадут во-он тому дяденьке-милиционеру. Дяденька-милиционер, в дореформенной еще темно-синей форме, действительно внушительных габаритов, удачно нарисовался рядом.

Далее »

Георгий Кулишкин | Зов предков

Дело было с Гришей по прозванию Распутин. Баламут из баламутов, всю жизнь он заведовал. Чем – не имело значения. Выгоняли из обувной – принимал галантерейную, выгоняли из галантерейной – парикмахерскую принимал. А священный долг Распутин отдавал в секретной, за семью проволоками, базе Морфлота. Заведовал и там. Столовой. Нет, не какой-нибудь полевой кухней. Кормил всю базу, тысяч двенадцать ртов. Излишков имел продуктовых – впору эшелонами вывозить. Но куда? На сотни вёрст вкруговую – ни живой души.

Далее »

Шуля Примак | Запоздалая Валентинка

Шуля Примак

Они перманентно находились в стадии расставания. Марк и Лия, друзья-любовники-соперники. Была в их связи какая-то системная ошибка, не позволяющая ни быть вместе, ни расстаться навсегда. Связь выглядела так, словно их соединяла невидимая мощная пружина. Если они слишком сближались, их отшвыривало друг от друга.

Далее »

Виктор Вайнерман | Страшные сны Сидорова

Первый сон не прошёл бесследно. Сидоров стал бояться приближения ночи. Если предоставлялась возможность подремать днём – он засыпал в любом положении и в любом месте. Бодрствование теперь всегда наполнялось размышлениями. Увиденное во сне непостижимым образом стало внутренним опытом Сидорова.

Далее »

Юлия Тимур | “Баба Зоя, или коммунальный рай у моря”

На отдыхе все люди как люди: отдыхают. А меня накрывают с головой волны воспоминаний, невольных ассоциаций, чередующиеся с периодами полной душевной релаксации — кратковременной ремиссией с последующим, вызванным похожестью ситуации, приступом тревоги.

Далее »

Яна Вайсман | Предпраздничное

Бабушка моя считала любую декорацию излишеством, а излишнюю декорацию - пошло-стью. У нее все было пошло: челка - пошлость (серый камень, так она ее презрительно назы-вала), заколка с божьей коровкой - пошлость, жвачка - пошлость (жвачное животное), ходить по подружкам - пошло (как колобковая корова), кружева - пошлость (дочка камеристки), ново-годние костюмы - "тушки-матушки в жопе колотушки", вот так...

Далее »

Олег Рябов | Диво

Бабушка ломала хрящеватые уши капусты своими большими руками. Руки её были перевязаны узлами сухожилий и вздутых вен, а скрюченные фаланги пальцев, были похожи больше всего на корни старых мудрых деревьев, которых мало уже остаётся в наших лесах. Ногти на руках у бабушки были под стать: крупные, толстые, твердые; когда она стучала Пашку пальцем по лбу за какую-нибудь провинность, это было чувствительно.

Далее »