Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ПРОЗА (страница 4)

ПРОЗА

Эмилия ПЕСОЧИНА | Яблоки за облаками

Бабушка... Я бы тебя сегодня поздравляла с днем рождения... А вместо этого нынче вспоминаю, поминаю... Я могла бы бесконечно рассказывать  о твоем тихом подвиге... Нет, не материнства... Это был   скромный повседневный подвиг бабушкинства... Ты просто отдала нам всё, что у тебя  было... А у тебя, кроме тебя самой, больше ничего не было...  И ты была безраздельно нашей бабушкой... И ничего не требовала, и ничего не ждала взамен... Тебя нарекли в честь преподобномученицы Евдокии Римляныни... В народе этот день называют «теплой Евдокии»... Ты и стала для нас теплой Евдокией,  бабушкой Дусей...

Далее »

Александр ЗАВЬЯЛОВ | Поднимите мне занавес

Никогда не писал критических статей, но, извините, не могу удержаться. Хочу рассказать об одном странном спектакле, который поставили в нашем Драматическом театре. Спектакль называется «Шинель на шелковой подкладке», по мотивам повести Н.В.Гоголя «Шинель». Признаюсь, я очень люблю Николая Васильевича. И когда узнал о премьере инсценировки «Шинели», очень даже обрадовался. Спектакль меня так поразил, что я просто не в силах молчать. Есть и ещё одна причина, почему я взялся за перо. В тот вечер со мной произошёл совершенно странный случай, который до сих пор объяснить не могу.

Далее »

Исай ШПИЦЕР | Его величество Случай

Не ошибусь, если скажу, что в 50-80-е годы на советской эстраде звездой №1 был Аркадий Райкин. Он пользовался огромной популярностью в стране и известностью за рубежом. Как же сам Райкин относился к своей популярности?

Далее »

Ирина ЗАБЕЛЫШЕНСКАЯ | Лекарство от страха

 Неясная тень метнулась к подводной пещере, и будто втянулась внутрь, надёжно скрылась в темноте. Несколько минут в пещере не было никакого движения. Тишину не нарушали ничто и никто. Но вдруг пронзительный вопль раздался под сводами:

Далее »

Феруза ИБРАЕВА | Рождественский подарок

Не люблю предпраздничную суету. На кухне не протолкнуться, что-то жарится, парится, шкворчит. Несмотря на выходной, не оставляют в покое: «вынеси мусор», «сходи за майонезом», самое нежелательное – «нарежь лук». А пальчики медика, между прочим, должны быть безупречными, то есть чистыми, теплыми и ничем не пахнущими. Когда узнал, что бригада, к которой я прикреплён на время практики, дежурит в Рождество, обрадовался. Быть на подхвате в кухне не получится по уважительной причине, зато вернусь аккурат к праздничной трапезе.

Далее »

Евсей КАЦ | Шницель

Никому не удавалось достоверно описать детство, ни свое, ни чужое. Случись чудо, и ребенок смог бы прочесть о себе, написанное им самим уже взрослым или даже написанное каким-то известным писателем, то он бы сильно удивился и закричал: «Я не такой простак, каким меня изображают, я так не разговариваю, у меня совсем нет таких мыслей, я такого никогда не делал. Вы даже представить себе не можете, что твориться в моей душе, какие запутанные, тяжелые конфликты возникают в ней».

Далее »

Сергей ЗАМОЗ | Кувшин и путник

В гостиной кувшин оказался случайно. Прежний хозяин любил угощать из него виноградным суслом почётных гостей — настолько превосходно обозначал сосуд ароматы муската. Но со временем его стали держать на кухне или во дворе, чтобы угостить вином менее значимых визитёров. Безжалостное время коснулось керамических стен, покрыв их паутиной трещин. Изогнутую ручку уродовал скол, а пузатое туловище обезображивали въевшиеся винные пятна. Новые хозяева будто стеснялись его невзрачности и кособокости, но почему-то не выкидывали. То ли не позволяла скупость, то ли он действительно был удобен в использовании, но верой и правдой старый сосуд прослужил три десятка лет отцу и перешёл к наследнику-сыну. 

Далее »