Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ПРОЗА / Марина ПАЛЕЙ | Аквитания

Марина ПАЛЕЙ | Аквитания

Марина Палей — голландская писательница еврейского происхождения; пишу на русском языке. Родилась в Ленинграде в 1955-м, окончила там Государственную медицинскую академию им. И. И. Мечникова, работала врачом. В 1991-м окончила с отличием Литературный институт в Москве. Эмигрировала из России в 1995-м году, жила в США и многих странах Европы. С 2002-года являюсь подданной  Королевства Нидерландов. 

Печатаюсь с 1987 года: прозаик, критик, сценарист, поэт, переводчик. Издала: пятнадцать книг прозы на русском языке, пять книг поэзии, одну книгу драматургии, тринадцать книг прозы на иностранных языках. Шорт-листы премий: роман «Ланч» — Букер-Smirnoff (2000), повесть «Хутор» — премия им. И. П. Белкина (2005), роман «Клеменс» — Большая книга (2006), повесть «Рая & Аад» — премия им. И. П. Белкина (2009). Лауреат: роман «Хор» — Русская премия (2011). Член Союза писателей и переводчиков Нидерландов.

Летом 2023-го, когда война России против Украины была уже в разгаре, я написала сценарий полнометражного (возможно, двухсерийного) фильма с названием «АКВИТАНИЯ».

Меня попросил об этом сценарии беженец из Киева. В одночасье его семья распалась на три страны, два континента. Это был киевский режиссёр Владимир Харченко-Куликовский.

И вот он подал мне идею о новом Вишнёвом Саде. Я пишу это словосочетание без кавычек, потому что Чехов тут ни при чём. Идея о Саде (о Жизни как таковой, какая противоборствует со Смертью) является, по сути, самой общей.

Упомянутый режиссёр высказал три пожелания:

  1. Пускай Леонид Гаев и Любовь Раневская будут украинцами, какие долгое время жили в России. (Как это, кстати сказать, случилось и с самим режиссёром.)
  1. Пускай Леонид Гаев воссоздаст — за границей — тот самый дом детства и тот самый Вишнёвый Сад, какой был у него с сестрой в Украине. (Из указанной «заграницы» я сделала некую страну, Аквитанию.)
  1. Главное: пускай Вишнёвый Сад постигнет иная судьба, нежели та, что обрисовал классик.

И я эти условия выполнила. Мне показалась интересной глобальная идея — выкорчевать Вишнёвый Сад из постылой российской почвы!

Текст идёт на двух языках: русском и украинском. Лопахин у меня совсем другой — он обжигающе молодой, красивый,

эротически обольстительный, он тоже беженец. Вот он-то, Богдан Лопахин, и говорит на украинском со своей семьёй, где есть дед-чаклун (колдун).

В заключение скажу, что этот сценарий, очень лирический, трагикомичный, написан в разных стилях: есть реализм, гротеск, сюрреализм, постмодернизм. Он не был рассчитан на немедленное кинопроизводство, потому что — какое там производство у режиссёра, лишённого крова, семьи, источников существования, вырванного из родной почвы. Просто таков был наш способ общения, наши разговоры о литературе и кино.

…Особенно рельефными вышли, по-моему, фигуры Фирса и Шарлотты. Оба они мне очень близки. Их диалоги высекают у меня огненные слёзы. Надеюсь, высекут таковые и у читателя.

© Марина Палей (ימית פאליי)

Maassluis, Nederland, april 2024

АКВИТАНИЯ

(сценарий полнометражного фильма) 

Действующие лица:

Раневская Любовь Андреевна, 40 лет.

Гаев Леонид Андреевич, её брат, владелец имения в Аквитании, 52 года.

Аня, её дочь, 17 лет.

Шарлотта, бывшая сокурсница Раневской, клоунесса, 40 лет.

Дуся Епиходова, по прозвищу «двадцать два несчастья», соседка Гаева и его помощница по хозяйству, около 50 лет.

Фирс, слуга Гаева, лилипут неопределённого возраста.

Доктор, беженец из Украины, 50 лет.

Богдан Лопахин, беженец из Украины, 27 лет.

Маричка, его сестра, 13 лет.

Их дед, мольфар, 90 лет.

Первое Значительное лицо с женой.

Второе Значительное лицо с женой.

А также:

Массовка аэропорта.

Первый российский пограничник.

Второй российский пограничник.

Продавец на рынке, его помощник, люди на рынке.

Рабочие коммунального хозяйства. 

МАЙ

1

РАСКРЫТИЕ ЦВЕТКА

Микросъёмка: медленное, максимально медленное раскрытие цветочной почки… Сначала даже непонятно, что это перед нами на экране! Настоящая интрига! А это, по сути, узловая деталь в механизмах жизни. (Когда становится понятно, о чём идёт речь, съёмка может ускориться.) И вот перед нами — белоснежный цветок вишни. Титры: АКВИТАНИЯ.

2

ГРАНИЦА

Санкт-Петербург. Международный Аэропорт Пулково-2. Чёрно-белая съёмка под «документалку».

Первый пограничник. Женщина! Вы, вы! Что у нас на голове, женщина? Что вывозим?

Женщина. Где?

Первый пограничник.  На голове. Что мы вывозим из страны? Пытаемся вывезти?

Женщина. Это?

Первый пограничник. Кладём сюда. Сняли и положили сюда!

(Скороговоркой.) Серебро, золото, драгметаллы — по заполнении госформуляра Российской Федерации, обращаемся за семьдесят два часа, получаем разрешение, платим госпошлину.

Девушка. Это из бабушкиной ложки сделано…

Второй пограничник. Не волнует, из ложки, из хуёжки. Пошлину платили? Разрешение есть?

Женщина (устало). Сколько?

Первый пограничник. Вот формуляр, заполняем. Сумма указана. Плюс — сто евро за срочность оформления. Не задерживаем очередь!

Женщина (устало). Аня, у тебя есть?

Девушка. Мама, сколько?

Женщина. Анечка, посмотри, ох.

Девушка (Первому пограничнику).  Так. Полсуммы кэшем, а полсуммы… (Роется в сумочке.)  Вот (Отдаёт тонкие кожаные перчатки). Новые. Миланские, дорогие.

Второй пограничник (разглядывая формуляр). А подпись кто — Пушкин ставить будет? Разборчиво, гражданка.

Женщина быстро подписывает. 

Второй пограничник. Чё? «Невская»? (Первому.) Тут в ИзраИль отваливали… все — Невские. Все. Поголовно.

Женщина. Ра-невская. Я — украинка.

Второй пограничник (ухмылка). Ой… И чё тока на Украине не бывает!

Женщина. В Украине.

3

ЗАЛ ОТЛЁТА

На скамье.

Аня. Мама, вот, положи под язык.

Раневская. Нехорошо мне что-то, Анечка…

Аня. Я и говорю: положи под язык. И вот сюда голову, сюда. (Подставляет плечо, гладит маму по голове.)

Раневская (полузакрытые глаза, полусонно, под языком — таблетка). Анечка, а где Шарлотта?.. Куда делась Шартлотта?.. Она же с нами была…

Аня (продолжая гладить мамину голову; словно поёт колыбельную). Шарлотта улетеееела… На воздушном шаааааре…

Раневская. На шаре? А, ну да.

4

ДОКТОР У ЛОПАХИНЫХ 

Сельский дом. День.

Тревожные глаза Богдана. Доктор, с фонендоскопом в ушах, сидит над больным Лица больного не видно. Доктор внимательно слушает хрипы лежащего. Вынимает из ушей фонендоскоп, внимательно слушает ухом.

5

РАЗГОВОР О СУШЁНОЙ ВИШНЕ

Пару минут спустя, там же. Темноватый коридор сельского дома. Много нераспакованных вещей: мешки, коробки… Затем — кухонька. Богдан, Доктор и Маричка пьют чай.

Богдан (тихо). Докторе, скільки йому залишається?

Доктор. Ну… что вы хотите? Девяносто годочков… Правда, сердце, надо сказать, работает, как часы…

Богдан.  Але що робити, докторе? Адже не сидіть і не чекайте! Що робити, докторе?

Доктор.  Ну, придерживайтесь моих прошлых предписаний. И — знаете что? Сушёная вишня очень хороша будет вашему дедушке. Очень хороша! Заваривать, как чай. Чем больше, тем лучше. Вы не против? (Достаёт из внутреннего кармана пиджака охотничью фляжку, отпивает.) Антоцианы! В сушёной вишне содержатся антоцианы! (Торжественно.) При выраженных воспалениях, при мышечных и суставных болях они значительно уменьшают чувствительность.

Богдан.  А де ж ту сушену вишню брати, пане?

Из комнаты раздаётся кашель…

Доктор.  В аптеке-то, к сожалению, нет… Может, на рынке? Не производят здесь в промышленных количествах, увы…

Богдан.  У нас вдома було багато вишневих садів. У нас було вдосталь всього. (Пауза.) Вдома. Всё було, всё. (Пауза.)  Вдома.

Затяжной кашель из комнаты. 

Маричка (показывает на стену). Ось подивіться, пане лікарю…

Большое чёрно-белое фото, скотчем прилепленное к стене. Дом и сад. 

Доктор. А знаете что? А вот у Леонида Андреича Гаева спросите. Помогаем друг другу по мере сил… Сошлитесь на меня… (Выходя на крыльцо, показывает рукой.) Живёт он  — вон там, через речку, с той стороны холма.

6

ПРИБЫТИЕ ШАРЛОТТЫ В АКВИТАНИЮ

Синий день мая. Бушуют вишнёвые сады… Бравурная музыка: прибытие  Шарлотты на воздушном шаре. Она приземляется недалеко от сада Леонида Гаева. Никто её не встречает. 

Шарлотта одета в лётный костюм начала прошлого века. Из-под шлема выбиваются рыжие кудри клоунессы.

Шарлотта (разглядывая издали  сад, сильно жестикулируя,  с демонстративным сарказмом):  Gott, was für eine Schönheit, mein geschätztes ehrwürdiges Publikum! Was für eine Schönheit! Was für eine Schönheit! (С сильным немецким акцентом.) Какие прекрасные деревья, моя любимая мама! (Делает сальто). Какие прекрасные деревья, мой уважаемый отец! (Сальто.) Так и тянет повеситься! (Хохочет.) 

7

БОГДАН ЛОПАХИН ВИДИТ САД ЛЕОНИДА ГАЕВА

Ясная погода, утро, день или сумерки: важно лишь то, что очень красиво вокруг.  Богдан медленно переплывает речку. Берега у неё неровные, каменистые, с обрывами. Выходит на берег, привязывает лодку. Идёт вдоль холма, заворачивает за склон  — и перед ним распахивается цветущий вишнёвый сад. Судя по реакции Богдана, этот сад даже превосходит его ожидания. Богдан, в благоговении, останавливается и крестится. Стоит так долго.

Затем он робко входит в сад, но не решается взойти на главное крыльцо. Подходит к дощатому, обшарпанному (на первый взгляд, нежилому) флигелю. Крыша его поросла мхом…

Богдан (себе, заворожённо). Божечки…

Сначала Богдану кажется, что за окном, в комнате, никого нет. Богдан кладёт голову на руку, какая опирается на стекло. Вид, как у Криса Кельвина, в финале «Соляриса». Вообще всё это видение Сада, с самого начала, — некоторый оммаж этому финалу.

8

ФЛИГЕЛЬ ШАРЛОТТЫ

Богдан видит полуразвалившуюся печь, какая используется, как шкаф. В её глубине — корешки фолиантов, подсвечник, глобус без ножки, кошка. Возле печи стоит цирковой велосипед с одним громадным колесом… Пол неровен, отчасти горбат, покрыт грубыми попонами. Потолок весь тёмный: пыль вперемешку с копотью. Но он по-своему украшен: на нём выведены астрологические знаки.

Голос (каркает). Was willst du hier, guter junger Mann?

Богдан вздрагивает. Наконец видит рыжую всклоченную женщину в гриме клоуна: белое лицо, чёрные ресницы, чёрные слёзы.  В тёмном углу комнаты она стоит на пирамиде из стульев и табуреток; всё это взгромождено на хлипкий стол. Стирая пальцем пыль и копоть,  она выводит на потолке астрологические знаки. Это, конечно, Шарлотта. 

Шарлотта (каркая с немецким акцентом). Вход в дом, прекрасный молодой человек, — через крыльцо!

Богдан послушно уходит. Шарлотта спрыгивает с пирамиды, подходит к окну, смотрит ему вслед.

9

ВХОД В ДОМ ЛЕОНИДА ГАЕВА

Крупный план: медное кольцо свисает из пасти льва. Богдан стучит кольцом. Шагов не слышно, но массивная дверь открывается. За дверью — никого. Сумрак длинного коридора.

Странный голос. Молодой человек, я к вашим услугам.

У своих ног Богдан видит лилипута. Он одет в лакейскую ливрею. Это Фирс.

Богдан. Я… Добридень! Моє прізвище Лопахін, я ваш сусід (показывает рукой) через річку… Лікар мені сказав, що Леонід Андрійович сушить вишню… Я купив би… продасте?

Фирс (насмешливо). Йа-йа! Натурлихь! Леонид Андреевич! Сушит вишню!

Раневская (голос из комнаты). Фирс, кто там?

Фирс. Пришли за сушёной вишней, Любовь Андреевна.

В проёме коридора появляется Раневская. Воздух словно электризуется. Богдан смотрит поражённо. 

Раневская (Фирсу). А! Ну, ты знаешь, где и что. (Уходит.) 

10

КОНВЕРТ В ТРАВЕ 

С литровой банкой, полной сушёной вишни, Богдан направляется к калитке. Взгляд его падает на что-то белеющее в траве возле забора. Он наклоняется… Это конверт. Богдан смотрит на почтовый ящик калитки: тот переполнен пёстрыми бумагами — реклама, реклама. Некоторое время Богдан стоит в нерешительности. Затем, с конвертом в руке, возвращается к крыльцу.

11

ЩЕЛЬ ПОД ДВЕРЬЮ

Со стороны сумрачного коридора мы видим, как в щель под дверью осторожно вползает белый казенный конверт. Некоторое время он лежит неподвижно. Затем слышны маленькие, словно детские, шажки. Они приближаются и стихают. Маленькая детская ручка, наверное, Фирса, поднимает его.

12

ИЗВЕСТИЕ 

Фирс натягивает белые перчатки, кладёт конверт на серебряный поднос. Входит в кабинет Гаева. Там, к столу Гаева, приставлена потёртая деревянная лесенка. Фирс торжественно поднимается по лесенке и протягивает поднос. 

Гаев (отрываясь от развлекухи на лаптопе). Что там? Открой.

Фирс берёт костяной нож со стола и вскрывает конверт. Протягивает бумагу. Там много красных строк.

Гаев (раздражённо). Ты же знаешь, я на местном не понимаю. Транслейт ит, плииз.

Фирс (вчитыватется). Это третье напоминание.

Гаев. О чём?

Фирс. О неуплате налогов.

Входит Раневская.

Гаев. Каких, твою мать, налогов?! Почему третье?!

Фирс. Третье и последнее.

Гаев. Какого чёрта?! Твою же мать!!

Раневская. Подожди, Лёнечка, не надо нервничать, тебе вредно для сердца. (Фирсу.) А где первые два?

Гаев. Я тоже не понимаю, где первые два! Ты, сукин сын, полгода изволил валяться в больнице, а я на местном не понимаю! (Пинает ногой корзину для мусора. Бумаги рассыпаются по кабинету.)

Раневская. Лёня, не надо, это вредно для твоего сердца! (Фирсу.) А сколько надо уплатить?

Фирс. Шесть нолей. Местной валюты.

Гаев. Шесть?! (Берёт бумагу, считает пальцем.) Не шесть, а пять, болван!! Откуда эти ноли?!

Фирс. Налоги, плюс штраф, плюс административные счета.

Гаев. Без паники!! Если в евро, то вообще четыре ноля!! Всего четыре!! Но у меня и сорока евро сейчас нет! Что вы все от меня хотите?! У меня голова от вас всех болит!!

Фирс. Там сказано, что если до двадцать пятого августа мы не уплатим…

Гаев. То — что?

Раневская.  Лёня, не нервничай! Сегодня всего двадцать седьмое мая…

Фирс (повторяет). если до двадцать пятого августа мы не уплатим…то тридцать первого августа сад будет вырублен в пользу городского коммунального хозяйства. Здесь будет футбольное поле.

Раневская. А дом, дом?!

Фирс. О доме не сказано.

Пауза. 

Гаев. Подождите… Я купил этот сад… я ради вас… ради тебя, Люба… ради тебя, недоносок… Я уехал из Украины в столицу этих зверей… подличал, унижался… но я заработал эти деньги… а вам… тебе, Люба, всё равно… у тебя гроша за душой нет… любовники, прихлебалы, шуты гороховые…

Входит Шарлотта.

Шарлотта. Люба, ты кричала?

Раневская. Сад хотят вырубить…

Шарлотта (думает). Сад? Прямо так-таки вырубить? На дрова?

Гаев. Шлюхи! подите вон, шлюхи! (Не целясь, швыряет подсвечник.) 

ИЮНЬ 

1

ВТОРОЙ ВИЗИТ ДОКТОРА. МОЛЬФАР

Маленький дом Богдана Лопахина. Любое время дня.

Доктор. Ну что? Я доволен. Хрипов гораздо меньше. Гораздо! Сушёная вишня помогает.

Богдан. Так… Але не тільки… У ньому сильний дух…

Из комнаты Деда — странные звуки. 

Доктор. Что это? Что-то такое… знакомое…

Маричка. То дримба. Він був мольфар… Він і є мольфар… Тільки ослаб… Знаєте, хто такий мольфар?

Из комнаты — кашель. Затем — снова звуки дрымбы. 

Доктор. Мольфар… (С улыбкой.) Це чаклун, знахар…  Колдун… Отчего же не знать? Отец был военный… В Карпатах жили тоже…

Богдан. Але ось його відірвали від рідної землі, сила стала спадати…

Маричка. Мольфари, якщо вони на рідній землі, живуть понад сто років…

Доктор. Вишню сушёную продолжайте… 

2

ЗВОНОК ГАЕВА СЫНУ В США

День. Гаев в своём кабинете. Берёт мобильный, нажимает кнопку. 

Гаев. Good afternoon, sir. May I talk to Mr Victor Gaev, please? (Пытается улыбнуться, суетливо.) I’m his dad, you know…

Маленькая пауза.

O kay. I can wait.

Кладёт телефон на стол перед собой. Ломает карандаш.

3

ФИРС В ВЕТВЯХ

То же день, тот же час. Сад. К развилке ветвей одного из деревьев ведёт деревянная лестница. Фирс сидит в  развилке цветущей вишни.  Это его кабинет. Нажимает кнопку мобильного. 

Фирс. Здравствуйте, это Фирс говорит, от Леонида Андреевича Гаева. Я звонил вам вчера, помните? (Маленькая пауза.) И позавчера, да. (Маленькая пауза.) Ну, послушайте, что такое для вас пятьдесят евро? Это же меньше, чем вы в кафе потратите…

Понятно, что на том конце повесили трубку. (Во время разговора камера, постепенно, объезжает вишню.) Съёмка с разных точек. Фирс нажимает кнопку.

Здравствуйте, это от господина Гаева, а можно ли господина Какаракиса? (Маленькая пауза.) Его уже неделю нет, с ним всё ли в порядке? (Морщится.)

Колотит себя кулачком по бедру. На том конце вешают трубку. Короткие гудки. Нажимает кнопку. Длинные гудки.

Анжелика Ивановна, это Фирс… Помните, что вы у нас одалживали пятьдесят евро? (Принимает бесстрастное выражение.)

На том конце вешают трубку. Короткие гудки. Нажимает кнопку. Длинные гудки.

Николай Павлович, здравствуйте. (Пауза.)  Ну что такое для вас пятьдесят евро? Нет, я не считаю деньги в чужом кармане… Я только хотел бы…

На том конце вешают трубку. Короткие гудки. Нажимает кнопку. Длинные гудки.

Здравствуйте, это Фирс говорит, от Леонида Андреевича Гаева.

На том конце вешают трубку. Короткие гудки. Нажимает кнопку. Длинные гудки.

Здравствуйте, это Фирс говорит, от Леонида Андреевича Гаева.

На том конце вешают трубку. Короткие гудки. Нажимает кнопку. Длинные гудки.

Здравствуйте, это Фирс говорит…

Камера медленно отъезжает… Прекрасный Вишнёвый Сад.

4

ГАЕВ И ДУСЯ ЕПИХОДОВА  

Тот же час того же дня. На крыльцо дома, как ошпаренный, выскакивает Гаев. В лице — выражение горя и ярости, в глазах — слёзы. Хватаясь за сердце, садится на ступеньку… В бешенстве сжимает кулаки…

Гаев. Ссссукин ссссын… Ну ссссукин же ссссын… (Подавленно роняет голову.)

За сеткой  рабицы возникает женщина, пятьдесят плюс, полноватая, в выцветшем ситцевом платье, какое обтягивает её и полнит, на голове — панамка. Это Дуся Епиходова. 

Дуся Епиходова.  Леонид Андреич! Леонид Андреич! Слухайте, вы ж мне тот фен в прошлом месяце подарили, а я сегодня взяла, а он — капут, смотрю, а там проводок весь погрызен, так он же, Персик, мне ещё сегодня и кровать обоссал, да! и диван обоссал, и в сумку залез, может, у него цистит какой или территорию метит, я ж не знаю, так он в сумке моей, всё обоссал, и паспорт, и книжку мою пенсионную, и карточку на банкомат, пошла деньги снять, а каточка-то капут, моча у Персика, наверно, нездоровая, едкая, цистит или территорию метит! А бельё-то обоссанное теперь надо стирать, в пять загрузок стирать, а стиралку заклинило, не крутится, а скачет! скачет и скачет! скачет и скачет!

5

БОГДАН СНОВА ПЕРЕПЛЫВАЕТ РЕКУ

Утро ясного дня. Все красоты летней слоистой воды… Кувшинки, осока, скрип уключин... Богдан кладёт вёсла в лодку, закуривает. Нервничает.

6

ЧУДО ЦВЕТЕНИЯ 

Утро того же дня. На крыльцо выходит Раневская. Она одета нарядно (верх и низ белого платья — в старомодных рюшах), причёска приподнята; несмотря на утро, бросается в глаза тяжёлый вечерний макияж. Любуется Вишнёвым Садом, готовится сфотографировать его.

Из-за угла дома появляется Фирс и деловито направляется в Сад. В руке у него — мобильный телефон.

Раневская (Фирсу, держа телефон у глаз). Странно… Середина июня, а сад всё цветёт… Ты заметил, Фирс?

Фирс. Весна нынче была поздней, холодной…

Раневская. Так у других-то цветы давно опали… Только у нас и цветёт… (Делает фотографии телефоном. Щёлк-щёлк.)

Фирс, между тем, направляется в дальний угол Сада, берёт мобильный в зубы, карабкается по лестнице.

7

РАНЕВСКАЯ И ЛЮБОВНИК 

Раневская смотрится в окошечко для селфи. Достаёт из кармана помаду, чуть подводит (и без того накрашенные) губы. Кладёт мобильник в карман, направляется к колодцу. Красиво набирает воду. Переливает из ведра в большую алюминиевую лейку. Направляется к большой круглой клумбе. Включает мобильный.

Раневская. Ты же не спишь, да? Я б тебя не будила — но смотрю, ты на связи… Ты поел? А что ты ел, котик? Молодец… Молодец… Витамины, не забудь витамины… А смотри, я тебе фоточки сада пошлю…(Посылает.)  Красиво? Правда, красиво?

В это время Богдан подходит к калитке, но, увидев Раневскую, не отваживается зайти. Слегка отступает назад, за куст сирени… Ему неприятно, что он невольно подглядывает… Отворачивает лицо в другую сторону, но — не отходит…

…А сейчас я тебе цветочки покажу… Сейчас перезвоню с видео… (Перезванивает.) Смотри, я поливаю цветочки… (Показывает лицо, потом клумбу, снова лицо, снова клумбу.) Правда, красиво?

Мы видим  Богдана через объектив камеры… Щёлк-щёлк… Щёлк-щёлк… Это Шарлотта. Она сидит на крыше своего флигеля, прячась трубой.

…Деньги я тебе вышлю, как только сад продадим. Да продадим, продадим! На чёрта нам этот сад? Обуза одна, да и только. Есть покупатель, есть! Потерпи, потерпи до осени, прошу тебя! (Пауза.) Конечно, мы друзья, а кто же ещё? (Пауза.) Конечно, я тебя люблю. (Пауза.) Конечно, мы говорим друг другу всё, откровенно. (Пауза.) Какая новость? (Пауза.) Влюбился?.. В «человека»?.. (Пауза.) Сколько ей лет?.. (Пауза.) Конечно, деньги  я вышлю… Ты же знаешь, это ничего не меняет… Мы же друзья… Сколько ей лет?..

Лейка, сама по себе льёт воду мимо клумбы.

8

РАНЕВСКАЯ И АНЯ

В комнате Раневской, на старинной кровати с никелевыми шарами, лежит она, лицом к стене, в одежде, всё тело сотрясается от рыданий. Вбегает Аня. 

Аня. Мама, мамочка…. (Садится на кровать, гладит Раневскую по плечу.) Мамочка моя… Не плачь, мамочка, умоляю тебя… Мы же договорились, что ты не будешь ему звонить… Ты же мне обещала… Дядя так постарался для нас… Он же это всё для нас строил…и для Вити… Даже если сад пропадёт, дом-то останется… Дом-то останется! И мы будем здесь жить… в сто раз лучше, чем в Петербурге…

Рыдания усиливаются.

Мамочка, он же ногтя твоего не стоит… У него же каждый день новая (передразнивая) «мо-дель»! Мамочка, ты же красавица! Умница! Почему ты так…

Раневская резко поворачивается. Её лицо распухло, оно страшно изуродовано плачем и подтёками косметики. Подушка грязная от чёрной туши и розовой помады. 

Раневская. Да что ты понимаешь?! Он — талант, ему нужно вдохновение! А что могу ему дать я, что? Ну, купила ему живопырку, разве это квартира?! Ему же настоящая квартира нужна, и мастерская нужна, и аудиостудия! И дача настоящая нужна, а не эта собачья конура…

Аня. Мамочка, но ты и так… ты же сдала нашу квартиру, чтобы ему было на еду…

Раневская (не слушая). И что теперь будет?! Я ехала сюда — продать этот сад к чёртовой матери… И, кстати, посмотри, это же порченый какой-то сад… Порченый! Порченый! Середина июня, а он цветёт… И что теперь будет?!  Да мы же еле-еле на билеты наскребли… Хорошо, хоть Шарлотта кормит… А этот ублюдок запустил все дела так, что здесь теперь будет… футбольное поле! (С бессильной яростью.) Выродок… выродок…

Аня.  Мамочка…

Раневская (вскакивает, мечется по комнате). Что — «мамочка»?! Что — «мамочка»?! Заткнись! Ты бездарь, ты полная бездарь, вот и не понимаешь, почему человеку нужно вдохновение! И уродка ещё, кстати сказать! Вся в отца! Посмотри на себя! Ты же уродка! Ты же уродка!  На таких не женятся!

Аня.  Мамочка…

Раневская. Отстань, у меня от тебя мигрень! (Кричит в сторону двери,) Шарлотта!!! Шарлотта!!! 

9

ФОКУСЫ ШАРЛОТТЫ

На рыночной площади Шарлота, одетая во что-то облегающее, с блёстками, проделывает акробатические номера. Время от времени она подходит к кому-нибудь из стайки ротозеев — и достаёт из его уха, скажем, его же наручные часы. И так далее. 

10

ВХОД К ДОКТОРУ

Сад Доктора. Это лопухи и крапива. Вокруг — чисто поле, забора нет. Напротив входа в дом (он вход на веранду: главный вход забит крест-накрест) высятся два колышка; между ними, петелькой на крючке, висит тонкий канат. Такова условная калитка. Гаев, усмехнувшись, снимает конец каната, дисциплинированно проходит меж колышками, вешает конец каната на место.

У входа на веранду прилажен импровизированный рукомойник. Это перевёрнутая пластиковая бутыль для питья, литров на пять, наполовину наполненная. Доктор, отвинтив крышечку, производит омовение рук. Тонюсенькая струйка.

Доктор (Гаеву, издали). А, приветствую, Вашество.

11

ШАРЛОТТА И ФИРС 

Шарлотта и Фирс сидят на уютной веранде в доме Гаева. Две стены занимают окна, какие выходят в Вишнёвый Сад. Прекрасный летний день.

Посредине круглого стола — горка мелочи, какую собрала Шарлотта. Оба они, Шарлотта и Фирс, сортируют горку на медяки и «серебро». Затем собирают монетки одной стоимости в столбики… Столбики, столбики… 

Шарлотта. …Когда ко мне пришла сексуальная зрелость — я захотела стать кем-то (подкатывает глаза) вроде Греты Гарбо. А когда пришла зрелость, я решила стать клоуном.

Фирс. Я вас видел по телевизору! Фантастические ощущения, мадам! Если бы счастливый случай, мы бы, возможно, служили в одном и том же цирке!

Шарлотта. Угу: в одном и том же цирке… А почему ты ушёл из цирка?

Фирс. Так мне Леонида Андреича жалко стало. У него же никакой радости в жизни не было: работа, работа. (С гордостью.) Работа у него ответственная была: всегда в костюме, в галстуке, всегда  иностранные гости с ним, всё по-столичному. А придёт бывало один… Сядет в первый ряд, глаза стеклянные… Ну, а я у него вроде кошки. Ему, Шарлотта Ивановна, настоящих-то кошек нельзя: аллергия.

Аккуратно заворачивает столбик в бумажку.

12

БИЛЬЯРД

Веранда в доме Доктора. Холостяцкая запущенность. Из мебели — только бильярдный стол. На узких подоконниках — черепа каких-то мелких животных. В углу — армада пустых алкогольных бутылок. Гаев и  Доктор играют в бильярд.

Гаев. …Ну — как? Да никак.

Доктор. Ну то есть как — никак?

Гаев.  Ну, он сказал, что Америку любит, как свою жену…

Доктор. И что?

Гаев. И на хрена ему этот сад… Тебе-то хорошо: наследников нет, а работа есть. В отличие от меня. Ты-то, брат, людей лечил… и лечишь…

Доктор. Ну да: пейзанам парацетамол рекомендую…

Гаев.  Вот потому и денег у тебя нет, это понятно. А у меня работёнка была, ох, посерьезней: представительствовать. В Украине за это платили тоже хорошо, но (бьёт) в три раза меньше, чем в Маааскве… Представительствовать… Не каждому, брат, дано. Костюмчик правильно носить, галстучек. Ротик делать, когда надо, вот так (кладёт кий, растягивает пальцами рот в якобы «улыбке».)

Доктор (ухмыляется). Ну, ты, брат, не хуже этой, как её… вашей…

Гаев (берёт кий.)  А главное — молчать. (Бьёт по шару.) Молчать! (Бьёт.)  Ну, и лизать жопы. Естесссно. Ну, конечно, не всякому. Конечно, не всякому! Кому скажут.

Доктор. Ну вот: зато сад купил. Сестру приютил с племянницей. И эту, как её… Хоть ненадолго, а всё ж приютил…

Гаев. Ну да… Ну да… Ну да!!.

Яростно, через колено, переламывает кий. 

Доктор (после паузы, с полным хладнокровием). Тебя послушать, так у тебя и радости никакой не было и нет. Брешешь, старый ты кобель. Ну, честно: есть какая-нибудь радость? Ну, хоть какая-нибудь?

Пауза. Гаев думает.

Гаев. Ну, вот постригусь, например… Выйду из парикмахерской… Такое чувство… Ну, вроде бы новый шанс… 

13

ГАЕВ СНОВА ЗВОНИТ В США 

День. Гаев стремительно входит в свой кабинет, обрушивается в кресло, думает. Нажимает кнопку мобильного. Долгие длинные гудки. 

Гаев. Бастард… (В ярости сжимает телефон.)

Раневская (робко заглядывая). Лёнечка… ты позвони ему лучше домой… В офисе же определяют номер автоматически… и сразу блокируют… так мне рассказывали…

В маленьком открытом окне, за спиной Гаева, появляется голова Шарлотты. Она высовывает язык, корчит рожи. Держа возле уха воображаемую трубку, передразнивает Гаева. Раневская тихо показывает: «Перестань! Уходи!» Шарлотта продолжает. 

(Пытаясь отвлечь брата, входит.) Лёня, смотри: Витечка ведь, наверное, работает удалённо, они же все теперь удалённо работают…

Гаев. Что у тебя с лицом? Что ты ходишь, как эта твоя… лахудра? 

Поджав губы, нажимает кнопку. После нескольких длинных гудков раздаётся щелчок и звучит балалайка. 

Автоответчик Виктора Гаева (под балалайку): 

Килька плавает в томате,
Ей в томате хорошо…
Что же ты, ебёна матерь,
Ни копейки не нашёл! 

Крупный план: кривляние Шарлотты. 

14

АНЯ И ФИРС 

Фирс, сидя в ветвях, названивает по телефону. Знакомые реплики: «Это говорит Фирс… Всего пятьдесят евро…» Мимо проходит Аня. Останавливается. 

Аня. Фирс, извините, пожалуйста, что беспокою… Вы работаете…

Фирс. Ничего, милая. У меня как раз перерыв на ланч.

Кладёт мобильный в карман. Достаёт оттуда белоснежную салфетку, повязывает под горлом. Достаёт из другого — орешки фундука, щёлкает их, как белка. 

Аня. Я вот хотела спросить… Как это так: конец июня, а вишня всё цветёт?

Фирс. Вот и твоя мать спрашивала. А я почём знаю? Я что вам, ботаник?

Аня. Ну, вы уже долго здесь живёте… И, смотрите: даже дожди не сбивают цветов! Что это? как это? Никому дела нет!

Фирс.  Ну что, аномальное явление. Не видели, что ли, барышня, аномальных явлений?

Пауза. Щёлкает орешки.

Аня. Так ведь у других такого нет, только в нашем саду.

Фирс.   Ну, местная аномалия. Так сказать, сугубо местная. У нас ведь в доме-то — одни аномалии. Каких у других нет, простигосподи… И ничего, живём… И потом — кто ж его, дерево знает? (С нежностью трогает ствол.) Может, оно себе думает: «А побуду-ка я подольше ребёнком… Тогда обо мне позаботятся лучше…»  Так, барышня? А со взрослым-то — что чичкаться? Обдерут плоды — да и забудут. 

15

ВЛЮБЛЁННАЯ ШАРЛОТТА 

Вечереет. Шарлота, в своём флигеле, смотрит на фотографии Богдана. Затем выходит из флигеля. 

16

ОДЕРЖИМОСТЬ ШАРЛОТТЫ 

Шарлотта сидит на берегу. Спускается ночь. Шарлотта смотрит  издали. через реку, на дом Богдана Лопахина. В этой стене бревенчатого дома — только одно окно. Оно занавешено. Вот она и смотрит на то окно. Одновременно, рукой, проделывает фокусы с монеткой: «продевает» её сквозь пальцы. Начинает накрапывать дождь.

17

ДОЖДЬ. ДОМ ГАЕВА 

Персонажи, каждый в своей комнате, смотрят на окна, за которыми  — дождь. Этот падающая с неба вода — как занавес ко главе об июне…

Раневская. Уже раздетая, лежит в постели. Неотрывно смотрит на окно, заштрихованное дождём. Берёт мобильник, что-то проверяет. Пустые глаза. 

Гаев. Лежит на диване в своём кабинете, где у него устроена спальня. Смотрит на окно. В глазах слёзы. 

Аня. Сидит одетая, у окна. Открывает окно, слушает дождь.

 18

ШАРЛОТТА ПОД ДОЖДЁМ 

Дождь льёт шибче. Постепенно размывает грим. Пряди парика обвисают. 

19

СНОВА: ДОЖДЬ. ДОМ ГАЕВА 

Фирс. Он лежит, почти утопает, посреди пухлых белых подушечек, в маленькой, подвешенной  на  верёвках, белой люльке. Над ней — белый шёлковый полог. К люльке ведёт высокая лесенка. На Фирсе — шёлковая сиреневая пижамка.

Дождь.

ИЮЛЬ

(одни сутки: утро, день, вечер, день и ночь) 

1

ВОЗЛЕ РЫНКА

Рынок: шум, пестрота, многолюдье… 

Раневская. Зайдём, Лёня!

Гаев (слегка морщась). Люба… люди…

Он то и дело приподнимает шляпу. Прохожие не знают его, но, машинально, кивают. 

Раневская. Картошечки бы…

Гаев. Я туда не пойду. И тебе — настоятельно не рекомендую.

Раневская. Ну Лёня!

Гаев. У нас сегодня, Люба, если ты не помнишь, званый обед. Откушаешь хорошо. Правда, без картошечки, извини. Будет кое-что менее плебейское.

Раневская (капризно). А я хочу картошечки.

Гаев. Прихоти у тебя Люба, извини, как у беременной. (Подозрительно взглядывает.) С тебя станется!

Раневская. Ну Лёня…

Гаев. Отправь туда, если тебе приспичило, свою… как её… дебилку свою рыжую…

Раневская. Лёня, она не дебилка! Она стала актрисой! А я…

Гаев. А ты… (Словно себе.) А ты — кормишь любовника. Тоже профессия.

Раневская. Лёнечка, ну не надо! (Тянет его за рукав пиджака к рынку.) Ну Лёнечка!..

Гаев. У меня и мелочи-то с собой нет.

Раневская. У меня — мелочь есть.

Невдалеке, у выхода с рынка, Богдан танцует чечётку. Руки в карманах, двигается словно с ленцой, но именно это придаёт особую красоту танцу. Несколько человек — дети, подростки, пожилые женщины, какие поставили на землю тяжёлые сумки, — внимательно смотрят. Музыки нет. Невдалеке от Богдана лежит, придавленная кирпичом, пластмассовая форма, служившая упаковкой для какого-то технического дивайса. Сейчас туда бросают мелочь. Женщины, судя по всему, знают, что это беженец. Богдан красив. Танец гордости и отчаяния. Женщины кладут даже купюры. Прижимая их кирпичом.

Гаев. Люба, ну куда ты её, картошку? В руках, что ли?

Раневская. А в сумочку. Мне всего три штучки.  (Мечтательно.) В мундирчике, с солью! с постным маслицем!

Гаев. Совсем сбрендила…

2

ВОЗЛЕ ПРИЛАВКА

Прилавок Продавца с яркими деревянными («богородскими») игрушками. Это сувениры-забавы в славянском стиле. Есть и те, что механически приводятся в движение: Мужик и Медведь, Курочки и Петух… 

Раневская. Лёня, посмотри, какая красота! (Продавцу.) Можно? (Показывает, что хочет запустить игрушку.)

Продавец. Можьна, можьна…Всьо можьна! 

Крупные планы приведённых в движенье игрушек. Долгий, подробный план.

Богдан, продолжая танцевать, замечает вдали Раневскую. Танцует злее, отчаянней, глядя при том исподлобья. Она не видит его. 

Раневская (показывая за прилавок). Ой, Лёня! Смотри! Ой, ты помнишь? Лёня! Ты помнишь?

Гаев. Что «помнишь»? Кого?

Она показывает капризно, нетерпеливо. Там стоит серая лошадка в чёрных яблоках: она привинчена к доске с колёсиками. У лошадки — светлый хвост и грива, из пышной пакли. Это большая игрушка, для катания ребёнка. 

Раневская. Ну, Орлика помнишь? Помнишь ведь, Лёня! (Топает ножкой.)

Гаев. Люба, пойдём, неудобно… Пойдём, умоляю…

Раневская. Я покупаю! Я покупаю! Не уйду без него!

Гаев. Да ты… (Озираясь.) А картошка?!

Раневская. Да и бог с ней… (Продавцу.) Сколько?

Продавец, улыбаясь, отвечает на местном языке. Раневская показывает, что не понимает. Мальчишка-помощник пишет цифры на бумажке. 

Раневская. Сейчас… да-да… я сейчас…(Вынимает кошелёк.) А можно частями? Тремя частям? А я заколку в залог отдам… Заколку! Смотрите: чистое серебро…

Вытаскивает заколку, волосы рассыпаются по плечам, мелочь — по земле. Бросается поднимать. 

Гаев. Люба! Люба! (Удаляясь.) Я пошёл, извини… Мне элементарно некогда… У меня голова от вас всех болит!

Богдан, какой уже некоторое время таился за другим прилавком, подскакивает и помогает ей собирать мелочь. 

Богдан (исподлобья, на корточках). Доброго дня, Любов Андріївно… (Пытается улыбаться.) Не звертайте уваги… це у всіх… зі мною сто разів так…

Раневская. Спасибо… Спасибо…

Богдан. Я приходив до вас за сушёною вишнею.

Раневская. А… да?

Богдан. Лопахін. Богдан Лопахін. Ми сусіди через рiчку.

Кладёт мелочь в маленький походный мешок, какой приторочен к седлу лошадки. Раневская  медленно поднимается с корточек. Богдан выкладывает перед Продавцом свои купюры. Это, видимо, даже больше чем надо. Продавец, взглянув на Богдана, быстро прячет деньги. Гаев, в безопасном отдалении, исподтишка наблюдает. Поднимает при этом шляпу, суетливо раскланивается с прохожими.

Богдан. Любов Андріївно, я вас дуже прошу, прийміть. Я від щирого серця, просто по-сусідськи… Так? так? Прийміть невеликий знак уваги, прошу вас дуже. Так?

Раневская  рассеянно кладёт заколку в сумочку. Волосы её полном беспорядке. 

Богдан (даёт деньги и мальчику). Допоможи пані донести.

(Руками объясняет: «Помоги ей донести».)

Мальчик берёт Орлика за уздечку и, слегка громыхая, везёт его за собой. Идёт при этом впереди Раневской. Они нагоняют Гаева в тенистом переулке. 

Гаев (морщась). Что это за цирк?! Объясни мне, ради бога! (В сторону рынка.) Кто это такой, Люба?

3

ВОЗЛЕ ДОМА. ЗА ЗАБОРОМ — ДУСЯ ЕПИХОДОВА 

Дуся Епиходова. А! лошадка! Купили Фирсику лошадку? Хороооошенькая лошадка!

Гаев досадливо морщится, с укором смотрит на Раневскую…

А у меня дверь, тоже деревянная, скрипит и скрипит, целый месяц, прямо по нервам, я вчера смазала, а она скрипит, как вилкой по стеклу, а они говорят, там надо все петли менять, а потом говорят, там вообще дверь надо менять, ну, так меняйте, так они поменяли, что она криво села, я закрыла, а не открывается, ну, они замок тогда тоже поменяли, а дверь-то сама косо сидит, вот я ключ и сломала, а как войти, дверь-то заперта, ну, я и грохнула окно тяпкой, надо было граблями, тогда стекло ровней бы легло, а я тяпкой,  ну и я полезла, и вот… (Показывает забинтованную руку.) Два часа зашивали! То иглы тупые, то нитки закончились! А медсестра мне: а у вас когда месячные последний раз были? А я говорю: а на что вам мои месячные? (Передразнивая.) «А когда у вас последние месячные были?» А я говорю: «А на что вам мои месячные?» 

4

РАЗГОВОР ПЕРЕД ЗВАНЫМ ОБЕДОМ

В гостиной.

Гаев. Люба, послушай, кто он такой? Почему этот…  этот вахлак посмел купить тебе… На глазах у всех? Да, повторяю: кто он такой? Вопрос риторический. Мой ответ: он — никто. Почему же этот «никто» дарит тебе размалёванную деревяшку с паклей? (Пинает Орлика, тот падает.)

Раневская (поднимая Орлика). Лёня, я…

Гаев. За тобой, Люба, извини меня, кобели бегают, как за уличной сучкой. Знаешь, у какой течка? Но жизнь показывает, что ты же их потом и содержишь. А на что ты собираешься его содержать — вот этого? Тебе одного — что, мало?!

Раневская Лёня, тебе вредно для сердца…

Гаев. У меня — денег нет! Я — банкрот!

Раневская Лёня…

Гаев. Я не позволю, чтобы это непотребство происходило на глазах у моих соседей, людей всего города! Я не последний здесь человек!

Телефонный звонок. 

(В трубку.) Да, я сейчас. (Раневской.) Кстати: ты знаешь ли, чем этот даритель твой промышляет?! Чечётку бьёт возле рынка!! (Передразнивая, пытается показать.) Чечётку! Я видел! Голь перекатная! Вроде этой твоей… ублюдочной… Так вот: я не до-пу-щу, чтобы на глазах моих соседей… на глазах всего города…

Раневская. Лёня…

Снова — телефонный звонок.

(В трубку.) Да-да, иду.

5

КУХНЯ. ГАЕВ И ДУСЯ ЕПИХОДОВА

Большая старинная кухня. Медные сковородки на стенах, разного калибра. Гаев и Дуся Епиходова готовят званый обед. Дуся что-то быстро-быстро шинкует. Гаев, в высоком белом колпаке, занимается мясом. 

Дуся Епиходова. На завтрак у меня сегодня были, это самое, блинчики. Пожарила, перелóжила в блюдце… (Деловито.) Позавтракала… телевизор посмотрела… про сердечно-сосудистую, мочевыводящую, камни в почках, да… А плиту-то и не выключила. (С гордостью.) Сковородка — четыре часа простояла на огне! (Гордо, почти заносчиво.) Че-ты-ре! С лопаточкой. Так что и сковородка, и лопаточка нужны теперь новые. Одни убытки!

Гаев, на протяжении этого монолога отбивает котлеты. По мере Дусиной речи, колотит молотком всё яростней, яростней. Когда монолог заканчивается, он относит котлеты к маленькому столу, где насыпаны панировочные сухари. Однако, когда он несёт вторую партию, одна котлета падает. Гаев, с чувством отвращения и отчаяния, расшвыривает вокруг все остальные. В стенку их, в стенку — шмяк, шмяк, шмяк!

6

ОБЕД. АПЕРИТИВ

Стол на полянке перед домом, в саду. Раневская, Аня, Шарлотта, Доктор — все пьют аперитив. Разносит Фирс. Белые перчатки, большой серебряный поднос. 

Главные гости: их четверо. Это  Значительных лица города  (несмотря на жару, они во фраках), а также их супруги — в тяжёлых многоярусных платьях середины XIX-го века. Кринолин, кружева, высокие причёски.

Персонажи сидят вокруг полянки — в садовых креслах, в шезлонгах, на качелях. «Значительные» восседают на специальных стульях, каждое из которых имеет отдалённое сходство с троном.

Шарлотта отставляет свой (почти нетронутый) бокал и начинает показывать акробатические номера. Фирс нажимает кнопку музыкального центра.  Музыка!

7

ОБЕД КАК ТАКОВОЙ

В это время стол уставляется Дусей Епиходовой и Гаевым. Последний — остаётся в высоком поварском (словно клоунском) колпаке. Можно сделать так, что угощения — бутафорские: оммаж Муратовой. «Осётр, чудо природы».

Фирс (звонит в медный колокольчик). Господа, пожалуйте к столу!

Все персонажи тянутся к столу. Фирс переключает музыку на лирическую, спокойную… Ею может стать и релаксационный джаз… Доктор торопливо достаёт из внутреннего кармана фляжку, доливает бокал, мгновенно опорожняет. Последними подходят к столу Значительные лица и их жёны. Раневская, пальчиками, осторожно показывает Гаеву: «Сними колпак».

Гаев, дурашливо улыбаясь, раскланиваясь на все стороны, снимает  колпак. Собрав букет одобрительных улыбок со стороны «высокопоставленных», стучит ножичком по бокалу.  Дальнейшее происходит немножко в «шварцевском» стиле. 

Гаев. Господа! Позвольте мне поднять этот тост за здоровье и семейное счастье Значительных Лиц, чьими неустанными… недремлющими… я хотел сказать, неусыпными благодеяниями — цветёт и процветает наш город…

Первое Значительное лицо (говорит, жуя губами, как Его сиятельство в «Анне на шее». Странный, словно инопланетный, акцент!. Разумеется. Обратите внимание, господа: вишнёвый сад господина Гаева — цветёт даже в июле… Возможно ли это было бы без неусыпных благодеяний Значительных лиц города?

Второе Значительное лицо кивает. 

Гаев. Никак нет-с! Невозможно! То есть — я хотел сказать: именно-с!  Именно так-с! Ура!

«Уста жуют» (АСП).

Шарлотта (на ухо, с издёвкой). А чего баблосов-то не просите? Они напьются в стельку, не допроситесь потом…

Гаев (шёпотом). Заткнись, ты, идиотка. (Значительным лицам.) Как вам осётр, господа?

Шарлотта (с сарказмом). Чудо природы!

Значительные лица (одобрительно жуют). Мммммм…

Гаев. А этот тост я, пользуюсь возложенными на меня обязанностями тамады, хочу поднять за прекрасных жён наших, не менее прекрасных, отцов города! Ура!

Звонок на телефоне Раневской. (Какой-нибудь рингтон, на усмотрение режиссёра.) Она вздрагивает. 

(Тихо, со злостью.) Люба, я же просил…

Раневская. Извините, господа… Срочное дело… (Отходит вглубь сада, говорит в трубку.) Ой, котик… Вот как раз этим я сейчас… мы, с Лёнчиком, сейчас и занимаемся… Как раз! Прямо сейчас! Пожалуйста, потерпи… Да? Какая идея? (Слушает.)  Как всегда, гениальная! Котик, ты гений, просто гений! Я серьёзно. Сообщу своим жильцам, что поднимаю арендную плату! Прямо сейчас! На сколько евро? Сообщу. Не знаю, согласятся ли, но я на них надавлю…

Гаев (кричит Раневской). Люба! Заканчивай немедленно! Люди ждут!

Раневская (торопливо, прикрывая телефон рукой). Слушай, котинька: мы вообще-то и дом этот, если что, можем продать… И дом, да! Я заставлю Лёнчика, чёрт побери! На кой нам такой огромный дом?! Да ещё поле это футбольное… ну… у нас тут… недалеко… поле футбольное…  Ты занят сейчас? Хорошо, котик мой ненаглядный…(Утирает слёзы.)

Аня всё видит и, частично, слышит. Впрочем, детали ей знания не прибавляют. Пытается не показывать отчаяния. Раневская возвращается за стол.

Гаев (поднимая бокал).  Простите господа, если, на правах, так сказать, рачительного хозяина, буду несколько деловит. Прибегая к метафоре, скажу, что деревце, дабы оно цвело и даже, не побоюсь этого слова, плодоносило, надо поливать… В этом смысле, финансовые потоки… Точнее, даже скромные финансовые ручейки… Даже скромнейшие донации… сумма всего с пятью нулями в местной валюте, могла бы спасти наш прекрасный сад, наше общее достояние, господа! Эта сумма могла бы спасти наш сад от бесчеловечной вырубки… Всего пять нулей…

Все четыре персонажа, то есть два Значительных лица и две их жены, одновременно, как по команде,  встают. Синхронно разворачиаются на сто восемьдесят градусов. Начинают шагать в ногу —  удаляясь от стола, от сада, от дома Гаева. 

Шарлотта. Эх, спугнули зверя… Ушёл не только ценный мех, но и диетическое, легкоусвояемое мясо… Надо было ещё бутылочки три, чтобы не промахнуться… 

8

ДУСЯ ЕПИХОДОВА МОЕТ ПОСУДУ 

Дуся Епиходова моет посуду. Фирс подносит её, какую ему подаёт со стола Аня.  Туда и сюда, туда и сюда. Когда он уходит за очередной порцией, Дуся продолжает не останавливаясь

Дуся Епиходова. Как встала сёдни  — сама не знаю… Вчера Персик-то, к  вечеру, дрищет и дрищет… дрищет и дрищет. С чего? А эту приблудную, какая к нему ходит, тошнит… Сожрала корма-то от Персика, Персика же корм, а сама блюёт… Видно, от хорошей жизни… На помойке-то — что она видела? На помойке-то её не тошнило. И вот кот дрищет, кошка блюёт, прямо на ковёр, а я лежу вповалку, у меня тридцать девять и три. И как сёдни встала? А Леонид Андреич (передразнивает): «Дуся, к рыбе нужен лимоооон!» Ну? Лимон бы ему в задницу. Ковёр теперь чистить, я не знаю, как, чем, всё равно желчь не выведешь, кошка заблевала… Персик-то — он на ковёр дристать сроду не будет, я вот эта… 

9

АНЯ И ФИРС 

В комнате Ани. Она смотрит в окно: там остатки праздничного стола. Всё разбросано, ярко, но голо, как всегда после праздника: мусор и бессмыслица.

Фирс делает уборку пылесосом.

Фирс (пытаясь перекричать шум пылесоса).  Анечка, не расстраивайся, ты же молодая… Ты как-то проживёшь… Уедешь и проживёшь… А я? Ты скажи: как здесь оставаться? Мы же сюда бежали — именно ради сада… А если сад вырубят — зачем нам дом? Ты подумай: вместо сада… я не могу представить… футбольное поле… Гвалт… ор… эти животные… вонь пива, мочи… зачем жить в доме, если нет сада?

Сдерживает слёзы. Выключает пылесос. Садится на него.

Леонид Андреич — джентльмен с чемоданчиком… Сначала из Украины бежал, потом из Москвы… А сейчас-то — куда? А я… Я всегда хотел оставаться ребёнком… вот и не вырос…

Анечка… Знаешь что? Знаешь, чего бы я хотел? Никогда такого в моей жизни не было… А всегда хотел… Знаешь, чего? Смешно сказать…

Аня (подходя к нему, глядя сверху). Знаю, знаю…

Фирс. Откуда ты знаешь?

Аня. Да потому что знаю.

Берёт Фирса на ручки, как ребёнка, медленно кружится с ним по комнате, словно укачивает.

10

ГАЕВ ТАНЦУЕТ НА СТОЛЕ 

Накрапывает дождь. Гаев, на столе, медленно танцует среди не убранных ещё пустых бутылок и ваз с цветами. Лакированные туфли. Поднятый воротник пиджака. Руки в карманах. Насвистывает «Чардаш».

11

ШАРЛОТТА И ФИРС 

Флигель Шарлотты. Сидя перед зеркалом, она медленно накладывает более тяжёлый грим. Уточняет линии рта, бровей, обновляет чёрные слёзы.

Фирс. Он сдаст меня назад в цирк.

Шарлотта. Как это —  «сдаст»? Ты что — пудель дрессированный?

Фирс. Не знаю. Но я не хочу больше в цирк! Руки на себя наложу! Не хочу больше в цирк! Я хочу умереть в доме, в этом доме, и чтобы вокруг был сад!

Шарлотта (морщась). Прекрати. Я тебе не Анька. Это ты у Аньки плачься, понял? Обещал смазать велосипед  — смазывай.  (Передразнивая.) «Умереееть»… Ишь ты! Как будто нас спрашивают.

Фирс (смазывая велосипед, продолжает).  Пусть меня здесь похоронят… Мне ведь много места не надо… В коробке от бобовых консервов… Но под деревом… под деревом…

Шарлотта. Ишь ты, заявочки! А нас спрашивают? Допустим, я не была нужна даже моим биологическим родителям. Уже в утробе моей матери я не была ей нужна. И не «допустим», а не нужна. Но всё-таки, вот уже двадцать лет,  я немножко нужна Любе. Немножко. Исключения подтверждают правило. И если Люба как-то извернётся с деньжатами, то на какое-то время, конечно, удержит своего лучезарного альфонса. Но, вот если  деньжат у неё не будет, то (цокает языком) не будет с ней и этого её ослепительного гения выгребных ям. И я останусь ей нужна. Поэтому — а не шёл бы ваш вишнёвый сад… а не шёл бы он к чёртовой матери?!

Фирс. Шарлотта Ивановна! Да чтобы у вас язык отсох! Как вы можете!

Шарлотта. Ich kann es nicht nur, ich will es auch, mein armer Freund.

Пауза. Вишнёвый сад за окном. Ветер шевелит ветви.

 (Читает по книге): «Боль после удара наступает не сразу. Пока ещё сигнал до­стигнет мозга, пока там оценят величину катастрофы, пока под­берут соответствующую дозу страдания… Во время этого, как бы ни мал был пробел, человек всегда успевает заглотнуть пустую наживку надежды. И даже ещё успевает, до боли, понять, что обманут. Много чего умещается в это затишье за миг пред кромешным обвалом. (Натуралистические подробности опускаем.)»

Фирс. Кто это написал?

Шарлотта. Какая разница.

12

ГАЕВ И ДУСЯ ЕПИХОДОВА

В доме Дуси Епиходовой. Кот и кошка бегают друг за другом. Гаев, понурив голову, сидит возле стола. Вино, чай. 

Дуся Епиходова. Вы, Леонид Андреич, может, клещом, не дай бог, укушенный? Вы тело-то своё хорошо ли перед сном осматриваете? У нас тут в этом году — напасть… Тяжёлые осложнение на головной мозг.  То-то я смотрю… У меня даже альбом есть… Сейчас покажу!

Уходит. Гаев наливает прямо в стакан, жадно пьёт. Красное вино выглядит чёрным. Появляется радостная Дуся. 

(Гордо). От, смотрите! Читайте, читайте! (Показывает пальцем, читает вслух): «Третьего июля, тысяча девятьсот девяносто первого года… Из ямки за левым ухом».  (Показывает ямку.) А этот — видите? — покрупнее — «Двадцать первого июня тысяча девятьсот девяносто третьего года. Возле виска, от козелка правого ушного на два санти́метра вверх». (Перелистывает.) А вот этот… ну, этот… из такого места… ну, интимного… не стану говорить, ну вас к лешему… (Прикрывает надпись.) Не смотрите, не смотрите!

Гаев пьёт. Дуся пытается затянуть его на диван. Он падает на пол, вино разливается на многострадальный ковёр.

От у меня всегда так. Мужчина или не хочет, или не может, или форс-мажор какой. Раз было, только легли у него, а тут и трубы водопроводные лопнули. Всю ночь воду убирали. А раз было, вы не поверите, Леонид Андреич, транс-вес-тит мне на мои пожилые годы попался! Я уж думала, уйду на тот свет по старинке, так нет же! И вот знаете, ничего бы я не заметила, а он говорит: «Я, трансвестит, Дуся, и у меня половая функция пока срабатывает отнюдь не всегда. Я ещё после операции не оклемался». А щас думаю, — наверное, он про трансвестита придумал. Как считаете, Леонид Андреич? Или настоящий трансвестит мне попался? Обидно, если не настоящий… А я ещё в платьице таком была, сиреневом, с рюшиками, шляпка венгерская, каблучки…

13

ШАРЛОТТА СМОТРИТ ВИДЕО ПРО КЛОУНА

Флигель Шарлотты. Ходит туда-сюда, мается. Пытается слушать какую-то джазовую музыку на телефоне. Нет, всё не то. Запирает дверь. Снова ходит туда-сюда. Курит. Наконец ложится, прямо на пол. Открывает альбом на телефоне.

Фотографии Богдана. Много. Видно снимала исподтишка. Одна ей особенно нравится. Смотрит заворожено. Курит.

Открывает запись: https://www.youtube.com/watch?v=BI_T2MH5ODI

(Это моё камео. — М. П.) 

14

 ШАРЛОТТА ЕДЕТ НА БЕРЕГ

Уже тёмный вечер. Шарлотта вскакивает. Хватает стакан, разбивает со злостью. Швыряет предметы, но они не бьются. Пинает стул, велосипед — всё, что можно пнуть… Подымает велосипед… Осматривает его… Едет на берег. Это, из своего окна, видит Аня. 

15

ШАРЛОТТА СНОВА НА БЕРЕГУ 

Шарлотта сидит на своём месте у реки, курит. Всё то же направление взгляда. Хочет себя отвлечь. Раскладывает пасьянс на песке. Темно. Окошко Богдана закрыто занавеской. За ней загорается свет. Никто не отдёргивает занавеску. Шарлотта достаёт фонарик, водит лучом света по лицам дам и валетов… 

16

ШАРЛОТТА О КРАЖЕ СНОТВОРНОГО

Резко. Самый крупный план на однотонном фоне. «Условный реализм».

Шарлотта. Аня, отдай снотворное. Отдай мне моё снотворное. Ты украла упаковку. Это ты украла, я знаю. Я здесь, дорогуша, твой запах чую, у меня нюх нечеловеческий, поняла? Отдай. Я не знаю, зачем ты это сделала, и мне, честно говоря, наплевать. Последние двадцать лет я нянчусь с твоей идиоткой-мамашей, а с тобой я нянчиться не буду. Хочешь — вешайся, хочешь — топись, а хочешь — травись, только чем-то другим! А мне — моё снотворное отдай.

Каждый день я как-то наскребаю силы продержаться до ночи. Ты знаешь, чего мне стоит их наскрести? Я наскребаю их с мыслью об упаковке. Это — моё утешение, мой возможный выход из вашей дурацкой человечьей игры: упаковка. Я себе говорю: «У меня есть эта упаковка… у меня есть эта упаковка… у меня есть эта упаковка».  А это значит, я всегда могу не только уснуть, но уснуть на веки веков. Только с этой мыслью я как-то доползаю до вечера. Аня, хорошая моя, отдай. Отдай, дура. Иначе я порчу на тебя напущу. Слышишь, ты?! Порчу! Хотя… куда уж и больше…

17

ТЕЛО В САДУ 

Шарлотта (идёт по вечернему саду, говорит в мобильный).  Док, наше вам  кисточкой, это Шарли… Слушайте, у меня, знаете что? У меня  пропала упаковка со снотворным. Как провалилась сквозь землю! А я не могу спать без снотворного. Абсолютно не могу, понимаете? Последние лет двадцать не могу… Умоляю: выпишете мне что-нибудь. Или дайте так, — может, у вас есть. Только не алкоголь, я не пью. Ну, в меру… Нет, на ночь не пью… Ну да: у меня пропала упако…

Спотыкается обо что-то…. Это нога лежащей без сознания Ани. Дикий крик Шарлотты.

18

ОТРАВЛЕННАЯ АНЯ 

Комната Ани. Всё перевёрнуто вверх дном. Возле кровати — помойное ведро, шланг. Следы рвоты на полу. На столе — одноразовые шприцы, пустые ампулы. Аня лежит на кровати. Возле кровати — Раневская, Гаев, Шарлотта, Фирс. 

Шарлотта. Доктор, а…

Доктор (вставая с кровати, Шарлотте.) Снотворное получите у меня. Теперь-то уж,      я надеюсь, будете прятать его получше.

Шарлотта. Да я не об этом…

Доктор. Об этом, об этом.

Собирает свой акушерский саквояж: кладёт туда склянки и манометр. 

Гаев. Док, она… как она?..

Доктор. Жить — будет.

Надевает соломенную шляпу, берёт саквояж и трость.

(Оборачивается в дверях.) Только… зачем? (Уходит.)

Раневская (глядя на Аню, адресуя ей). Мне нельзя было иметь детей!!. Мне нельзя было иметь детей!!.

Истерика. Шарлотта наливает ей из бутылки стакан виды. Раневская отшвыривает его. 

Гаев (подходит к окну). Странно: июль, а сад цветёт.

19

ШАРЛОТТА СМЫВАЕТ ГРИМ 

Флигель Шарлотты. Уже светает. Она ставит чайник на керосинку. Вода нагревается. Шарлотта, над тазом, перед зеркалом, яростно смывает грим. Это одна из ключевых сцен фильма!

АВГУСТ 

1

ГАЗЕТА.  26 августа

В доме Богдана. Утро. Богдан, Маричка, и дед. 

Богдан (с газетой в руках). Діду, що вони пишуть! За несплату боргів садок Гаєва вирубають!

Дед. Що означає — вирубають?

Богдан. А то й означає! Вчора, пишуть, був останній термін виплати боргу! Він не заплатив, виродок! тридцять першого серпня вирубають… Буде футбольне поле! Ні, це не можливо!

Маричка. Як це, Богдане?

Богдан. А ось так!

Маричка. Там ми свій сад покинули, тут нічого ще не виростили, чи невідомо виростимо… А у ближніх сусідів вирубують…

Богдан Як же вони плачуть, мабуть, зараз, господи! Я все віддав би!

Маричка. Наче смерть женеться по п’ятах… 

2

ШАРЛОТТА НА ВЕЛОСИПЕДЕ. 26 августа 

Вечер. Аллея вдоль поля. На своём одноколёсном  велосипеде едет Шарлотта. Она отрабатывает цирковой трюк. Падает. Встаёт. Падает. Встаёт. 

3

ШАРЛОТТА НА БЕРЕГУ. 26 августа

Вечер, почти ночь. Шарлотта сидит на берегу реки. Она как бы отрабатывает карточные фокусы. А при этом смотрит на дом Богдана. Внезапно в окне появляется свет… Занавеска медленно отдёргивается… Пламя свечи… Прямо на Шарлоту смотрит… лицо старого колдуна, 

4

РАНЕВСКАЯ И ГАЕВ: О СДАЧЕ ИЛИ ПРОДАЖЕ ДОМА 

Ночь с 26-е на 27-е  августа. Прошёл последний срок возможной оплаты, что ясно из газет. Кабинет Гаева, где у него также и спальня. Он лежит под одеялом, на диване, устроенном, как кровать. Тихий стук. Гаев не отвечает: он  смотрит в стену. Входит Раневская  — в ночном халате, со свечой и с Орликом на поводке. Садится к нему на диван.

Раневская. Лёнечка, ну что ты так убиваешься? Тебе же и хлопот меньше. Если будет футбольное поле… Я всё придумала! Например, чемпионаты высокого уровня… Болельщикам же надо где-то остановиться? Надо. Сдадим половину дома под гостиницу…

Гаев молчит. Медленно выщипывает ворсинки из ковра.

На что нам такой большой дом? Сдадим под гостиницу!

Гаев (не оборачиваясь). Пошла вон, дура.

Раневская. Ленёчка, вот ты всё — дура, дура. А ты просто вспомни наших родителей. Как бы они поступили? Я думаю, они бы меня одобрили.

Пауза.

Ты забыл наших родителей, потому ты и Орлика не помнишь. Это же папа подарил мне Орлика на день рождения… (Гладит Орлика.) Папа, помнишь? И сказал: Орлик по ночам ржёт… когда ты спишь, он и ржёт… Вот я перестала спать, всё ждала… Помнишь? Ну, ты взрослый уже был, на свидания бегал… Помнишь Орлика?

Пауза.

Кстати, половину дома можно даже не сдать, а продать… Хлопот меньше…

Пауза.

Но, Лёня… Орлика-то ты помнишь?

Гаев. Дура, пошла вон. 

5

ЧУДО ЗЕМЛИ И ДЕРЕВЬЕВ.  27 августа 

Дед, Богдан и Маричка сидят на земле в своем саду. Он не такой роскошный, как у Гаевых. Вишнёвых деревьев здесь нет, но есть клёны, сосны, в клумбах  снежно белеют маргаритки, есть и кусты малины. Они сидят под кроной клёна, на траве. Дед курит трубку, Богдан и Маричка перебирают собранные  грибы.

Маричка (набирая горсть и просыпая сквозь пальцы, задумчиво). Діду, а ти знаєш, як із чорних соків землі утворюються білі квіти?

Дед. Від чорної кобилки — та біле молочко…

Богдан. Ні, серйозно, дідусю. Дерево, в середині — що там? Там, мабуть, ціла фабрика: колби, реторти, пробірки, капіляри — як же працює ця фабрика? З чорних соків землі — зелене листя? Вишні рубінові… Усі кольори веселки — із чорних соків землі?

Дед (усмехается).  Так і сама людина з чорних соків землі утворилася… І ні з чого більше.

Богдан. Нi… Це тому, я думаю, що Небо цілує Землю… то від їхнього кохання… Одні чорні соки, без кохання, зовсім безсилі…

6

БОГДАН И РАНЕВСКАЯ. 27 августа

Сад. Раневская тихо покачивается на качелях — скорее механически. Она звонит по мобильному, там занято. Она качается нервно — только чтобы себя отвлечь. Занято. В промежутках слушает шлягеры. Занято. Появляется Богдан, на велосипеде. Слезает. Стоит с букетом полевых цветов. 

Раневская (кивая на букет, насмешливо). Это Анютке?

Богдан. Любов Андріївно…

Раневская. Анютка — красивая девочка… Вся в меня…

Богдан. Любов Андріївно, я не смію втручатися… і все-таки втручаюсь… Я в газеті вчора прочитав…

Раневская. Поменьше газет читайте, молодой человек… В вашем возрасте вполне ещё прилично читать стишата… и самому их кропать… (В трубку.) Алё!

Богдан. Я только хотел сказать…

Раневская (прикрывая трубку ладонью, Богдану). Да заткнись ты! (В трубку.) Да никто.  Конюх один местный. Слушай… Пусть кто-то из твоих… моделей сгоняет на мой адрес и получит квартплату… я подняла в полтора раза… этим болванам деваться некуда… привыкли у себя коз пасти… (Зло глядя на Богдана.) Целую тебя, любимый мой… Я вся твоя, вся… Бери меня… Бери… (Театрально подкатывает глаза и  чувственно дышит.Отыграв сцену, выключает телефон.)

Богдан. Любов Андріївна, давайте разом подумаємо, як урятувати цей сад… давайте всі разом…

Раневская. Послушай ты, дурачок блаженный. Сад мне не нужен. Ни вишнёвый, ни даже райский. Понял? Сад хорош только на вирубку. И вот, если бы за вырубленный сад нам что-нибудь дали, — это другой вопрос. Так не дадут же! А всякая сушёная вишня, вишня вообще — это горничным на булавки. Нужна дре-ве-си-на. Только древесина имеет цену. Так один умный человек из Петербурга сказал. Талант. Не нам с тобой чета.

Невдалеке проходит Шарлотта с цирковым велосипедом.

А, вон и Шарлотта! Иди, осчастливь её своим банным веником. Она будет в восторге. (Раскачивается силнее, пышная юбка развевается.) Дарить женщине мёртвые цветы! Боже, какая пошлость! 

Богдан, стоя прямо перед ней, медленно, методично, начинает отрывать головки цветам. Медленно, методично, бесстрастно, как птенцам. Затем швыряет обезглавленные стебли себе под. ноги. Растаптывает, растирает. Резко разворачивается. Уходит с велосипедом. Вслед — мелодичный смех Раневской. 

7

БОГДАН И ШАРЛОТТА (НА ДОРОГЕ). 27 августа 

Шарлотта продолжает свои упражнения. Едет на цирковом одноколёсном велосипеде, падает. Встаёт, едет и падает. Теперь видно, что делает она это намеренно. Таков самоуничижительный юмор клоуна, пусть даже и без грима. Подходит с велосипедом Богдан:  зажжённая сигарета в пальцах.

Богдан (говорит с ней по-русски, ибо не уважает). Во как… Падаешь-падаешь, а всё напрасно… Кавалера-то рядом и нет… Ни поднять, ни поцеловать, ни поприжимать… Как там в «Ромео и Джульетте»?… Читала?

Шарлотта молчит.

Читала, конечно. Клоуны — всегда начитанные. Няня там говорит Джульетте (кривляясь): «А срок придёт — на спинку будешь падать»… Да? (Встаёт в театральную позу.) «Oh, you fell on your face; well, when you grow up you’ll fall on your back…» А на лодочке не хотите ли прокатиться, Шарлотта Ивановна? 

8

БОГДАН И ШАРЛОТТА (НА РЕКЕ). 27 августа

На берегу  Богдан бросает свой велосипед в зарослях кустов. 

Богдан (Шарлотте, об её одноколёсном.) Да оставь ты его спокойно. Я свой всегда здесь кидаю.

Плывут… Заплывают в густые камыши. На протяжении всех этих сцен, с момента встречи, Шарлотта молчит.

Так что же? Ты зачем сидишь каждую ночь, как филин, на окно моё пялишься? Дед мне всё сказал!

Шарлотта молчит.

Ну да (с гримасой и русским акцентом): олл ю нид из лав.

Богдан снова закуривает.

Давай ладонь, погадаю. Я всё-таки внук колдуна, ты знаешь?.. Так…Так… Так… Вижу я, что тебе, по судьбе твоей, свою любовь доказать ещё надо.

Шарлотта, механически, как под. гипнозом, начинает раздеваться.

(Морщится.) Да не так.. Тоже мне, доказательство… А вот как…  Дай-ка снова руку…

Она протягивает ему ладонь. Он вынимает сигарету из оскаленных зубов и слегка прижигает ей ладонь. Она не отдёргивает. Смотрит Богдану прямо в глаза. Богдан, ещё глубже, вминает ей сигарету. Она смотрит так же, ему в глаза.

(С ужасом.) Не, ты же реальный клоун… Ты же не человек! Ну тебя к чёртовой матери!

Шарлотта прыгает в воду и, не оглядываясь, уплывает.

(Вслед.) Шалені баби…Теж мені, Муцій Сцевола… 

9

БОЛЬНОЙ БОГДАН. 28 августа

Бревенчатая стена. Целиком выключенный звук. Это то, что осталось Богдану: он лежит на деревенской кровати, лицом к стене. На плече — то рука сестры, то деда. Не реагирует. Механически разглядывает, словно гобелен, строение древесины. (Здесь тоже самый крупный план древесной текстуры: словно параллель с самым первым кадром, где бутон превращается в цветок. Но здесь бревно. Оно не превратится в цветок. Оно мертво.) «Мой мир был мал и ужасен». Это из Бабеля. Когда во время погрома мальчика опрокидывают на землю, он лежит и, боясь пошевелиться, видит мелкие камушки.

Здесь не надо никаких реплик. Беззвучие. Жуткий мир человека, отвернувшегося к стене. 

10

ДЕД ПОДЫМАЕТ БОГДАНА.  29 августа

В хате — Дед и Богдан. Внук  по-прежнему лежит лицом к стене. На календаре — 29 августа.

Дед (вмазывает Богдану ременём). Досить!

Богдан громко вскрикивает и, прикрывая голову руками, садится.

Богдан. Ти що? За що діду? (Плачет.) З  глузду ти з’їхав?

Дед. Ти внук чаклуна! Ти українець! Як ти смієш гнити живцем…

(Кричит в дверь.) Марічка! Приведи його до тями! (Богдану.) Іди у двір, дурню!

11

ВО ДВОРЕ ЛОПАХИНА. МАРИЧКА С ВОДОЙ

Маричка стоит, улыбаясь, с ведром воды. 

Богдан. Дай роздягнуся…

Маричка. Ні, треба одразу… Сідай.

Богдан послушно садится на пень. Маричка окатывает его ведром воды. Дед на крыльце, опираясь на посох, внимательно наблюдает.

12

СНОВА В ДОМЕ ЛОПАХИНА. БЕЛЫЙ МЕШОК

Богдан входит в дом. Немного дрожит… Он мокрый, как мышь… Дед отворяет дверь кладовки. Она, как и коридор, занята нераспакованными коробками. 

Дед. Ти бачиш той білий мішок?

Богдан. Де?

Дед (показывает в глубь). Ось там.

Из-за коробок выглядывает что-то белое…

Витягни його.

Богдан (тянет.) Тяжкий… Що там?

13

МОНОЛОГ ДЕДА О ЗЕМЛЕ 

Издали мы видим, что Дед велит Богдану стащить мешок в сад. Богдан стаскивает его по ступенькам. Дед подкатывает садовую тачку и велит Богдану довезти мешок до ближайшего бревна в саду: в нём выдолблена скамья. Они садятся. Дальше сцена может быть решена театрализовано.

Богдан. Що в цьому мішку, діду?

Дед. А ось спробуй здогадатися…

Богдан. Ох, діду, не знаю… З тебе всяко станеться…

Дед. Я розповім притчу… Один східний царевич закохався в іноземну царівну. Він поїхав до неї свататися — звісно, ​​з калимом — це був величезний шмат золота, розміром з верблюжою голову. «Ні, — сказала батько нареченої, — не потрібне мені золото, яке ти привіз. А ось спробуй наповнити золотом цю ладанку». І він простяг царевичу ладанку…

Дед закуривает трубку.

Царевич засміявся: ладанка ж маленька! Він поклав туди золоту монету… але… от диво! — вона канула без сліду, наче розтанула. Вiн поклав другу… те саме. І третю монету спіткала та сама доля. Царевич повернувся до батька. Вони разом спустошили всю скарбницю, проте ладанка виявилася немов бездонною… Тоді вони закликали місцеву чаклунку, наче мене. І чаклунка сказала: «Ця ладанка — людське око… Воно хоче вмістити все на світі. Але є один простий засіб, як його наповнити». І вона взяла щіпку того самого, що знаходиться в цьому білому мішку, — та разом ладанку і наповнила.

Пауза. Пение птиц.

Як думаєш, Богдане, що в цьому мішку?

Пауза.

Те, що його наповнює, я вивіз із нашого саду…

Открывает мешок, зачёрпывает содержимое… Медленно, любовно, просыпает назад…Струйки земли янтарно играют в лучах солнца… 

Богдан. Земля… Але ж ти розповів про смерть.

Дед. Ця притча має продовження. Царевич у серцях викинув ладанку в кам’яну ущелину. Але в щіпку землі, якою наповнила її чаклунка, потрапило насіння дерева… І зійшов паросток… I, корінцями своїми, пробився через каміння до землі. І зійшло життя.

Пауза.

І ось що ми зробимо, Богдане. Завтра, в ніч із тридцяте на тридцять перше серпня, буде повний місяць. І ми зробимо магічний ритуал.

Богдан. Який?

Дед. Щоб чужа земля стала своєю, треба засіяти її кістками рідних. Але я поки що живий — і збираюся жити ще довго.

Улыбается. Богдан улыбается тоже. Обнимает Деда.

Що ж ми зробимо, Богдане? Ми засіємо цю нову для нас землю рідною землею… Тому що вона містить життя наших предків.

Маленькая пауза.

Ми засіємо берег цієї річки насінням своєї землі. І сила наших предків перейде в силу місцевого вишневого саду. І жодна сокира на світі не зможе його знести.

14

ПЕРЕД РИТУАЛОМ. НА РЕКЕ

Полная луна. «Лопахинский» берег реки. Богдан и Дед. Мешок на садовой тачке, грабли.

Дед. Перед початком… Іди, Богдане, омийся в річці… Сівач має бути чистим…

Богдан. А чому Марічку ти не взяв?

Дед. Ось тому й не взяв… Осіменіння — чоловіча справа… Омийся…

Богдан раздевается донага. Входит в реку. Вид со спины. Эротика. 

15

РИТУАЛ.  ночь с 30 на 31 августа  

Дед разрыхляет землю граблями: прокладывает борозды. А Богдан засыпает «семена» — то есть свою землю. Она должна отличаться по цвету. Это длинная полоса по берегу.  Потом Дед засыпает «семена земли» местной землёй: водит граблями вертикально по отношению к бороздам. Потом Богдан притрамбовывает всё это при помощи специальных дощечек на стопах. Или лопатой.

Всё это время идёт реверберация голосов — Деда и Богдана:

повільні-повільні водорості небесні —
крони дерев… крони дерев…

плавно помивають рукавами-руками —
крони дерев… крони дерев…

мені очi гладять, сльозу втирають —
крони дерев… крони дерев…

і ласкаво-лагідно так відчиняють —
крони дерев… крони дерев —

дверi розуму тісні… дверi розуму тісні…
стулки серця тілесні… стулки серця тілесні…
крони дерев…

віконниці духу чудові… віконниці духу чудові…
крони дерев… крони дерев…

16

СТУК ТОПОРОВ.  31 августа

Тишина в доме Гаева. Очень раннее утро. Все спят. Занавешены окна.   Крупный план: фотография на стене в гостиной. Это ретро-фотография (чёрно-белая, под стеклом, в рамке): супружеская чета. Судя по одежде и посадке, это прадед и прабабка Гаева и Раневской. (Исходя из возраста брата и сестры, то есть 52 и 40, это самое начало прошлого века — или даже конец позапрошлого.)

Стук топора. Стена, вместе с фотографией, вздрагивает. Второй звук топора: снова вздрагивает стена и фотография. Третий звук: фотография падает и разбивается.

Безостановочные удары многих топоров. 

17

РАНЕВСКАЯ И ГАЕВ. РЕЧЬ ОБ ОРЛИКЕ

Безостановочные удары топоров. Раневская, без стука, входит в кабинет Гаева. Дверь длинно скрипит, но он не оборачивается. Сидит за столом в одежде. Постель на диване нетронута. Видно, что не ложился. 

Раневская. Лёня, ты знаешь, что я хотела тебе сказать? Знаешь? Ну, послушай…

Гаев молчит.

Сейчас, вот совсем перед рассветом, я услышала, как мой Орлик… короче говоря, как Орлик ржёт… Вот так: «Ииииго-го…» Я услышала его голос… Как папа мне обещал…

Гаев смотрит в стол.

А ты разве не слышал, Лёня?

Гаев встаёт, подходит к сестре, обнимает её.

18

ДЕД И БОГДАН НА ХОЛМЕ 

Дед и Богдан сидят на холме «гаевского» берега, откуда открывается вид на сад. В протяжение всей этой сцены идёт вырубка деревьев.

Богдан. Діду, дивись! Діду! Діду! Чому ритуал не працює?! Чому?!

Дед. Не знаю. Може, віри в тобі мало.

Богдан. Та як мені довести Богові свою віру?! Як же мені довести свою віру?

Рабочие работают слажено. Повалено первое дерево.

(Сжимает кулаки.) А щоб вони здохли, тварюки… Щоб здохли!!  Щоб здохли!!  Я не можу це бачити…

Зажмуривает глаза, затыкает уши. Стук топоров всё чаще, слаженней. Богдан вскидывается снова.

(Деду.) Як мені довести свою віру? То чи що?!

Выхватывает из кармана перочинный нож, открывает его, хочет пронзить себе плечо. Дед выбивает нож (как ангел выбил из рук Авраама.)

Дед. Дурень! Ось ідіот! Замість голови — ріпа!

Пауза.

Давай, хлопець, нашу сильну молитву прочитаємо. Перше. Збери свою волю у кулак. Друге. Правда природи сильніша за людські дурниці.

Крупный план Деда-мольфара. Начало молитвы. Музыка. Реверберация голосов. Камера теперь очень свободна, может вздыматься хоть к небесам.

як пред алмазом затих аметист
як пред  травою, навитяжку, лист
як дикий пастух перед ченцем строгим
як Адам застиг перед Богом
так і я пред Тобою

живіть, дерева, живіть!
живіть, дерева, живіть!

як ціпеніє річка перед льодом
як вовк ловить повітря вишкіреним ротом
як кровохлеще кинджальна рана
як вибухає фарбами у травні поляна
так і я перед Тобою

живіть, дерева, живіть!
живіть, дерева, живіть!

як і не було царського трону
нарешті впала моя корона
в людському скупому втіленні,
у первісному стою замилуванні
перед Тобою

живіть, дерева, живіть!
живіть, дерева, живіть!

19

КАБИНЕТ ГАЕВА. ВХОДИТ ШАРЛОТТА 

Шарлотта входит в кабинет Гаева. Те же удары топоров. Раневская и Гаев уже сидят на диване, голова к голове, тихонько разговаривают.

Шарлотта (словно не замечая Гаева). Люба, кончай свою мерехлюндию, давай фокус покажу.

Гаев. Шарлотта Ивановна, соизвольте убраться вон!

Шарлотта (изображает словно торговку с Привоза). Леонид Андреевич, шо вы так кипите и скачете, прямо как яйцо в кипятке? Шо вы так скачете, я не знаю? У меня такой фокус есть, какой вы никогда не видели и не слышали.

Подходит к Гаеву.

(Обычным голосом.) Следите за руками! Хоп!

Звонко хлопнув в ладоши, вытаскивает из его уха красный шёлковый платок. Одномоментно с этим стук топоров резко прерывается. Тишина.

Резкий звук часов-ходиков. Шарлотта отступает назад и победно обводит взглядом свою маленькую аудиторию.

Гаев. Что это? Они нас уже целиком вырубили? 

20

ФИАСКО С ВЫРУБКОЙ ВРУЧНУЮ 

Рабочие, с размаху, ударяют по стволам. Но… отскакивая, не оставляют не только отметин — нет даже и звука! Это поразительно: все звуки есть, кроме звуков от ударов. Через пару ударов некоторые топорища отскакивают от рукояток.

Богдан, с самого начала видя всё это, уже вскочил и напряжённо смотрит. Дед тоже смотрит, только сидя. В бинокль.

Можно показать сцену с точки зрения колдуна: через бинокль. Видно, что рабочие отчаянно жестикулируют. Ругаются на непонятном (местом) языке «Шайтануж нежрож! Милле батуга! Шайтануж нежрож! Негожрахат милле!»  Один из них, видимо, бригадир, достаёт мобильник и звонит.

Рабочий (в трубку). Шайтануж нежрож! Ражжумаха та! Ку ле бакака? Куле бакака, жарадан? Сихжурата намарож! Атамá! Атамá нуж рож! Атамá!

21

ФИРС, ОДИН

Фирс сидит в своей комнатке, забившись в угол. 

Фирс (внутренний голос). …Сначала думаешь: вот буду хорошо учиться — и всё у меня получится. Это не беда, что ростом не вышел — главное, чтобы голова, ум. Ладно. Вот учишься, учителя, все хвалят, хвалят. Потому думаешь: буду хорошо работать, и всё у меня получится. И — работаешь, работаешь. И кругом ты молодец… А потом, резко, всё валится в тартарары. Где ошибка? Где я, лично, совершил ошибку? Где?

Подходит к окну.

Конечно, они не остановятся. Прервались, небось, выпить да пожрать… Животные… 

22

ШЕСТВИЕ МАШИН

Сначала — дрожит земля: какой-то мелкий камушек на земле. Затем — они появляются из-за поворота дороги. Это армада спецмашин, в размере шесть-семь штук как минимум, для порубки деревьев.

Они едут с ужасающим грохотом в (утренней ещё) тишине.  Раневская подходит к окну в своей комнате… Звонит её телефон. Она не берёт трубку, но и не выключает. Грохот машин и звонки телефона. Она стоит как парализованная. 

23

ПОПЫТКА ВЫРУБИТЬ САД МАШИНАМИ

Машины, снеся, по ходу, забор, набрасываются — с разных сторон — на сад. Грозная битва машин и деревьев! Символ существующей цивилизации!

Дана она с разных точек зрения: Богдана и Дед, Раневской и Фирса. Фирс стоит на подоконнике, с маленьким плакатом: «ЧТОБ ВЫ СДОХЛИ!»

Однако битва заканчивается, почти не начавшись. Деревья не поддаются. Поэтому механизмы машин, с ужасающим скрежетом, ломаются. 

24

ПОБЕДА САДА 

Долгая съёмка крон деревьев — и неба. Тишина. Пение птиц. 

25

ЧАРДАШ

Резкая вставка.

https://www.youtube.com/watch?v=CMcVjqOwDEg 

СЕНТЯБРЬ 

1

РЕШЕНИЕ МАГИСТРАТА.   2 сентября

Очень ранее утро. Значительные лица, со своими жёнами постепенно проявляются из тумана. Жёны — в  длинных ночных рубашках с рюшами, в ночных шёлковый чепчиках. Их супруги — тоже в длинных ночных рубашках и в ночных колпаках, на ногах — мягкие домашние туфли с помпонами… (Ночные наряды — в стиле середины XIX-го века…) Чем объяснить раннее появление этих персонажей? А тем, что они, как говорил за столом Гаев, «неусыпные».  Оба Значительных лица несут в правой руке какие-то предметы, похожие на доски. А в левой руке каждого из них — охотничьи рога. Одна жена несёт большой свиток, другая жена — медный гонг. Все они позёвывают, но идут с выражением важности  долга — и своих персон.

Они являют собой резкий контраст с компанией, какая сидит на полянке перед домом Гаева. Шезлонги, кресла, гамак.

Гаев, Раневская, Аня, Фирс, Шарлотта  — все они выглядят так, как выглядят люди в конце ночной пьянки. На полянке — мангал, пустые бутылки, бумажные стаканчики, стеклянные бокалы, мусор. Рядом с компанией чернеет догоревший костёр. Если для Значительных лиц время суток — ранее утро, то для означенных персонажей — это конец ночи. Они все крайне вымотаны. Аня и Фирс спят. И  тут, трубя в охотничьи рога, появляются означенные персонажи в ночных облачениях.

Удар гонга. Обитатели дома Гаева хотят резко встать, но не могут. Они плохо соображают, что происходит. Значительные лица разворачивают свои доски. Это пюпитры. Три удара гонга. 

Первое Значительное лицо (с сильным, странным, словно инопланетным акцентом). Вчера, первого сентября текущего года, в городской ратуше, экстренно, было проведено совместное заседание астрологов, тарологов, экстрасенсов и звездочётов. Собрание отметило следующее.  Первое. (Гонг.) Вишнёвый сад, принадлежащий Гаеву Леониду Андреевичу, сейчас, несмотря на приход осени, продолжает своё, целиком аномальное, цветение.

Гонг. 

Второе Значительное лицо (с тем же акцентом). Собрание отметило также, что, в связи с запущенностью, вишнёвый сад Гаева Леонида Андреевича проявляет и другие аномальные свойства, которые не известны ни традиционному, ни альтернативному мировому естествознанию. 

Гонг. 

Первое Значительное лицо.  В связи с означенными свойствами, то есть категорической невырубаемостью и даже невыкорчёвываемостью деревьев означенного сада, решение об организации футбольного поля на этой территории предлагается аннулировать…

Фирс. Ура! Ура! Какое счастье!

Обнимает Аню, целует ей руки. Аня целует Фирса. Остальные настолько нетрезвы, что не понимают, о чём речь.

Второе Значительное лицо. Однако, в виду неуплаты Гаевым, Леонидом Андреевичем, налогов, штрафов и административных счетов, а также в связи с тем, что Гаев, Леонид Андреевич, является полностью недееспособным в отношении садоводства, древоводства, усадебного плодоводства, вишнёвый  сад объявляется…

У Раневской звонит телефон. Все тупо смотрят на неё.

Раневская. Котик, ты что так рано? Что-нибудь случилось? Не ложился? Не спал? (Слушает.) Да мы уже всё продали! Да, сад этот дурацкий продали! 

Второе Значительное лицо (поправляет очки и продолжает). …вишнёвый сад господина Гаева, Леонида Андреевича объявляется… (торжественно, раздельно)  Природным международным заповедником!

Раневская (похохатывая, в трубку). Да это мы тут гуляем на радостях… Гости бесятся — как с цепи сорвались… С вечера как начали, так и…

Гонг. 

Первое Значительное лицо. В связи с конфискацией указанной собственности, куда входят также и жилые помещения, изымаемые у собственника в счёт погашения долга, Гаеву, Леониду Андреевичу, который является целиком неплатежеспособным банкротом…

Раневская (продолжает, в трубку). Денег привезу — кучу! Гульнём!..

Первое Значительное лицо. …надлежит покинуть территорию Природного международного заповедника в семьдесят два часа.

Гонг.

2

БОГДАН В ПОСЛЕДНИЙ РАЗ ПРИХОДИТ ЗА СУШЁНОЙ ВИШНЕЙ.  3 сентября

Крыльцо. Чья-то рука стучит кольцом, какое свисает из пасти льва.

Дверь открывается. Перед посетителем стоит Фирс. Он по-прежнему во фраке. За его спиной, в коридоре, — коробки, скарб… 

Богдан. Пане добрий, вибачте, що знову… Ну, в останній раз… Може, у вас там сушена вишня залишилася, не викидати ж…

Фирс. Так, может, и выбросили… Надо поискать… Кое-что упаковано уже… Посидите на веранде…

Уютная веранда уже не столь уютна, чувствуется скорый переезд… Статуэтки, картины — всё это на полу, рядом коробки для упаковки. Гулкость, эхо шагов.  Богдан подходит к окну, хочет сесть. Но не садится: в окне видна Раневская. Она  примостилась на поваленном дереве и возится с телефоном…  То звонит… то прикладывает платок к глазам…. то растерянно смотрит на дом, почти в камеру… Но Богдана она не видит… Музыка: «Маленькие фонтаны» https://www.youtube.com/watch?v=SFY65rGr_iE

Является Фирс. В руках — старый пластиковый пакет, туго набитый. Содержимое завёрнуто в газету. 

Фирс. Уже на выброс сегодня шла, кладовку освобождали…

Богдан (передаёт что-то Фирсу в кулаке). Передайте, будь ласка… (Открывает кулак.)  Заговорена ладанка з Карпат… Нехай Любові Андріївні пощастить… (Быстро уходит.)

3

ВОЗДУШНЫЙ ШАР ШАРЛОТТЫ.  4 сентября 

Чьи-то руки, с засохшей раной на ладони, с плоскогубцами, затем с отвёрткой. Это Шарлотта чинит крепления воздушного шара. Шарлотта размалёвана, как и прежде, в рыжем парике. Всё возвращается на круги своя. 

Фирс. А я думал, вы остаётесь…

Шарлотта. С чего бы?

Фирс (многозначительно). Нууу…

Шарлотта (понимая намёк).  Мужчины, мой друг, приходят и уходят, а сны остаются. Мне необходимо обновить рецепт на снотворное.

Фирс. Шарлотта Ивановна… Вы уж в Петербурге-то… за Любовью-то Андревной…

Шарлотта.  Вот именно. Вылечу пораньше, квартирантов её выгоню. Ей же надо где-то жить с Аней.

Появляется заплаканная Аня. 

4

ШАРЛОТТА И АНЯ. САД ОПАДАЕТ

Продолжение прежней сцены. В саду, под деревом. Пленительное утро.

Шарлотта. О, легка на помине.

Достаёт телефон.

Анька, давай. Ты хотела на память. Встань сюда, Чуть-чуть сюда. Вот так. Давай, с выражением.

Аня. Что я тебе, Грета Гарбо, что ли?

Шарлотта. Грета, Грета. Давай…

Пауза. 

Аня. Древо есть песочные часы…
Время по весне перетекает
из подземной корневой красы
и в надземной кроне расцветает…

Осень колбы те перевернёт,
хоть и молят листья: мало, мало…
И теперь уж — крона отдаёт
корневищу то, что в свой сосуд вбирала.
Всё это время вишнёвый цвет медленно опадает на Аню, как снег…

5

ЧЕТВЁРКА НА ШОССЕ.  5 сентября.

(Здесь начинается реальное физическое время — непрерывное.) 

Шоссе. День. Они идут, шеренгой, в ногу. Гаев, Раневская, Аня, Дуся Епиходова. На Раневской и Ане (какие одеты в строгие английские костюмы) — одинаковые узконосые туфли (ярко-красные лакированные); это туфли на тонких высоких каблуках. Они тянут одинаковые зелёные чемоданчики на колёсиках. Гаев (одет в строгий костюм, белую рубашку, галстук) — тянет красный чемоданчик. (Может быть, всё это чемоданчики на колёсиках.) У Дуси Епиходовой, одетой, как всегда, по-дачному, обутой в кеды, — тележка с помидорами. Все персонажи, как заводные куклы,  смотрят строго вперёд. Метров через сто, Дуся Епиходова сворачивает с трассы. Шеренга останавливается и смотрит на неё. 

Дуся Епиходова. Ну, Леонид Андреич, автобусная остановка — через два поворота. Мост перейдёте — и там близко. Да вы  и сами знаете.

Гаев кивает. Троица синхронно поворачивает головы на дорогу и продолжает движение. Но, через пару шагов, Дуся Епиходова их окликает. 

6

ПРОЩАНИЕ ДУСИ ЕПИХОДОВОЙ 

Дуся Епиходова. Леонид Андреич… Люба… Анечка… Я только хотела сказать… Персик-то у меня вчера… Дрищет и дрищет  — теперь уж прямо на ковёр! И ничего не ест… Потом филе куриное лизнул — снова понос… А эта, которая к нему бегает, она уже вот так раздулась! (Показывает.) А от Персика  забеременела или не от Персика, она же не скажет! И куда мне этих котят? Я вчера даже очки, совсем новые, потеряла — так расстроилась, стоили кучу денег… Так в ведре, что ли, котят топить? Одно-то ведро у меня вчера прямо из-под носа украли, эмалированное! Прямо с водой! Ну и… с Персиком-то что делать? Впихнула ему четверть антипоносного, он выплюнул…

Шеренга, уменьшаясь вдали, продолжает движение.

7

ЗАБЫТЫЙ ФИРС.  5 сентября 

Безлюдная гостиная. На шкафах  — белые чехлы, некоторой мебели уже нет. Большой кованый сундук возле дверей. Тишина.

Крышка сундука чуть-чуть приподнимается. Снова опускается. Потом, с натугой, медленно приподнимается, появляется голова Фирса.

Фирс. Забыли.

Поддерживает крышку руками. Озирается.

Забыли.

Высовывает язык, кривляется.

А, может, просто не нашли! Потому что — не очень-то хотели… Слава Богу!

Вылезает из сундука. Забирается  на крышку, садится на неё, болтает ногами. Раскидывает руки, показывая кукиши на все стороны, напевает:

А в цирк меня не сдали,
не сдали, не сдали!
А в цирк меня не сдали —
вам хрен и три нуля!
Я буду здесь домовым. А над домовым — никто власти не имеет. Никто! Домовой — всем тузам туз.

Видит лошадку.

Орлик, Орлик! Тебя тоже забыли? Слезает с сундука) Вот и хорошо, Орлик…(. Садится на Орлика, отталкивается ногой.) Мы будем жить под кронами вишнёвого сада… Под кронами вишнёвого сада…, А потом — меж его корней… Иииииго-го!.. Да, Орлик? Иииииго-го!..

Уезжает по светлому коридору. 

8

ДОКТОР В САДУ

Шаги в пустом саду. Это Доктор, чем-то похожий, конечно, на Чехова, в соломенной шляпе, со своим акушерским саквояжиком, медленно проходит по саду… Смотрит на ветку. На ней уже видна крошечная плодовая завязь. Подносит к глазам… Крупный план завязи… Отпускает ветку… Она покачивается… Доктор улыбается сам себе… 

9

ВНУТРЕННИЙ ГОЛОС БОГДАНА

Богдан стоит у окна и смотрит на дорогу. Там, вдали, — проходит шеренга: Гаев, Раневская, Аня… Видны удаляющиеся спины. Музыкальная тема «Маленьких фонтанов». 

Богдан (внутренне, вполголоса). Чому ніхто не може сказати, як чорні соки землі перетворюються на сяючу білизну квітів? А потім у зав’язі плодів, у плоди? Чим більше пояснень, тим менше розуміння… Те, що ми бачимо очима, завжди хибно… Це лише химера…

Дальний план. Раневская, издалека, растерянно оборачивается на миг.

Може, знову спитати діда? Я вже питав, він не знає… Ну, я знаю: Небо запліднює Землю, тому що любить її… Так, це так… Але невже любові достатньо, щоб чорноту перетворити на білизну? А потім білизну — знову восени та ночі? Чому це відбувається? Чому? Чому? Є в цьому, можливо, головна загадка життя…

Потрібно запитати у самих дерев. Хтось iз них має знати цю відповідь…

Музыка. Титры.

***

© Марина Палей (ימית פאליי)

22.07.2023

Maassluis, Nederland