Главная / СОРТИРОВКА: ОЧЕРКИ И ЭССЕ (страница 5)

СОРТИРОВКА: ОЧЕРКИ И ЭССЕ

Юлия Пятецкая | Маэстро, урежьте марш!

Случайно прочла опус Макарова про Булгакова «Евангелие от Воланда». Он там объясняет, почему Булгаков нам не друг, колонка в «Тижні» вышла, я так понимаю, в связи со скандалом вокруг якобы запрета «Мастера и Маргариты» в Украине. (Если кто не понял, книжку не запретили, как таковую, а какие-то две конкретные). Про то, что Булгаков нам не друг, я читала приблизительно раз сто в изложении разных авторов, что-то особенно запомнилось – например, «про Мишку-венеролога» от Оксаны Стефановны. Но Юрий Владимирович пошел дальше Забужки и прям-таки размахнулся. Я один фрагмент трижды прочла, пытаясь осмыслить. Пишет, что когда первые читатели и исследователи романа напрямую спрашивали Булгакова, уж не Сталина ли он вывел под видом Воланда, так «автор дипломатично морозился». «Тиждень» это даже выделил красным. Маэстро, урежьте марш!

Далее »

Елена Тамаркина | Соловьиное сердце

Всего 25 лет прожил он на свете, успев создать наиболее чувственную, изысканную и трогательную романтическую поэзию, вошедшую в мировую сокровищницу. 23 февраля исполняется 200 лет со дня смерти великого английского поэта-романтика.

Далее »

Алексей Мельников | Лёва

В классе мы его всегда звали Лёвой. Маленький, с рыжеватой сединой, торчком стоящей над широким лбом. На носу очки с 18 диоптриями. Сквозь них на нас смотрели по-детски наивные и по-взрослому усталые глаза полуслепого физика Ваваева. Раскрытый настежь журнал Лёва всегда подносил к самому носу и, близоруко прицелившись ручкой в строку, выстреливал фамилию очередного визави. - Устинова, иди, дорогая, к доске решать задачу. Юлька Устинова, веселая и шумная троечница, прыснув в кулак и спрятав в портфель листаемый на коленках журнал мод, толкает меня локтем в бок: «Лёшк, чего там?»

Далее »

Анна Нисневич | ПКИИН

В Ханаанских горах, за пределами современной европейской цивилизации находится поселок Пкиин, населенный в основном друзами, христианами и мусульманами, но имеющий богатую еврейскую историю. Относительно связей с цивилизацией - одна гидовская история. Однажды вечером я шла по Пкиину с туристами из Санкт-Петербурга. Естественно, о чем-то говорили - конечно, по-русски. На одном из крутых виражей с нами поравнялась религиозная друзская женщина. Мимоходом она поинтересовалась, откуда мы. Услышав, что из Питера, остановилась, поставила сумки и выдала монолог, поразивший мое воображение: «Я была в Петербурге этим летом, больше всего мне понравился Петергоф и Эрмитаж, но Пушкин и Русский музей тоже интересны». Поправив платок, она взяла сумки и отправилась дальше по своим делам, оставив меня в полном замешательстве. Я не предполагала, что религиозные друзские женщины могут быть настолько продвинуты в знании достопримечательностей бывшей российской столицы. Но мой рассказ о Пкиине я хочу начать с его еврейской истории. Когда на этом месте появились первые евреи, известно только Творцу, но это точно произошло более двух тысяч лет назад. Там, где евреи, там и синагога.

Далее »

Владимир Шак | Как я в Запорожье на улице встретил Тома Сойера и его друга Гека Финна

По пути на рынок по привычке задержался возле бабушек, торгующих на улице – за сотню метров до рынка, всякой всячиной, включая книги всевозможных жанров. Они не новые, поэтому не очень дорогие, но, вместе с этим, весьма интересные. Я с удовольствием ими понемногу пополняю свою домашнюю библиотеку. Книга в неделю, иногда – в две недели. Причем это… Книги - книги с большой буквы.

Далее »

Игорь Цесарский | Куда же ты, дуреха!..

True story
Зима в этом году на Среднем Западе пока что вполне сносная. Морозов как таковых еще не приключилось, а выпавший в новогоднюю ночь снег лежит себе на непроезжей части дорог и в парках, никому особо не досаждая. И хотя я не большой любитель зимы, белизна снежного покрова и эффектные белые шапки на деревьях меня не раздражают, а напротив, радуют глаз.

Далее »

Ирина Афремова | Откуда вы приехали?

Баденвайлер - тихий курортный городок в Германии. Там очень хорошо, и там ничего не происходит. Может поэтому среди покоя, зелени, вкусной еды и полезной воды обращаешь внимание на разные мелочи.

Далее »

Наталья Костина. Главы из жизни, или Смех и слезы Мадам Вилькори

У моей любимой писательницы Зинаиды Вилькорицкой, она же – Мадам Вилькори – смех звучит отовсюду – даже там, где по логике, и автору, и читателю нужно плакать или рыдмя рыдать. Но… в таких местах Зина Вилькорицкая смеется особенно ярко и заразительно – и сейчас начнем разбираться, почему.

Далее »