Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ПРОЗА / Михаил Этельзон | Изобретатель

Михаил Этельзон | Изобретатель

Photo copyright: pixabay.com

– Миша, вас там хотят видеть, – позвали, и я вышел в зал продаж.

Меня ждал коренастый мужчина лет 60-и, который представился: «Давид, изобретатель».

Говорил он с хорошо заметным южным акцентом.

– Это я вас позвал, потому что у меня есть к вам очень выгодное предложение.

– У меня каждый день тут выгодные предложения. У вас еще выгоднее?

– Я изобретатель и хочу предложить вам своё изобретение.

– Мне? Предложить в смысле продать или без смысла подарить?

Альманах

– Ну как подарить, я же потратил время и запатентовал. Образец сделал. Тоже денег стоило. Но я понимаю, что вы пошутили.

– Я вас слушаю с повышенным вниманием, ибо сам когда-то получал патенты и даже работал патентоведом.

– Серьезно? Я этого не знал, но это подтверждает правильность моего выбора. Я провел серьезный анализ рынка и мне в соседней парикмахерской сказали, что вы в Нью-Йорке самый лучший по инструменту, поэтому прямо к вам. Только вы можете оценить моё изобретение и все его выгоды.

– Я уже готов считать все ваши выгоды.

– Нет, ваши выгоды. Ваши. Потому что я вам предлагаю его купить по хорошей цене и заработать большие деньги.

– Когда мы уже начнем? Вы сегодня перейдёте к делу или это отдельный разговор в ресторане?

– В ресторане? Вы меня приглашаете?

– За ваши деньги, которые вы потом получите от продажи изобретения. Устраивает?

– Я не совсем понял суть предложения, но давайте я расскажу вам суть изобретения. Вы продаете ножницы для ногтей, правильно? Но они почти все на правую руку и плохо режут ногти, когда мы берем их в левую руку. Правильно? Они же правые, а не левые. А отдельно левые сложно найти. И зачем покупать две пары ножниц для той же операции? Правильно? Я изобрел новые ножницы, которые легко переделываются в левые за одну минуту. Вот они.

Он положил на прилавок ножницы, которые явно сам смастерил на базе своей идеи. Ручки и лезвия в них поворачивались и формально они становились левыми, что Давид тут же продемонстрировал несколькими манипуляциями с ножницами.

– Ну как? – торжествующе спросил он.

– Да, такими поворотами они становятся левыми.

– А я что говорил! Вы можете на этом заработать большие деньги. Я немного спрошу.

– Почему я, а не вы? И сколько это немного в сравнении с большим заработком?

– Вы можете заработать миллионы, купив у меня всего за 50 тысяч долларов. Я бы запросил больше – сто или двести, но нет времени на эти мелочи, я уже занят новым проектом.

Альманах

– Зачем вы теряете миллионы, заработайте сами.

– Нет, ну это же не так просто. Я направил несколько предложений разным немецким и американским фирмам и жду положительного решения. Но пока они думают уже несколько месяцев и один год не отвечают, а время это деньги, и на новые письма они тоже не отвечают. Я решил идти другим путем. Как Ленин. Помните?

– Устроить революцию в Америке или в Германии?

– Причем тут революция? Я просто подумал, что у вас уже есть связи с этими фирмами, вы уже покупаете у них инструмент, и кому, как не вам, заработать большие деньги, купив у меня это изобретение. Я же понимаю все эти хлопоты, которые вам будут приятны, а мне в тягость.

– Значит, на корню, как идею, они у вас не покупают?

– Пока не покупают, но в любой день я могу получить от них выгодное предложение. Так что надо торопиться.

– А сколько вы от них ждали?

– Ну, от них я бы потребовал не меньше миллиона. Тогда сошлись бы на половине.

– А мне повезло, всего 50 тысяч?

– Да, всего 50, остальное ваше и это будет справедливо.

– А если мы тоже сойдемся на половине?

– 25? Ну, это маловато. Я же потратил столько времени и сил, изготовил образец – видите, всё работает.

– Нет, не работает. Как инженер-механик, я оценил ваши усилия, как патентовед – подтверждаю, что на эту идею может быть выдан или уже получен патент лет 100 назад, что формально – ножницы из правых становятся левыми или наоборот. Но они не работают. И это я вам уже говорю как мастер точильщик. Вы не учли одну мелочь, которая для ваших ножниц – совсем не мелочь, учитывая миллионы.

– Да, вы правы. Я заметил, что вот все вроде бы сделал правильно, а режут они плохо. Особенно, когда их берёшь в левую руку.

– Так же плохо, как и простые ножницы без всех ваших изобретений. Потому что вы не мастер, а только изобретатель.

– Так подскажите или сами доработайте.

– Но зачем мне покупать ваш полупродукт неясно на какую руку, если он не работает ни у вас, ни в планах немецких фирм, которые вам еще сочиняют ответ?

– Хорошо, я вас понял. Я быстро соображаю. Вы хотите купить это дешевле. Вы торгуетесь. Сколько? Сколько вы готовы заплатить за мое изобретение, которое стоит миллионы? Назовите свою разумную цену.

– Сейчас оно ничего не стоит, ибо не работает, и вы не знаете, как сделать его работающим.

– 20 тысяч? Ладно, хорошо: 15 тысяч – и оно ваше. Я уже устал над ним работать, когда есть настоящие идеи. Мне хотя бы окупить свои расходы.

У него зазвонил телефон, он извинился и отошел в сторону. До меня лишь доносились отдельные фразы: “да, не кричи на меня”… “я вот сейчас над этим работаю”… “купит, говорю, купит”… “к черту рент, я заплачу в следующем месяце два, да мы скоро дом купим”… “Я изобретатель, а ты меня заставляешь ерундой заниматься…”

– Извините, – сказал он, вернувшись, – мелочи, быт отрывают от главного, от творчества. Так на чём мы остановились, на 20-и?

– На 15-и и не остановились?

– Да, ладно, я готов вам отдать всё за 15 тысяч . Хорошо, хотя это и несправедливо.

– Несправедливо предлагать неработающее изобретение.

– Так что вы предлагаете? Всего 10 тысяч?

– Нет, я вам предлагаю другое: купите у меня консультацию, как вам сделать ножницы работающими. Я не только объясню, в чем проблема, но и поправлю ваш образец, он заработает.

– Я не понял. Кто у кого покупает? Я же вам продаю.

– И я вам продаю.

– Я не пришел ничего покупать? О чем вы? Сколько вы готовы дать, ваша последняя цена и дорабатывайте сами.

– Вы не понимаете. Я хочу, чтобы вы сами заработали свои миллионы, потратив на мою консультацию и работу всего одну тысячу долларов.

– Вы не из Баку?

– Даже не из Одессы.

– Но я не могу у вас ничего купить, даже если бы хотел. У меня нет тысячи долларов. Хорошо. Вы уже почти согласились купить за 10 тысяч. Отнимаем эту тысячу и ваша новая цена всего 9 тысяч. За вашу тысячу сами и доработаете. Это будет взаимовыгодно, хотя и очень несправедливо.

– Вы из Баку?

– Я из Ташкента.

– У меня нет 9 тысяч на ваше изобретение, но я готов пойти на уступки коллеге-изобретателю только сегодня или завтра. Всего за 500 долларов я вам всё покажу и объясню. И все миллионы ваши. Только никому не говорите, что я так дёшево вам продался.

– Я ничего не понимаю. Вы у меня не покупаете? Я уже сорок минут продаю вам изобретение, а мы стоим на месте. Вы не только не покупаете, вы еще с меня хотите содрать деньги за какие-то советы. Зачем вы тратите мое время? Я же мог пойти к другому, и вы никогда бы не получили своего шанса.

– Давид, разве я вас звал сюда, разве я вам звонил? Я сейчас трачу свое время только из любопытства и уважения к изобретателям. И я вас уважаю, на все 50 тысяч уважаю. Поэтому готов помочь, но у меня тоже рент и семья.

– Так что мы теперь делаем, я запутался. Что мы решили?

– Мы решили, что вы подумаете. Но я готов ждать только до завтра.

– А что будет завтра?

– Завтра я вам расскажу, почему ни одна фирма в мире не делает левые ножницы для ногтей. Это просто не имеет смысла.

– А почему не сегодня?

– Сегодня я уже потратил на вас час своего драгоценного времени. Бесплатно. Но завтра…

Михаил ЭТЕЛЬЗОН