Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ПРОЗА (страница 89)

ПРОЗА

Владимир ЯРАНЦЕВ | «Нас никто не собьет с пути…»

Владимир Яранцев

Их жизни и судьбы связала не только революция, но и Сибирь. На ее земле они состоялись как писатели, журналисты, организаторы лит. движения, воспитавшие целое поколение писателей и поэтов. Здесь, в Сибири, они заслужили авторитет и «имя», представляя затем наш край и наш город в Москве на писательских форумах, заставляя говорить о сибирской литературе и ее главном журнале – «Сибирских огнях».

Далее »

Олег Полствин | Зимний сон ежика

Олег Полствин

Однажды ежик проснулся, не зная отчего, то ли сон ему такой приснился, то ли разбудил его кто. Ежик перевернулся на бок и услышал за стенами своего домика странное и удивительное пение. Такого он никогда и нигде не слышал.

Далее »

Анатолий Курчаткин | Как это бывает. История одной фразы

Анатолий Курчаткин

Долгие годы во мне звучала фраза: «Она идет и курит». Чаще всего она возникала, когда я подходил к метро. Я подходил к метро, а с другой стороны подходила и жадно затягивалась сигаретой, перед тем, как выбросить ее в урну, женщина.

Далее »

Илья Криштул | С наступающим!

Вот и приближается самый долгожданный праздник года! Уже наряжены ёлки и закуплены продукты, спрятаны в укромных уголках подарки родным и пиво на утро, витает в квартирах мандариновый аромат и охлаждается в холодильниках шампанское с водкой.

Далее »

Иван Жердев | Фотограф из Анапы

Иван Жердев

Любить деньги – тяжкий труд, не любить – тяжкая неволя. Я знал человека, который деньги любил беззаветно. При всем этом он был неплохим музыкантом, обладал почти идеальным слухом и светло-голубыми глазами, со стальным оттенком, глазами воина, а не торговца.

Далее »

Борис Замятин | Вечер во дворе

Борис Замятин

Тетя Зина, жена старого портного Забарского, неизлечимо больна. К этому печальному обстоятельству уже давно привыкли и родные, и соседи, и знакомые. Догадывается об этом и тетя Зина. Она лежит на широкой никелированной кровати, не шевелясь и не зажигая света.

Далее »

Олег Харитонов | Сад радостей земных

Олег Харитонов

Зима 1918-го. Заледенелый от мороза и ужаса Петроград затаённо притих после первого угара смуты. Комиссары подустали убивать и пьянствовать. Готовятся драпать в Москву - интервенты лезут, воевать никто не хочет. Напоследок решили гульнуть... культурно.

Далее »