Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ПРОЗА / Ирина Мазура | Вожак волчьей стаи

Ирина Мазура | Вожак волчьей стаи

Из цикла «Россия, которую мы покидали»

Photo copyright: pixabay.com. CC0

Вместо предисловия

В очередной раз решив избавиться от прошлого, разбираю горы бумаг, скопившихся в закоулках шкафов. Выуживаю из разноцветных папок мрачно-синюю со старыми публикациями. Сначала хотела выбросить, не глядя. Потом все-таки открыла и вчиталась. Подумала: а ведь это история эпохи, России, из которой мы в конце прошлого тысячелетия уезжали.

О девяностых писали многие. И переживали их все по-разному. Для кого-то это были годы удачного старта, для кого-то тяжких испытаний. Для большинства жителей Набережных Челнов – уж точно. Время вынужденного полуголодного безделья, неоплачиваемых административных отпусков на КамАЗе и других предприятиях, клетчатых баулов мерзнущих на рынках женщин: от нужды они подались в торговлю, продающих тогда стало больше, чем покупающих. И, конечно, время “расцвета” криминала, неизменного спутника мрачных перемен.

…Промороженные трамваи, поземка, стелющаяся по мокрому асфальту, мрачные лица прохожих, разучившихся улыбаться, голоса без интонаций, как сквозь вату. Преобладающий цвет серый. Конечно, были, не могли не существовать другие оттенки, но почему-то запомнилась именно эта безрадостная гамма.

Можно выбросить бумажные газеты, но из снов кусок жизни не сотрешь… Ни буду ничего выбрасывать. Сохраню.

Итак, первый текст о криминальных авторитетах. Без купюр, без литературных красивостей. В том самом виде, в каком он был опубликован в 1998-м на страницах не существующего ныне издания. До моего отъезда тогда оставалось чуть больше года, только я этого еще не знала.

Штрихи к портрету лидера преступной группировки

У парня, в напряженной позе застывшего на скамье подсудимых, интеллигентная внешность. Мягкие черты лица, чуть длинноватые, но аккуратно причесанные волосы, щурящиеся из-за толстых стеклов очков умные серые глаза обрамлены длиннющими ресницами. Убрать бы щетину да сменить грязный свитер на строгий пиджак – ни дать ни взять – научный сотрудник. Владимир Бекасов (эта и другие фамилии изменены) вполне мог бы им стать. Но иначе сложил свою судьбу. Судят молодого человека как организатора преступной группировки, на счету которой более десятка грабежей и убийство.

Литературный клуб

Кто они, вожаки банд, беспардонно вламывающиеся в наши квартиры и способные пролить кровь ради наживы? Попытаюсь набросать штрихи образа собирательного. Оговорюсь сразу: материал основан не на вымысле, а на реальных фактах. Тех, о которых рассказали работники прокуратуры и управления внутренних дел Набережных Челнов.

Общее

Средний возраст главаря – 25-35 лет. Впрочем, встречаются «экземпляры» и помоложе. Как, например, 19-летний Олег Нефедов, который лично не принимал участия ни в одном из продуманных и организованных им преступлений.

Образование – в лучшем случае среднее. Происхождение – пролетарское, в основном, из рабочих семей, в которых не всё обстоит благополучно. Исключение составляет разве что Владимир Бекасов, выросший в обстановке абсолютного, стопроцентного обожания со стороны родителей и чуть ли не с отличием окончивший один из престижных казанских вузов. Вожаки банд, как правило, уже имеют за плечами богатый криминальный опыт, не одну судимость, прошли школу зон и тюрем. Кроме того же «интеллигента» Бекасова.

Все – люди неглупые, обладающие неплохими, иные – и блестящими организаторскими способностями; прекрасные психологи, отлично разбирающиеся в человеческих слабостях. А иначе как удалось бы им сколотить свои сплоченные, хоть и преступные «коллективы»?

Цель все наши «герои» преследовали в общем-то одну – нажиться, набить краденым карманы. Бекасов же, как он сам считает, встал на преступный путь вынужденно. Не удался бизнес, которым занялся; лопнуло, едва успев начаться, дело. А тут, на беду, нашлись «благодетели», открывшие предприятие и взявшие кредит на имя Владимира. Впутали его в долги. И немалые. Вот и решил изобретательный парень поправить материальное положение грабежом квартир.

Различия

Словом, общего у лидеров преступных группировок много. Но не всё. Один – общителен, коммуникабелен, другой – замкнут, весь в себе. Один – никогда не теряет самообладания, другой – не умеет держать себя в руках, чуть что срывается на крик. Впрочем, не будем голословными, вкратце расскажем о некоторых.

Олег Нефедов. Самый молодой в нашей теоретической криминальной компании, к началу суда пареньку едва исполнилось 19. Лидер по натуре, самоуверен, но не нагл. Внешне, манерами – вкрадчив, обаятелен, особенно в общении с представительницами прекрасного пола. Очень разговорчив; в отличие от своих порой косноязычных сверстников – «златоуст» каких поискать, говорит как по писаному. Кого угодно может переспорить, переубедить в чем-то, склонить на свою сторону. Этими качествами и покорил недалеких сотоварищей. Они-то и совершали налеты на квартиры челнинцев. А сам Олег, не любитель марать руки, преспокойненько отлеживался дома. Впрочем, не бездействуя – тщательно продумывал план «операций», подбирал участников группы. Втянул в их число и свою невесту, которая впоследствии проходила по делу как наводчица.

Ленив, неоднократно отметал предложения отца, пытающегося устроить сына на работу.

Альманах «Новый континент»

Ринат Усманов. Ему 27 лет. Специалист щирокого профиля. Во-первых, не было в его «деле» узкой специализации, группа и обворовывала квартиры в отсутствии хозяев и совершала откровенные налеты. Не гнушались парни Усманова и сам их «руководитель» карманными кражами, при случае могли обчистить салон оставленной без присмотра автомашины. Во-вторых, лезли не только к богатым, ко всем подряд, даже к почти нищим. Могли забрать у человека последнее. У одной бабули, например, умыкнули из сундука с хламом припрятанный мешочек с килограммом сахара.

Усманова можно назвать виртуозом воровского дела. Он безнаказанно орудовал в Челнах в течении полутора лет и попался только на 175-ом (!) эпизоде. Видимо, везуч. А скорее всего – увертлив. Как-то был «застукан» на месте преступления хозяином квартиры, но ушел прямо у него из-под носа.

Характер Рината – сложный. Парень очень вспыльчив, раздражителен. И страшно озлоблен на весь мир. Во время процесса буквально измотал, задергал суд, часто срывался на истерику, неоднократно менял показания, даже пообещал прокурору ограбить его квартиру.

Любитель покутить. Всё награбленное продавалось участниками группы за бесценок и пропивалось – проедалось сразу же, в течение нескольких дней.

Руслан Хамитов. Про него тоже можно сказать, что главная его черта – озлобленность на всех и вся. Объясняется, наверное, обстановкой в семье, где нормой были скандалы, ругань, отец частенько избивал мать, где дым стоял коромыслом. Словом, где не существовало ничего святого.

Стоит ли удивляться, что Руслан ни в грош не ставил родственников? Кстати, они и стали первыми его жертвами. Спокойно мог придти в дом к дядюшке или тетушке, плотно поужинать, а, уходя, прихватить с вешалки норковую шапку.

Прислать материал для публикации на сайте

Не щадил Хамитов даже тех, кто делал ему добро. Как-то ехали на машине с краденым, по дороге село колесо. Притормозили, поставили машину у обочины и начали голосовать. Десятки легковушек и грузовиков пролетели мимо, боялись их владельцы останавливаться в ночи. А один водитель оказался, на беду свою, сердобольным, помог парням починить «тачку». Те «отблагодарили» его сполна – накинули веревку на шею и задушили. Это было не единственное убийство на счету группы.

Владимир Бекасов. О нем сказано уже достаточно. Остается добавить несколько слов об узкой специализации. Это вооруженные нападения только на тщательно вычисленные и очень богатые дома. Ущерб от визитов «бекасовцев» составлял порой до 25-30 миллионов старыми. Всего было совершено 16 грабежей.

Причем, многие пострадавшие не только не заявляли в милицию, но отказались от дачи показаний в суде. Почему? Возможно, кое у кого рыльце оказалось в пушку, и дорогостоящие техника и золото достались теперешним жертвам не совсем честным путем. В этом свете Владимир предстает чуть ли не в роли симпатичного застенчивого Юрия Деточкина. Вернее, представал бы, если бы не извлекал из своего занятия выгоду. Если бы не прибегал к изощренному откровенному шантажу. Он умел находить болевые точки, иногда грозил даже физически уничтожить детей пострадавших. Выходит, не так мил и обаятелен Бекасов, как это могло показаться.

Что касается организаторских способностей, то они – весьма заурядны. Ну, во-первых, бизнес все-таки не удался, лопнул. Во-вторых, все преступления группы строились по примитивной схеме. В дверь звонила миловидная девушка, единственная в банде представительница слабого пола, называлась работницей Горгаза или ЖЭКа, заводила с хозяевами нехитрый разговор. Вслед за ней в квартиру вламывались крепкие вооруженные парни. Парализованные страхом жертвы обычно молчали и не предпринимали никаких попыток оказать сопротивление. Лишь один мужчина дал отпор, за что поплатился жизнью.

На суде Бекасов, надо отдать ему должное, вел себя достойно. Не перекладывал своих грехов на чужие плечи, всю вину взял на себя.

Артур Ким. Руководитель и организатор банды, специализировавшейся на краже автомобилей из гаражей. Далеко не юнец, кореец по национальности. Внешне хладнокровен, невозмутим.

Очень умен. Обладает недюжинными техническими талантами. Возможно, иначе сложись судьба, вполне мог бы стать незаурядным производственником, изобретателем или даже ученым.

Группа Кима совершала тщательно подготовленные налеты на гаражно-строительные кооперативы. И какие! Пострадавшие буквально немели, когда лицезрели результаты деятельности банды. Одновременно пробивались или взрывались десятки стен, одномоментно оказывалдись открытыми двери нескольких гаражей. Из них вывозилось всё имущество. Подчистую.

Причем, награбленное не уходило в песок. Лидер группировки каждую деталь, каждую запчасть легко обращал в звонкую полновесную монету. Продумывал и планировал заранее не только сам угон, но и сбыт «товара». На машинах в Челнах меняли номера, автомобили отгоняли за пределы республики, чаще – в Прибалтику или Украину.

Роли были четко распределены, каждый занимался своим делом. Все «кимовцы» уважали и блюли железную дисциплину. Разумеется, подчинялись лидеру беспрекословно, хотя были далеко не бессловесными «ягнятами», многие имели за плечами не одну судимость.

Окружение

Собирательный портрет будет неполным, если ничего не сказать об окружении главарей.

Подбирались «рядовые» далеко не случайно. Часто в одну группировку попадали парни, выросшие в одном дворе, знакомые с детства, учившиеся в одной школе, то есть отлично изучившие характеры друг друга. Иногда в одну компанию «вписывались» и вместе сидевшие за прежние «подвиги». Так было в группировках Нефедова, Хамитова, Усманова, Кима.

Нередко банды сплачивались по территориальному признаку. Семь из девяти подельников Артура жили, например, в одном многоквартирном доме, встречались и обсуждали свои проблемы в электрощитовой.

Усманов задабривал подопечных, давал им деньги на жизнь, на курево. Предпочитал, чтобы помощники были моложе его самого. Так легче командовать, сохранять авторитет. Поэтому в группе Рината были и несовершеннолетние.

Нефедов заводил знакомства с ребятами безвольными, бесхарактерными, не умеющими возразить, постоять за себя. На таких в случае чего проще, легче свалить вину.

Среди рядовых участников преступлений, о которых идет речь, практически не было «солдат, мечтающих стать генералами». Все они – из тех, кому на роду написано быть ведомыми, а не ведущими.

Еще один принцип формирования подобных группировок – по интересам. Впрочем, он – один – нажиться, разбогатеть на халяву.

И последнее. Лидеры водят дружбу с людьми своего круга. Если Нефедов, Халитов, Усманов, Ким – грабители с опытом, ранее отбывшие сроки, то и большинство воплотителей их замыслов – того же поля ягоды. В группировке же дебютанта Бекасова практически нет судимых. Почти все производят впечатление чуть ли не интеллигентных людей.

За страшной чертой

Повторимся: цель, которую преследовали банды – корыстная. Ни в одной из группировок не было ни маньяков, ни профессиональных убийц – киллеров.

Увы, грабеж всегда сопряжен с насилием – выламыванием рук, ударами по голове большей или меньшей степени тяжести. Грабитель всегда ходит по грани, за которой – трагедия, которая отделяет «сухое» дело от «мокрого». Поэтому почти всегда в конце концов совершается убийство.

Компания из трех человек из окружения Бекасова совершала уже десятый по счету налет на квартиру. И впервые столкнулась со строптивым хозяином, попытавшимся оказать сопротивление. В результате в ход был пущен обрез, человека застрелили. Примерно по тому же сценарию игрался многоактный спектакль «режиссера» Хамитова. Настал час, когда произошло непоправимое.

Неизбежное рано или поздно случается. Другое дело: как ведут себя, переступив страшную черту, бандиты. По-разному. Зависит от того, осталась ли в них хоть капля человеческого.

Парни Бекасова совершали налет за налетом. И, может быть, даже ощущали себя при этом чуть ли не героями, упивались криминальной романтикой. Еще бы! Маски, перчатки, оружие – всё так необыденно и танственно. Когда увидели истекающий кровью труп, пот прошиб от ужаса, не нужно стало ни роскошных тряпок, ни японский техники, ни больших денег. Вчерашние «хозяева жизни» перестали спать ночами. После этого инцидента налеты совершали уже другие.

Но такой была реакция участников только одной группировки. Не надо сбрасывать со счетов, что Бекасов подбирал рать по образу и подобию своему, то есть не было в его окружение ранее судимых, всякого повидавших и успевших растерять самих себя по крохам.

Так, подопечные Руслана Хамитова, совершив первое убийство, вошли в раж. В этой связи весьма удачна параллель, которую провел один из работников прокуратуры. Он сравнил лидеров банд с вожаками волчьих стай, а исполнителей – с ненасытным зверьём. Волк забирается в хлев, чтобы выкрасть всего одного ягненка. Но, ранив его и почуяв запах крови, хищник может перерезать всех овец.

Так и запах преступления. Он стирает все грани.

***

Возможно, портрет получился неполным. Но по крайней мере – дающим представление о тех, кто несет в наши дома горе и беду; о волчьих законах, царящих в преступном мире.

Как раз тот случай, когда лучше прочесть или услышать, чем увидеть. Страшно взглянуть в глаза волка, когда он – рядом. Хищник безопасен только за решеткой.

Ирина МАЗУРА

1998 г