Главная / ЛИТЕРАТУРНАЯ КРИТИКА / Тимофей Лиокумович. Прописаны в сердце

Тимофей Лиокумович. Прописаны в сердце

Представляем новую книгу Тимофея Лиокумовича “ПРОПИСАНЫ В СЕРДЦЕ. Путевые заметки”

Cover-Print-Propis_jpg

 

ИЗРАИЛЬ!.. КАК МНОГО В ЭТОМ СЛОВЕ

Народ Израиля – самоотверженный труженик,
каждодневно рискующий своими детьми во имя поддержания мира.
Татьяна Кузовлева

К ЧЕМУ ВРАЖДУЕТ ЧЕЛОВЕК?

 

Альманах

 

Израиль! Святая Земля! Маленькая страна со сравнительно небольшим количеством населения, но сколько шума и страстей вокруг нее! Сколько  крови пришлось ей пролить и сколько страданий испытать. Она, как феникс, встающий из пепла, возникла из векового небытия и существует наперекор всем открытым и скрытым недругам, на радость доброжелателям, верящим в торжество человечности и справедливости. Все больше людей стремится прикоснуться к ее неповторимой притягательности, увидеть воочию землю обетованную, иметь о ней собственное представление.

Вот и мне представилась такая возможность.

Под крылом самолета силуэты Чикаго. Еще раз, теперь уже с небесной высоты, убеждаешься в его красоте. Кварталы прямых улиц, переполненные потоками машин. Чарующая панорама города. Безбрежное озеро Мичиган. Извилистой лентой вьются реки. Зеленые квадраты лесов. Бескрайняя равнина обработанных полей.

Изредка появляются первые облачка. Они выглядят легкими белыми пушистыми одеяльцами на фоне зелени. Но вот количество облаков увеличивается. Они кучкуются. Потом напоминают разрозненное стадо  овец. Через некоторое время их так много, что уже представляются не разрозненным стадом, а компактной атарой, куда-то торопливо спешащей. Влетаем в облака. Непроницаемая пелена тумана. Как будто плывем в сплошном молоке. Но вдруг самолет вырывается из облачных объятий. Облака уже под ним, блестят ослепительно в солнечном сиянии. На горизонте же поднимаются целые облачные горы: высокие, причудливые, разящей белизны и девственной чистоты. Такое никогда не увидишь с земли. Над самолетом же голубое-голубое небо – необычайно нежной синевы.

Размышляю, а какой бы предстала эта картина с земли, если б глаз мог прорываться через толщу облаков, как прорвался самолет. В таком случае казалось бы, что небо не одно, а целых два. Первое — видимое с земли, а второе – спрятанное от людей облаками. Однако и одно и другое привлекательны, у обеих своя красота и прелесть. И вместе они в очередной раз заставляют поражаться разнообразию большого мира, обладающего разноликой яркостью неповторимых красок — того мира, в котором живет человек, в том числе и того мирозданья, которое находится над его головой.

Неподдающееся очарование белизны облаков и голубизны неба, а между ними летит самолет – детище человеческой мысли, дерзости, таланта, детище человеческих рук. Не дал Бог людям крыльев, но они сумели все-таки взлететь и подняться выше птиц, божьих созданий, одаренных от природы способностью парить в воздухе. Живое подтверждение могущества и величия человека. Значит, призвание человека творить, созидать, строить, дерзко обогащать природу своими открытиями. Так что же ему еще нужно при обладании такой могучей силой созидания? Почему люди не могут жить мирно, радоваться земной и небесной красоте, утверждать свое величие новыми машинами, новыми достижениями в медицине и в других отраслях своей повседневной деятельности? К чему распри и войны? Почему люди вечно воюют и уничтожают себе подобных? Разве не противоречит это их собственной природе, человеческому разуму, человеческим чувствам? Ведь места на земле хватает всем, а небесные просторы и вовсе оказываются безграничными. Все создано для мира и труда. Для счастья и радости. Взаимопонимания и любви. Для ощущения полноты жизни.

Невольно в памяти всплыли лермонтовские строки:

…Жалкий человек.
Чего он хочет!.. небо ясно,
Под небом места много всем,
Но беспрестанно и напрасно
Один враждует он – зачем?

Почему же ты вечно враждуешь, человек? Не служат ли тебе непреходящая небесная и земная красота горьким укором твоей зависти, глупости, желаниям утвердиться за счет унижения подобного себе? Когда же восторжествует человеческий разум и окажется единым целым с плодотворящей окружающей природой, которая зовет его одуматься, увидеть прелесть мира и жить с ней в гармонии? И когда же человек услышит этот вечный зов природы? Грядет ли сей час в его истории?

Такие мысли одолевали меня по дороге в Израиль.

******************************************

ВСТРЕЧА С БЕЛАРУСЬЮ

Светлые и грустные впечатления

Но память былого
Все крадется в сердце тревожно…
Афанасий Фет

Альманах

НЕПРЕОДОЛИМОЕ ПРИТЯЖЕНИЕ

 

Ни у кого не вызывает сомнения, что решение об эмиграции из родной страны принимается не от хорошей жизни. Нельзя не согласиться с белорусским поэтом Максимом Богдановичем, который еще в начале прошлого века подметил: «Бросить свой край и ехать Бог весть куда – это же самое последнее дело, на которое можно решиться только в крайности». Конечно, люди никогда не расставались бы с родной землей, если б на ней были созданы нормальные условия для жизни.

В то же самое время порядочный человек не плюнет в лицо своей Родине, если даже она повернулась к нему спиной, оказалась для него недоброжелательной мачехой, а не ласковой матерью. Он сумеет отделить зерна от плевел, понять, что стал жертвой обстоятельств, жертвой неблагоприятного для себя времени, непредвиденных потрясений. Верно утверждает  писатель Леонид Коваль, что «два источника питают человека – молоко матери и соки родной земли» и «этими ничем незаменимыми соками скреплены пролеты и сваи мостов» между сердцами людей.

Не может человек забыть землю, на которой родился, вместе с которой пережил нелегкие времена, а то и кровь проливал за ее свободу и независимость или самоотверженным трудом множил ее славу, отдал ей лучшие годы своей жизни, и в которой покоятся его предки, ставшие неотделимой частицей этой земли. Сердце не может не стремиться к отцовскому краю. «Родные пепелища» обладают притягательной силой. Благородный человек не сможет оставаться равнодушным к тому, что происходит на покинутой земле, не сможет не интересоваться происходящими на ней изменениями, а по возможности попытается и посетить страну, из которой вынужден был эмигрировать.

Разумеется, для новой встречи с покинутой землей человек должен «созреть». Мне, например, понадобилось почти девять лет прежде, чем решиться на такой шаг.

А за короткое пребывание в Беларуси хотелось как можно больше увидеть и услышать. Посетить места своего детства, юности и трудовых будней, встретиться с родными, друзьями, коллегами, поклониться могилам оставшихся там навсегда членов семьи. Посмотреть, что в белорусских краях осталось по-прежнему, а что и как изменилось. Не только освежить память, но и попытаться осмыслить то новое, что там произошло за годы моего отсутствия. Одним словом, узнать, чем и как живет ныне народ Беларуси. К сожалению, не все из намеченного удалось осуществить из-за краткого пребывания, однако, впечатлений оказалось много. И разнообразных. Надеюсь, что они будут восприняты не без интереса всеми, кто не вычеркнул окончательно из сердца прошлые страницы своей нелегкой советской биографии.