Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ПРОЗА / Зинаида Вилькорицкая (Мадам Вилькори) | Про кота, который испачкался в радуге

Зинаида Вилькорицкая (Мадам Вилькори) | Про кота, который испачкался в радуге

Жил-был кот. У кота был художник.

– Ты у меня живешь? Живешь. Но толку от тебя никакого! – сказал кот художнику. – Сделай что-то полезное. Нарисуй меня!

Для чего существуют художники? Чтобы исполнять желания котов. Нарисовал художник шикарного рыжего кота. Уши, глаза, усы…

– Ты совсем не умеешь рисовать! – обиделся кот. – Почему я такой рыжий? И куда ты дел мой замечательный хвост?

– Все поправимо. Сейчас нарисую! – сказал художник. – Вот он.

Альманах

– Почему он такой длинный? Под ним целых четыре мыши поместилиcь, пятая на усах качается! Это неправильные мыши. Они меня совсем не боятся! – опечалился кот. – Подними-ка мой хвост повыше, чтобы его ни одна мышь не достала!

– Можно и повыше, – согласился художник. – Вот. Смотри. Нормальная высота?

– Чересчур высоко! Я боюсь электричества! – у кота задрожали лапы. – Там слишком много птиц! Они будут больно клеваться, ты меня понял?

– Понял-понял! Не волнуйся! – художник убрал «слишком много» птиц и оставил одну. Вот эту.

– Не хочу попугая, – покрутил головой кот. – Он меня дразнить будет. Поменяй его на рыбу.

– Аквариум подходит? Можно покрасить тебя под морские водоросли, элегантно свесить хвост… Годится?

– Не годится. Я плавать не умею. Положи мой хвост на землю и подбери другую расцветку!

– Какую?

– Другую! Под цвет облаков!

– Ладно. Уговорил! – улыбнулся художник и нарисовал вот такого кота.

– Ты далек от настоящего искусства. Вечно все путаешь. Тебе ничего нельзя доверить! – проворчал кот. – Я слишком бледный. Сделай меня поярче. И глаза совсем не видны. Пусть будут большими и горят, как лампочки!

Альманах

– Ну как? Доволен? Глаза видны? – художник очень старался.

– Ты пе-ре-ста-рал-ся! – кот уронил две слезы на усы. – Рисуй другие глаза. Убери хвост из розетки и поменяй цвет. Слишком много фиолетового!

– Будет сделано! – сказал художник.

– У каждого уважающего себя кота должен быть художник, но ты слишком непонятливый, а я слишком добрый и терпеливый. Вас, художников, воспитывать надо. Смотри картины великих – и рисуй! Не можешь? А я могу. Не хуже тебя могу. За секунду сам себя изображу! Это же так просто: испачкаться в радуге – и шедевр готов! Во мне талант пропадает. Учись!

Кот прыгнул на палитру… Перепрыгнул на мольберт… Прокатился по холсту… Хвостом размазал все, что мог… И сам себя испугался.

– Это кто? – ужаснулся кот. – Я?

– Ты. Вернее, твой автопортрет, – подтвердил художник.

– Почему все краски на мне оказались? – захныкал кот. – Я похож на подушку: толстый, короткий и лапы какие-то… непонятно, чьи! Это неправильный автопортрет. Я никак не могу быть котом и художником сразу…

– Не плачь. Не расстраивайся, – подбодрил художник. – Хочешь, сделаю тебя подлиннее и постройнее?

– И повыше! Жду шедевра!

– Нет проблем! – заверил художник. – Шедевр – так шедевр. Повыше – так повыше. Пусть тигры завидуют!

– Это разве шедевр? – расстроился кот. – Я большой, как гора. Не идут мне длинные полосы! Они меня слишком стройнят. Я выгляжу таким худым и несчастным…

– Ладно, – взмахнул кистью художник. – Сделаю тебя толстым и счастливым.

– Почему я похож на полосатый матрас? – снова загрустил кот. – И хвост не поместился… Где ты видел хвост отдельно от кота? Нарисуй другой. Красивый и живой!

– Вот такой? – спросил художник.

– Намного лучше, но не смеши мои лапы. Что скажут ценители моей красоты? В каком виде ты меня подаешь? Я тебе не змей с двумя головами. Срочно переделывай, пока мои кошки не разбежались!

– Уже переделал! Неужели не видишь? – развеселился художник. – Ну как? Нравится?

– Не нравится! Я тут какой-то чумазый, перепуганный – на потеху соседским лягушкам. Не улыбайся и не подлизывайся: усы у тебя есть, зато хвоста нет. Не соображаешь ты в хвостах. И радуга у нас закончилась. Принеси новую. За это я разрешу купить мне что-нибудь вкусненькое. От моего хорошего настроения зависит жизнь мышей. Нечего на котах экономить. Вот.

– Да-да! Само собой! – отозвался художник. – Ты прав, как всегда. Может, возьмешь меня в коты? Я давно мечтаю стать котом. Красивым, веселым, на солнышко похожим. Вот таким.

– Ну… – промурлыкал кот. – Ты же меня взял в художники? Придется взять тебя в коты!

– Спасибо за доверие! – обрадовался художник и нарисовал подходящую картину.

– Ух ты! Два кота! Как здорово! Это мы? – радостно замяукал кот.

– Да, это мы, – подтвердил художник. – Я и ты. Понимаешь?

– Понимяу! Понимяу! Понимя-а-а-а-у-у-у!

– Мы, коты, всегда хорошо понимаем друг друга. Давай-ка вместе испачкаемся в радуге! – воскликнул художник.

Зинаида Вилькорицкая (Мадам Вилькори)

Рисунки художника Сергея Сыченко