Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ПРОЗА / Дмитрий Бирман | «Письма до востребования»

Дмитрий Бирман | «Письма до востребования»

Дмитрий Бирман

Об авторе

Дмитрий Бирман, родился 18 апреля 1961, Горький (Нижний Новгород). Поэт, прозаик, член Союза писателей России, член Российского отделения Международной организации литераторов «ПЕН-клуб», председатель оргкомитета Международного литературного фестиваля имени Максима Горького.

Автор книг «Две роли» (2000), «ИМХО» (2007), «Азбука масок» (2009), «Как вкусно пахнет дождь» (2012), «Ежедневник» (2013), «Странные люди» (2017). На других языках вышли книги «Alphabet of Masks» (Enigma Books, New York, 2011)и «Jak pysznie pachnie deszcz» (Piekny Swiet, Gdynia, 2012). Лауреат международного поэтического конкурса им. Н.Рубцова (2010). Лауреат национальной литературной премии «Писатель года-2011». Лауреат международного литературного фестиваля «Русские мифы» в номинации «Современная поэзия» (2012). Лауреат международной литературной премии им. Э.Хемингуэя.

Photo copyright: pixabay.com

«Письма до востребования»
(отрывки из новой книги)

Вступление

Я очень люблю СЛОВО.

Когда ты говоришь и смотришь в глаза собеседнику, то фальшь, неискренность, неумение выразить свои мысли, невозможно скрыть.

Мы можем сразу объяснить, если нас неправильно поняли. Даже если наш собеседник обижен и хочет уйти, можно мягко придержать его за руку и успеть сказать то, что сможет его остановить.

Литературный клуб

Если речь идёт о мужчине и женщине, то возможности личного общения, практически, безграничны.

Неприятный человек ВИДЕН. Мы стараемся обходить его стороной или сводить общение с ним к минимуму.

Социальные сети вошли в нашу жизнь быстро и навсегда.

Они принесли радость общения людям с ограниченными возможностями.

Сделали известными авторов, которые долгие годы писали “в стол”.

Помогли спасти большое количество людей.

И т.д., и т.п.

В то же время, они разрушают нашу жизнь, уничтожая то, что ни стоит нам ни копейки, но ценится очень высоко.

Альманах «Новый континент»

Личное общение. Глаза в глаза.

И никакой Скайп или Вайбер не заменит этого.

Так же как спокойная, тихая, покорная женщина из латекса не заменит живую-беспокойную, вредную, стервозную, но ЖИВУЮ.

Эти ПИСЬМА о том, как слово в смс, да что там слово, смайлик, может разрушить отношения.

О том, как за красивой аватаркой, умными (переписанными из непрочитанных книг) текстами и стихами, может возникать ИЛЛЮЗИЯ. Иллюзия, превращающаяся в обман и жалящая прямо в сердце.

Письма «ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ», потому что они адресованы всем.

Прислать материал для публикации на сайте

Все истории вымышлены, но уверен, они происходили со многими из вас.

Искренне ваш, Дмитрий Бирман

История первая

Она никому не верила.

В смысле мужчинам.

Она завела два аккаунта на FB и могла любого искателя любовных утех и сексуальных развлечений вывернуть наизнанку.

Это ее забавляло.

Она поместила в одном профиле аватарку со своей фотографией (волна чёрных волос закрывает пол лица), а в другом жизнерадостную блондинку с широко распахнутыми голубыми глазами и пухлыми губками (стащила с какого-то сайта о косметике).

Когда очередная жертва, попадалась в сети, она вела её по заранее подготовленному плану.

Сначала общие разговоры и общение на “Вы”. Тех, кто сразу начинал “тыкать” она отправляла “в бан”.

Потом попытка соискателя узнать номер ее телефона (от которой она мягко уходила), переход на “ты” и предложение встретиться.

Вот тут на сцену выходила Подруга.

Подруга могла заболеть, неожиданно приехать с рассказом о несчастной любви и т.д., но, главное, она подробно описывала Подругу, рассказывая о том, какая та замечательная.

Затем Подруга лайкала пару “умных” постов соискателя, который, разумеется, приглашал ее в друзья.

Капкан беззвучно защелкивался и начинался следующий этап забавы.

Она находила любой повод, чтобы обидеться и замолчать на день-два. Ловелас, уже мечтающий о ее неземных прелестях, бросался…

Правильно! К Подруге. Он писал, что не понимает, страдает, умолял помочь.

Вот тогда она, уже в роли Подруги, начинала выворачивать наизнанку незадачливого лоха с высоким уровнем тестостерона.

Подруга была сострадательной, понимающей и через день активного общения предлагала интернетному Казанове встретиться.

Потому что он хороший и способен на настоящее, глубокое чувство.

Тот внимательно рассматривал фото сексуальной блондинки, резонно считая, что замена вполне адекватная.

Как только искатель сексуальных развлечений соглашался на встречу, то получал гневное смс.

Она писала, что Подруга ей все рассказала, что она не хочет мешать их любви, хотя он – подлец, и сделал ей очень больно.

Недоумок пытался оправдываться, но было поздно.

Один ненормальный, в отчаянии от того, что потерял сразу двух потенциальных партнёрш, написал ей, что готов к суициду.

В общем, она веселилась от души.

Однажды ночью, она получила смс: “Спасибо за внимание к моему творчеству. Не спится?”

Она, действительно, часто лайкала его стихи. Они ей нравились, хотя, пожалуй, были простоваты.

Временами, когда бессонница шептала на ухо, что пора всерьёз заняться личной жизнью, она заходила на его страничку.

Рассматривала фотографию высокого, стройного мужчины, лет сорока пяти, с печальными глазами, перечитывала то, что особенно понравилось, и ставила лайки под новыми публикациями.

“Не спится” – ответила она, – “а вам?”

И закрутилось.

Она, по привычке, повела его по протоптанной дорожке.

Но…

Он отказался от встречи с Подругой.

Он терпеливо ждал, когда она, после придуманного повода, снова будет в Сети.

Не узнавая себя, она прислала ему номер своего телефона, и они проболтали до утра.

Он оказался прекрасным рассказчиком с приятным баритоном.

Она очень увлеклась им, но, по привычке, продолжала провоцировать и придумывать причины, из-за которых они не могут встретиться.

Это продолжалось месяца два и превратилось в безумие.

Она невозможно хотела его.

Солнечным зимним утром она написала: “Приходи сегодня в 18. Левый вход в “Атриум”.

Он ответил: “О, милая! Наконец-то! Я буду в красном плаще и с батоном под мышкой, чтобы ты не ошиблась)))”

Ей казалось, что в метро стало светлее. Она шла, подставляя лицо падающему снегу, чувствуя на губах нежную небесную влагу и представляя, что это его поцелуи.

У левого входа в “Атриум”, спиной к ней, стоял высокий стройный мужчина в коричневой дубленке.

Сердце екнуло, упало вниз и, через мгновение, стало биться в висках.

Пока она, по инерции, продолжала двигаться вперёд, мужчина повернулся и сделал шаг в сторону.

Ее жадный взгляд выхватил фигурку карлика, который стоял за мужчиной и сначала не был виден.

Карлик был в красном пальто, с батоном под мышкой и букетом бордовых роз.

Два аккаунта были не только у неё…

История вторая

Больше всего она не любила рано просыпаться.

Утро, заполненное суетой, бесило ее.

Встать, набросить халат (мальчики уже взрослые), пройти в детскую, терпеливо разбудить, поднять и заставить идти умываться, бесконечно завидуя мужу, который может ещё немного поваляться, нежась в утренней истоме. Включить чайник, взбить яйца для омлета и положить капсулу с “декаф” в кофемашину.

Хотя, нет. Были тревожно-сладкие пять минут, без которых она уже не мыслила своего утра. До того как накинуть халат, голышом, она шла в туалет с телефоном в правой руке. Там, присев на унитаз и предоставив возможность рефлексам выполнять физиологические функции, она включала айфон прикосновением большого пальца, а затем, указательным, касалась иконки мессенджера.

Она читала то, что он написал ей ночью, и это примиряло ее с надоевшим утренним ритуалом, с дождём за окном, с тем, что через полтора часа она уже забудет обо всем, делая “холодные” и “горячие” телефонные звонки, чтобы ещё больше людей травились “прекрасными фермерскими продуктами”.

Но… муж зарабатывал “как все”, а ей приходилось выгрызать “чуть побольше”.

Она была порядочной женщиной (оргии в студенческом общежитии и случайную связь в командировке, в счёт можно не брать), семья значила для неё в этой жизни все, и даже больше. Однако…

Однако, случайное знакомство в ФБ переросло в странный для неё (практичной и твёрдо стоящей на земле) виртуальный роман.

Однажды, поздним вечером, она написала пост:

“Друзья! Кто подскажет, как снизить давление в домашних условиях, если нет

таблеток? У меня 150/120, муж и дети спят, не хочу их тревожить и вызывать скорую”.

Оказалось, что лента живет активной ночной жизнью, и ей стали приходить рекомендации.

От: “Я была такая же дура, как ты, загубила своё здоровье, муж бросил, а детям я не нужна” (Софья Владимировна), до: “Дайте адрес, откройте дверь и ждите меня на кухне, я вам помогу” (Могучий).

Одно сообщение пришло в личку: “Наберите в ванну горячей (не кипяток, конечно))) воды, опустите ноги. Заварите зелёный чай и выпейте его с лимоном” (Сергей Дьяков).

Сергей оказался врачом – так было написано на его страничке и был, внешне (судя по фотографиям в профиле) очень приятным.

Она последовала его советам, давление снизилось и утром, как ни в чем не бывало, она исполняла долг домохозяйки.

Как-то, невзначай, завязалась переписка. Он был очень интересным “собеседником”, становясь ей все ближе и ближе.

Да, конечно, ещё те прекрасные десять-пятнадцать минут, когда она, отправив детей в школу, напоив мужа “декаф” (у него пошаливало сердце) и, проводив его на работу, могла спокойно выпить чашку зеленого чая с лимоном.

Она уже в открытую, не торопясь и смакуя, перечитывала ночные смс.

А ещё она слушала шум автомобилей. Окна выходили на дорогу, и она давно привыкла к этому, как она говорила, “живому” шуму.

Она легко сбежала по ступенькам (став уже коммерческим директором), с мыслями о предстоящих переговорах.

На улице шёл дождь, пахло мокрым асфальтом и ещё каким-то неуловимо-знакомым запахом.

Она на мгновение остановилась, увидела машину скорой помощи и прикрытое простыней тело на обочине.

“Уехал, подонок! Сбил и уехал!”– причитала какая-то женщина.

“Может, переспать с Николаевым? Тогда точно у нас станет покупать”,– вертелось у неё в голове.

До станции метро было пару минут энергичной ходьбы.

Спускаясь по эскалатору, она зацепилась взглядом за рекламу средства от сердечных заболеваний, подумала о муже, и решила не спать с Николаевым.

Рабочий день так закрутил ее в водовороте дел, что она не успела пообедать. Да еще пришлось упрашивать Николаева перенести переговоры на завтра.

Она, с досадой махнув рукой, посмотрела на восемь звонков от мамы, ответить на которые не было никакой возможности.

Голодная и злая (тупой зам не подготовил нужную ей аналитику для переговоров), она торопилась домой, чтобы успеть приготовить ужин.

Муж принципиально не готовил и не мыл посуду. Правда, мог починить все что угодно, но это деление на “женское” и “мужское” очень ее раздражало.

“Да и хрен с ней, с аналитикой! Пересплю с Николаевым!” – она кивнула головой и улыбнулась.

Люди, ехавшие рядом в вагоне метро, тревожно посмотрели на неё.

Она взлетела по лестнице, увидела открытую дверь квартиры, зашла, громко и смачно захлопнув ее за собой.

Она с удивлением увидела каких-то посторонних людей и прежде, чем стали складываться обрывки мыслей, почувствовала запах. Резкий запах дешевой туалетной воды, которой пользовался муж.

Слезы покатились по ее щекам, превращаясь в дождь, который утром оплакивал тело, накрытое простыней.

История третья

“Паленая, что ли? Хотя, вроде, всегда эту беру, самую дорогую…” – подумал он, вытирая губы тыльной стороной ладони и цепляя вилкой, с загнутым зубчиком, солёный огурчик со дна стеклянной банки.

Собственно, только эти банки с домашними соленьями (огурцы, помидоры, грибочки) и связывали его с домом. С мамой, братом…

Водка, щёткой для мытья посуды, прошла по пищеводу и камнем улеглась в желудке.

Он посмотрел на монитор, прокрутил новостную ленту ФБ и удовлетворенно хмыкнул.

Мама всегда любила младшего брата больше, чем его. Тот отвечал ей взаимностью, был “маменькиным сынком”.

Даже когда женился, остался жить с мамой. Теперь она нянчила внуков, старшую Сашу и младшего Колю.

Он налил себе ещё полстакана, подошёл к холодильнику, открыл дверцу, посмотрел на полки, забитые всякой всячиной и выбрал банку красной икры. Отрезал от буханки “бородинского” увесистый ломоть, на него (не оскорбляя маслом) намазал слоем, толщиной в указательный палец, зернистый деликатес. Полюбовавшись тем, что получилось, положил бутерброд на фарфоровое блюдце, с обратной стороны которого значилось Ле Маж.

Только что поступивший в продажу и купленный за двойную цену Айфон Х, весело засветился экраном, смс радостно известило о поступлении пяти тысяч рублей на его карту.

Точнее, на дебетовую карту спившегося одноклассника Васьки Шубина.

Он мелкими глотками выпил водку, откусил добрый кусок бутерброда, и когда крепкие красные шарики наполнили рот слабосоленым вкусом интеллигентной рыбы, почему-то вспомнил тот день.

Десятый класс, он заступился за брата. Их было четверо против него одного.

Когда он пришёл домой, то получил от матери звонкую пощёчину. Она увидела младшего, рыдающего в углу, с разбитым носом и не стала разбираться.

Тогда во рту появился такой же солоноватый привкус – он прикусил губу.

На следующий день, собрав нехитрые пожитки и вытащив из маминого тайника все ее сбережения, он уехал и, с тех пор, не видел ни ее, ни брата.

Он снова повернулся к монитору компьютера и запустил обновление статуса.

На видео худой и бледный мальчик лет 4 сначала молча смотрел в камеру, потом протягивал вперёд левую руку, прижимая правую к сердцу и тихо говорил:

“Я хочу жить”.

Последний год мать, которая где-то раздобыла его телефон (наверняка Верка дала), звонила ему каждую неделю, рассказывала какие у них новости и пыталась расспрашивать его о том, как он живет. Присылала ему фото племянников. Малыши были забавными, особенно Колька, который как две капли воды был похож на него, маленького.

Мать ни разу не попрекнула его теми деньгами, хотя за пощёчину не извинилась. Он не простил, но на ее звонки отвечал, тем более, что она стала присылать ему с оказией эти банки с соленьями.

Верка бросила его через три года веселой семейной жизни, в которой было все, кроме детей. Не получалось у них, хотя врачи говорили, что оба здоровы.

Он предложил ей ЭКО, но Верка почему-то боялась детей “из пробирки”, как она их называла.

Говорила, что у таких детей всегда бывает онкология. Дура, конечно, но переубедить ее он так и не смог.

Когда Верка ушла, оставив записку: “Извини, я хочу нормальных детей”, он сначала выл, потом пил, а потом в его воспалённом мозгу возник адский план.

Он внимательно перечитал текст под видео, в котором говорилось о том, что Ванечке, которому поставили страшный диагноз, нужна срочная помощь. Ну и, конечно, номер счета для перечисления денег.

Детишек он сначала фотографировал, а потом стал делать видео. Видео приносило больше денег.

Дуры из хосписа были ему благодарны – десять процентов собранных средств он перечислял им.

Он смотрел на бутылку (из которой отпил ровно половину), раздумывая допить, или остановиться, когда зазвонил телефон.

Он сначала поласкал в руке стеклянный корпус и, прочитав на экране Мама – сука, провёл по нему большим пальцем.

– Сыночек! Сыночек! – кричала мать, вперемешку с рыданиями, – помоги!

Вот так же тогда кричал “помоги!” его младший брат.

– Успокойся,– сказал он негромко, чуть растягивая слова,– что там у тебя?

– Коленька, Коленька заболел! – не унималась мать

– Не кричи,– он зевнул,– вылечим. Воспаление лёгких?

– Раком заболел наш Коленька – задыхаясь, выкрикнула она.

Гламурный телефон был не готов к такому повороту – стеклянный корпус, встретившись со стеной разлетелся осколками по всей комнате.

К тому же оказалось, что слезы напоминают по вкусу то ли икру, то ли кровь.

История четвертая

Первый раз его изнасиловали в душе трое “дембелей”.

Музыка. Он жил ею и ради неё. Мама, участковый врач, сделала ему освобождение от физкультуры, чтобы он не тратил время на всякую ерунду.

Когда он играл на скрипке, то все вокруг уходило в темноту, а он стоял внутри сферы, мерцающей белыми и зелёными огоньками.

Сфера плыла по океану звуков и скрипка, которая оживала в его руках, была рулевым корабля Мечты.

Мама умерла дождливым осенним днем, не успев отмазать его от армии.

Сначала у него отобрали скрипку и симпатичный парень с татуировкой дракона на широкой мускулистой спине потренькал на ней, как на гитаре, а потом отшвырнул в сторону.

Две струны лопнули, со звуком, пригласившим его в новую жизнь.

Он слышал этот звук, когда тот самый симпатичный парень стал его первым мужчиной.

Вернее, первым из трёх первых.

Потом были другие. Не часто, но были.

Сначала они с улыбкой рассматривали его полноватую, не знавшую физкультуры, фигуру, нежную кожу на круглом (почти без растительности) лице.

Потом, как правило, в душе, они крепко и уверенно брали его за руки, упирали головой в истертый кафель стены и, намазав свои возбужденные “концы” зубной пастой, насиловали.

Потом была Жизнь.

Он стал солистом знаменитого оркестра виртуозов. Мечта сбылась. Серебристо-зеленоватая сфера несла его через время и страны.

Ему многие завидовали. Квартира в престижном доме, хорошая машина. Вот только личные отношения…

Он не стал представителем ЛГБТ, но и не осуждал этих странных людей.

Он сам был странным. Многие женщины искали его общества, но он был равнодушен к ним.

Точнее, как только он пытался поцеловать нежные, ждущие губы, то сразу же слышал звук рвущихся струн.

Он ходил к психологу. Безрезультатно.

Постепенно его жизнь (кроме музыки), заполнила ещё одна, затягивающая и не отпускающая страсть.

Социальные сети.

Он создал аккаунт, тщательно подобрав фотографии.

Так в сети появилась прекрасная и сексуальная блондинка Элен Шатрова.

Лена Шитова, девушка по вызову, сначала удивлялась, а потом привыкла. Странный клиент щедро оплачивал время, но не пользовался услугами. Он просто фотографировал ее в интерьерах своей квартиры.

Элен Шатрова охотилась за альфа-самцами.

Она писала восторженные комментарии под идиотскими постами. Когда на неё обращали внимание и начиналась переписка в мессенджере, она начинала свою игру.

Ей удавалось забраться в самую душу мачо из сети, при этом не дав номера телефона, и прислав одну-две целомудренные (но какие!) фотографии.

Опытный интернет-соблазнитель, следовал за ней, как рыба за блесной.

Именно эта недоступность, загадочность затягивала и привлекала.

Альфа-самцу хотелось победы.

О, как веселилась Элен, когда один придурок летел на встречу к ней в Брюссель, где она якобы находилась, а другой приезжал зимой по указанному адресу, в плаще на голое тело и сланцах.

Это была его месть. Его сладкая месть.

Однажды, после репетиции, он заехал в “Азбуку вкуса”, чтобы купить кое-какие продукты. Около входа, в кружок, стояли какие-то люди. Он увидел голого мужчину, который, видимо, упал (или выбросился) с одного из верхних этажей.

Подняв голову, он наткнулся взглядом на табличку “Гризодубовой ул. 1 а”.

Это был знакомый адрес. Вчера он (вернее Элен Шатрова) написал (вернее написала) очередному придурку, что будет ждать его внизу, а тот (придурок) должен голым спуститься по балконам на землю.

Он с ужасом посмотрел на безжизненное тело.

На спине страдальца была до спазмов знакомая татуировка дракона.

Он зашёл в магазин и решил взять бутылку хорошего вина.

То ли отпраздновать. То ли помянуть.

– Извините, – симпатичная блондинка пристально смотрела на его руки.

– Что? Что такое? – он занервничал, – я беру вино и иду в кассу!

Она улыбнулась:

– Вы (она назвала его псевдоним, под которым он выступал в оркестре виртуозов)?

– Да, – растерянно ответил он.

– У вас очень красивые руки,– сказала она, сделала шаг навстречу, и осторожно коснулась его пальцев.

Горячая волна пробежала по телу, и….

Впервые он не услышал звука рвущихся струн.

Дмитрий Бирман