Главная / ЛИТЕРАТУРНАЯ КРИТИКА / Лариса Карманова. От рождения до школы. Книга для родителей

Лариса Карманова. От рождения до школы. Книга для родителей

Представляем новую книгу, выпущенную издательством КОНТИНЕНТ. Лариса Карманова. От рождения до школы. Книга для родителей

Cover--WEB_jpg

ОБ АВТОРЕ И КНИГЕ

Лариса Карманова — специалист в области дошкольного воспитания. Она педагог по профессии, кандидат педа-гогических наук, доцент. Десять лет рабо-тала воспитателем в детском саду. Затем была аспирантура в Москве и работа в Минском Научно-исследовательском институте педагогики. Почти два десяти-летия читала лекции в Минском педагоги-ческом институте имени А.М. Горького. Опубликовала более ста научных трудов по вопросам дошкольного воспитания.Свои теоретические познания и практи-ческий опыт широко применяет и в насто-ящее время в процессе воспитания своих внучек. История становления личности старшей внучки (в первые шесть лет её жизни) и составляет содержание этой предлагаемой вниманию читателей книги, которая так и называется — «От рождения до школы».Произведение написано в интересной и занимательной форме. Оно наполнено важной и полезной информацией для родителей и воспитателей детских учреждений. Автор уделяет внимание особенностям развития ребёнка, педагогическим приёмам обучения малышей различным навыкам. Особое место автор отводит индивидуальному подходу к ребёнку, основанному на учёте его особенностей. Читатель найдёт в книге и ряд рекомендаций, касающихся подготовки ребёнка к обучению в школе. На примере воспитания внучки, используя фрагменты из своих дневниковых записей, автор раскрывает динамику развития ребёнка, прослеживает шаг за шагом формирование нравственного отношения маленького человека к явлениям окружающего мира и собственным поступкам.Ценность предлагаемого читателям издания, прежде всего, заключается в том, что оно даёт направление к воспитанию личности, жизнь которой должна быть окрашена радостью и наполнена светом.

РЕЦЕНЗИЯ НА КНИГУ Л. КАРМАНОВОЙ «ОТ РОЖДЕНИЯ ДО ШКОЛЫ»

Книга «От рождения до школы» Л. Кармановой является пособием для родителей. На мой взгляд, она интересна не только для родителей, бабушек и дедушек, но и для воспитателей дошкольных учреждений. Замечательная книга! Умная, добрая, вся пронизанная светом любви, любви к своей семье, любви к близким, любви к жизни.В силу своего образования и специальности я могу оценить книгу не только как обычный читатель, но и профессионально. Я бы назвала эту книгу замечательным пособием для всех, у кого в семье растет ребенок, если бы мне не хотелось охарактеризовать ее шире: это неоценимый путеводитель для родителей и воспитателей, шаг за шагом ведущий по сложному пути формирования человека, подсказывающий верные решения, остерегающий от ошибок. Книга написана на основе многолетнего наблюдения автора за собственной внучкой, с момента появления ее на свет до поступления в школу. Но автор сразу же выходит за рамки обычной семейной хроники. В Ларисе Кармановой любящая бабушка счастливо сочетается с настоящим специалистом – подвижником науки. Наблюдение за ребенком служит автору материалом для серьезных выводов и обобщений в самых разных областях воспитания. На собственной внучке она обкатывает и проверяет свои методики воспитания, добиваясь действенных результатов.Особенностью книги является широта охвата материала: автор рассматривает вопросы физического, нравственного, эстетического, интеллектуального воспитания ребенка, воспитания чувств, выработки характера, вопросы формирования мировоззрения. Особое внимание уделено не простому этапу психологической подготовки ребенка к школе, который сводится не только к умению читать и писать, но и – главное – к способности сосредоточиться на материале, усидчивости, умению доводить начатое до конца, развитию любознательности, сообразительности. Все эти качества пригодятся ему и в будущей жизни.Каждый, кому посчастливилось растить маленьких детей, знает, что это не только радость, но и огромный труд. Проблемы, которые возникают, далеко не всегда легко разрешимы, далеко не всегда имеют однозначное решение. К несомненной заслуге автора следует отнести то, что она не только тщательно рассматривает и анализирует огромное количество сложных ситуаций, но не боится раскрыть перед читателем свои сомнения, переживания, поиски и счастливые находки, а иногда и неудачи.Серьезная научная подготовка и богатый опыт дошкольного воспитания (до преподавания в ВУЗе автор более 10 лет работала воспитателем в детском саду) позволили автору обобщить свои наблюдения.В книге даются детальные методические рекомендации по использованию индивидуального подхода к ребенку на основе его типа нервной системы и специфики его двигательной активности. Автор нашел прекрасный прием для изложения достаточно трудного материала, что делает книгу интересной и доступной всем, а не только специалистам. Этот прием – широкое использование в тексте живых диалогов взрослых и ребенка, использование прямой речи. В некоторых частях текста авторская речь прямо обращена к ребенку. Читатель, словно, присутствует при этом, слышит, что говорят взрослые, как и что отвечает им ребенок. Погружение в атмосферу любящей семьи создает особую атмосферу сопричастности, которую можно смело отнести на счет таланта автора как литератора. Лилия Таллер, кандидат педагогических наук. Отличник Народного Образования Белоруссии, в прошлом заведующая детским садом.

КОМУ И КАК ЧИТАТЬ ЭТУ КНИГУ

Альманах

За свою жизнь мне пришлось написать немало статей и несколько книг о воспитании детей. Я вырастила двух замечательных дочерей. И, наконец, мне выпала сладкая доля воспитания маленькой внучки. С первого дня её появления на свет я начала вести дневник, куда записывала свои наблюдения, мысли, сомнения, удачи и неудачи. Всё моё внимание было уделено воспитанию конкретного ребёнка.Перечитав свои заметки, я подумала, что многое может быть обобщено и оказаться интересным не только членам моей семьи, но и всем, у кого возникают схожие проблемы воспитания малыша. Так родилась эта книга, в которой я хочу рассказать читателю о многих трудностях и преградах на этом пути и попытаться дать советы по их преодолению. Советы уже не только и не столько «бабушки», но и специалиста в вопросах дошкольного воспитания.

Молодые родители часто совершают ошибки двух видов. Иногда пустяк кажется им страшной проблемой, а ведь для его разрешения достаточно толики знаний. А бывает что-то, представляющееся им несущественным, на самом деле является проявлением серьёзных проблем. И об этом тоже мне хочется рассказать.

Чтобы вам было легче ориентироваться, теоретические положения, педагогические приёмы и методические рекомендации выделены в книге наклонным шрифтом. Абзацы, в большей мере посвящённые моим личным наблюдениям за ростом и развитием внучки, даны обычным шрифтом. Надеюсь, мои личные наблюдения (дневниковые записи) будут интересны всем как иллюстрация общих принципов воспитания, как их подтверждение. Возможно, родители найдут и в этих записях вещи, ценные для воспитания их малыша. Обратят внимание на моменты и ситуации, размышления над которыми определят линию их взаимоотношений с ребёнком.Роль родителей в воспитании ребёнка огромна, важна и радостна. Они опускают ценное зерно в благодатную почву и пожинают волшебные плоды становления Человека.Мамы и папы, бабушки и дедушки, надеюсь, вы прочтёте книгу с интересом и пользой для себя и для вашего ребёнка. В добрый путь, дорогие родители, вместе с вашими любимыми детьми!

Автор

ОТ РОЖДЕНИЯ ДО ШКОЛЫДОБРОТА И ДОБРОЖЕЛАТЕЛЬНОСТЬ

К положительным качествам, которые уже проявляются в детские годы, относятся доброта и доброжелательность. У ребёнка трёх-четырёх лет доброта уже может выражаться в умении поделиться с другими тем, что ребёнку дорого. Умение поделиться появляется, если ребёнок видит в близких и любимых людях это качество. В первую очередь, срабатывает подражание, а затем формируется потребность поступать во благо окружающим, желание быть полезным, относиться ко всему миру с любовью.Разбирая свои игрушки, даёшь мне одну из своих любимых лошадок и говоришь:

– Эту лошадку я дарю тебе. Мне хватит.

Пересыпая привезенные мною из Флориды ракушки, спрашиваешь:

– Это всё мне?

– Да. Я для тебя их собирала на берегу океана, – отвечаю я.Ты вопросительно смотришь на меня и предлагаешь:

– Давай дадим маме, папе, Доре, Яше, бабуле и тебе. Давай поделим и занесём ещё и Розе в детский сад.

Твоё предложение меня очень порадовало, я похвалила тебя за доброту. И мы так и сделали. Разложили все ракушки по пакетикам, и ты со светящейся радостью в глазах раздавала их.В воспитании доброты необходимы напоминание, положительная оценка и похвала со стороны взрослого. Мы с тобой купили всем по шоколадной конфетке. Таня собирается уходить, и я напоминаю тебе о конфетах. Ты бросила игру и заметалась по комнате, вопрошая:

– Где они? Таня, подожди. Я тебе дам конфетку!С пылающими щёчками и сверкающими глазками от возбуждения и радости ты раздала по одной конфетке всем присутствующим и оставила для отсутствующих – для мамы и папы. В другой раз я даю тебе две конфетки, и ты спрашиваешь:

– Это для всех?

– Нет. Только для тебя, – ответила я.

Альманах

– А почему? – твой последний вопрос. Он корректирует мои действия. Ты уже привыкла добровольно делиться. Мне пришлось дополнить своё предложение:

– Это тебе конфетки. А ты поделись с кем хочешь и как хочешь.

Бывают случаи, когда у меня на глазах наворачиваются слёзы, глядя на тебя и видя проявления твоей всеобъемлющей доброты, заботы и внимания. Какое же большое и доброе сердечко в этом маленьком человечке! Мы пошли с тобой на берег кормить птиц. Ты перебегаешь с места на место, посыпаешь хлебные крошки, приговаривая:

– Я тут посыплю, тут посыплю. Чтобы не дрались птички.

Затем мы отошли, сели на каменную плиту и стали ждать прилёта птиц. Ты расстелила свой шарфик на плите, и мы сели на него. (На дворе была поздняя осень). Посидев немного, снимаешь свою шапочку и предлагаешь мне сесть на неё, чтобы мне было ещё теплее. Как видно из приведенных выше примеров, доброта и доброжелательность выражаются в различных условиях по-разному. Доброжелательное отношение выражается также в том, чтобы предотвратить действия, которые могут обидеть человека. Ты едешь на велосипеде, а я шагаю рядом. Я говорю, чтобы активизировать твою езду на велосипеде:

– Давай, кто первый будет у той скамейки – ты или я.

– Давай вместе будем первые, – подумав, предлагаешь ты. Говоря об этих нравственных качествах – доброте и доброжелательности,– приведу один пример, который приближается к такому сложному даже для взрослых понятию, как альтруизм.Воспитательница Роза рассказывала мне, что пришла новая девочка в детский сад и села на твой стул. Роза начала объяснять ей, что это твой стул, и ей надо пересесть на другой. А ты говоришь Розе:

– Розуша, не волнуйся. Пусть она сидит. Она ведь только в пятницу ходит. Я пока сяду на другой стульчик.Роза говорила, что она была потрясена: трудно поверить, что трёхлетний ребёнок может проявлять такое понимание ситуации и альтруизм. И для меня это было большим праздником – знать и видеть, что ты, как добрая фея, взмахом волшебной палочки раздариваешь окружающим доброту своего сердечка.Но наша радость была несколько преждевременной. Прошло пару месяцев и, наряду с проявлением доброты и щедрости, мы увидели совершенно противоположную картину. Твоя новая подружка Аня принесла тебе в подарок маленького медвежонка. Я спросила тебя, что ты хотела бы подарить Ане. Я предложила:

– Давай подарим эту куколку. У тебя их много.

– Нет. Она моя дочка, – возражаешь ты.

– Ну, тогда эту?

– Нет. Это её братик.

– Эту?

– Нет. Я её люблю.

– Эту?

– Нет. Она меня любит.

Обсуждаем, разбираем. Ты упрямишься. Наконец, говоришь:

– Давай подарим ей что-нибудь ненужное нам.Час от часа не легче. После долгих уговоров и объяснений того, что так нельзя поступать, ты, наконец, сдалась и согласилась подарить статуэтку балеринки, которую тоже любила.И вслед за этим ты опять проявила себя, как ты говоришь, «жадницей». Мы с тобой были у Риты, и там была двухлетняя девочка. Она просила у тебя куклу, а ты не дала, несмотря на все мои уговоры. Оба этих случая были для нас большой неожиданностью и насторожили нас. И мы решили как-нибудь помочь тебе избавиться от проявлений жадности. Но, к счастью, нам не пришлось ничего предпринимать, ибо это были единичные случаи, и ничего подобного в дальнейшем мы не наблюдали.СОЧУВСТВИЕ И СОСТРАДАНИЕ

Я заболела. У меня сильный кашель, высокая температура. И это в разгар лета. Болезнь нас разлучила. Я не вижу тебя целую неделю и скучаю без тебя. Звоню, а ты не хочешь поговорить со мной. Почему? Нет сочувствия и сострадания? А ведь было, было! Поделилась своими мыслями на этот счёт с твоей воспитательницей Розой. Она отметила, что, обычно, дети в этом возрасте не очень жалостливы. Купаются в любви близких, привыкли получать любовь, но ещё не научились её отдавать. Мы решили, что всё-таки можем как-то повлиять на воспитанников Розы, в том числе и на тебя.Необходимые предпосылки для формирования чувства сострадания и сочувствия у ребёнка этого возраста уже есть. Это – всеобъемлющая любовь ко всему окружающему, доброта и доброжелательность к людям, всему животному и растительному миру. Предпосылки есть, а самого-то сочувствия, сопереживания и сострадания – нет. У ребёнка представление о сущности сочувствия к нему есть, но он ещё не понимает, что кто-то другой нуждается в сочувствии. Он смотрит на страдающего близкого без участия, без сострадания, скорее всего только с интересом. Иногда мы видим обратную картину: ребёнок бросается к плачущей матери и начинает громко плакать и кричать, прижимаясь к ней. На первый взгляд, – это и есть сочувствие. Но это чаще всего не так. Это – страх, испуг от того, что он видит своего защитника-мать в новом неожиданном состоянии, непонятном ему. Интуитивно он чувствует опасность для себя, и в нём срабатывает рефлекс самосохранения. В обоих случаях, как видим, сочувствие и сопереживание отсутствуют. Надо помочь ребёнку почувствовать сострадание к близкому человеку и включить это чувство в его личный опыт.Предложила Розе обыграть мою хворь с целью воспитания у детей чувства сострадания. Она согласилась с моей идеей и рассказала детям, что бабушка Данечки сильно заболела. Роза провела с детьми беседу о том, как можно любовью и вниманием помочь больному выздороветь. Она предлагает детям позвонить Даниной бабушке, т.е. мне, и пожелать ей, чтобы она быстрее выздоровела. Роза даёт тебе первой говорить по телефону. Ты говоришь тихим нерешительным голоском:

– Лёля, поправляйся. Я скучаю по тебе. Я тоже кашляю. Когда я чихаю, сопли вылетают у меня из носа.

– Hi! Bye-bye, – сказал Жоржик.А за ним – Миша:

– Поправляйся, бабушка! – выкрикнул он со слезами в голосе.

Вечером этого же дня ты позвонила мне домой и спросила:

– Лёля, ты уже выздоровела?

– Мне лучше. Скоро поправлюсь, и опять увидимся, радость моя, – сказала я.

А на следующий день я послала детям в детский сад письмо, в котором поблагодарила всех поимённо за внимание, и сообщила, что мне стало уже лучше. Когда ты пришла домой, ты рассказала, что дети получили моё письмо, и что Роза прочитала его. И что все обрадовались, что помогли мне. В этот же вечер ты нарисовала разные значки на открытке и отдала её мне. Сказала, что это ты написала по-английски, чтобы я всегда была здорова. Очень растрогала меня.Наш с Розой «педагогический эксперимент» удался: мы вызвали у детей сопереживание и удовлетворение от проявленного ими сочувствия и внимания.Сострадание и сочувствие ребят детского сада скоро вновь проявились. Дети узнали, что Андрюша уезжает в Москву. Роза, горюя и чуть не плача, спрашивает у воспитанников:

– Как же мы будем без Андрюши?

Ты подбегаешь к ней и говоришь:

– Розуша, не плачь. Мы будем с тобой. Мы не дадим тебе скучать. Он скоро приедет.Накануне праздника матерей – Mother Day – Роза говорит:

– Надо пригласить на этот праздник в детский сад мам. А у ваших мам есть тоже мамы – это ваши бабушки. Пригласите и их.Ты грустно отвечаешь:

– Как жалко, что нельзя пригласить мою бабулю Пашу (прабабушка). Она такая больная, ходить не может.

Зерно доброты и сочувствия взошло!

ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ ПРОЯВЛЕНИЯ В ПОВЕДЕНИИ И ИХ КОРРЕКЦИЯЭГОЦЕНТРИЗМ И УПРЯМСТВО

В детском саду у Розы ты старательная и послушная девочка. Дома же мы часто видим тебя другой – с негативными проявлениями в поведении. Помимо продолжающегося кризиса трёх лет, я думаю, причиной твоего непослушания дома является следующее. Близкие отдают тебе много любви, ласки и внимания, как и должно быть. Было бы идеально, если бы и между взрослыми царили любовь и взаимопонимание. А если этого ты не видишь, то у тебя, естественно, складывается представление, что так и должно быть: вся любовь, ласка и внимание близких принадлежат только тебе. Это укрепляет твой эгоцентризм, который вообще присущ детям. Эгоцентризм проявляется в разных условиях весьма по-разному. Характерным его проявлением является диктаторство. Командным голосом говоришь: «Лёля! Иди сюда!», «Бери буквы! Будем играть в школу», или «Нет. Я не могу собирать буквы. Ты собирай!» и т.д. Во время занятий рисованием, лепкой, чтением всё время стараешься учить меня, наставлять. – Это не так. Ты не знаешь. Я знаю. Это надо делать вот так, – говоришь ты мне и показываешь что-нибудь противоположное тому, чему учу тебя я.

Этот элемент самоутверждения мешает тебе познавать и усваивать новое. Под напором негативизма – желания сказать или сделать наоборот – отступает твоя любознательность, которая так радовала меня раньше. Хватаешься за любой повод, чтобы самоутвердиться. Желание противоречить доводит тебя до нервозного состояния. Начинаешь разбрасывать те предметы, с которыми у тебя что-то не получается.Пару раз случилось так, что ты начинала драться. Была наказана. Больше никогда не дралась. Но дух противоречия остался в тебе. После игры предлагаю вместе собрать игрушки. Ты говоришь:

– Я устала. Ты убери.

Под угрозой наказания вместе со мной собираешь игрушки и с размаха бросаешь их в ящик. После этого я говорю:

– Ну, вот и убрали всё хорошо.

– Нет. Я бросала! Я бросала! – сквозь слёзы выкрикиваешь ты.

Да, действительно, ты бросала игрушки в ящик, а не складывала их. Но я сделала вид, что не заметила этого. А тебе надо было, чтобы я в этом увидела твой протест, о чём ты и заявила. Вечером, лёжа в постели, как обычно, анализируем весь день: что было хорошо, а что – плохо. И ты дала такую самооценку своего поведения за день:

– Плохо, что я плакала, не убирала игрушки и ела стоя.

И уже хорошо, что ты всё это сама понимаешь. С возрастом эти проявления негативизма и желания противоречить пройдут, и всё нормализуется. Станешь многое уметь, поверишь в себя, и тебе не нужно будет самоутверждаться подобным образом, противореча всем и всему. Но не скоро такое дело делается. И всё-таки мы добиваемся того, чтобы в этот сложный период развития не укоренились в тебе капризы и глупое, бессмысленное упрямство.– Идём чистить зубы и принимать душ. Ты первая, а я за тобой, – говорю я.

– Не хочу. Иди ты! – так отвечаешь ты.

Я помылась и предлагаю тебе идти мыться. И слышу:

– Я первой хотела мыться.

– Так я же предлагала тебе, а ты отказалась. Завтра пойдёшь в душ первой, – успокаиваю я тебя.

– Нет. Я хочу сегодня, – упрямо говоришь ты и плачешь. Заканчивается всё одной и той же фразой:

– Лёля, пожалей меня.Иногда я обнимаю тебя и рассказываю, как мы поступим в таком случае завтра. А иногда я не реагирую, оставляя такую абсурдную ситуацию для коррекции временем.Самым большим наказанием для тебя является мой уход в подобных случаях: тебе некому противоречить и плакаться. Когда у тебя не получилось сложить картинку из частей, ты, отказавшись от моей помощи, смахнула со стола всю игру на пол. Я повернулась, чтобы уйти в другую комнату и дать тебе возможность самой всё привести в порядок. – Я больше не буду. Не уходи, Лёля, – жалобно говоришь ты и начинаешь быстро собирать игру в коробку. Но выполнять свои обещания тебе пока не очень удаётся. Договорились с тобой, что ты уберёшь игрушки, покушаешь и быстро оденешься. Нет, надо опять уговаривать тебя. А когда начинаю тебя журить, улыбаешься и говоришь:

– Это я балуюсь. Вот побалуюсь и сделаю (приду, покушаю и т.д.).Действия и слова, выражающие протест, желание противоречить и делать всё наоборот, не должны оставаться без внимания. Наша реакция должна останавливать упрямство. Но тут надо быть осторожным. Недопустим смех над ребёнком, чтобы не породить комплекс неполноценности. Нельзя также делать вид, что ничего не произошло, чтобы он не утвердился в своей правоте при неблаговидном поступке. Нельзя допускать, чтобы ребёнок чувствовал себя победителем над взрослыми.

Ищем. Нет панацеи на все случаи жизни. Главное – не забывать поставить себя на место ребёнка, и тогда, возможно, избранный способ воздействия будет более эффективен.КАПРИЗЫ И СЛЁЗЫ

Слёзы являются твоим основным оружием. С их помощью ты многого добиваешься и знаешь об этом. Как-то во время твоего рёва, зашедшая к нам соседка сказала, что у тебя плохое настроение, поэтому ты плачешь. Ты намотала это себе на ус и, успокоившись, говоришь:

– У меня было плохое настроение.

– А что такое настроение? – спрашиваю я.

– Не знаю, – отвечаешь ты.Вот так, оброненная соседкой в твоё оправдание фраза, уже подхвачена тобой. А ситуация уже с четырьмя домами (мамин, папин, мой и бабушки Доры) затрудняет использование разных методов предупреждения твоих капризов и слёз. При такой ситуации трудно реализовать и единый подход к этому вопросу. Путём слёз и капризов ты часто добиваешься желаемого. В каждом доме тебя любят, и каждый остерегается обидеть тебя, чтобы не оттолкнуть от себя. Наличие четырёх домов, в которых ты растёшь – идеальные условия для появления такого негативного качества, как лавирование.

Посоветовались мы друг с другом и договорились: не поощрять твой плач.Помогла и «Сказка про хныка», услышанная тобой в детском саду от Розы и пересказанная нам тобою:

– «Хнык» влетает в рот ребёнку, и он начинает хныкать и плакать. Потом «хнык» улетает сам. Если он не хочет улететь сам, тогда его надо выплюнуть. Он – невидный. Поэтому ребёнок его не видит своими глазками.

После этой сказки, когда ты плачешь, я говорю тебе, чтобы ты выплюнула «хныка». А ты, успокоившись, отвечаешь мне:

– Уже не надо плевать. Он сам улетел. Видишь, я не плачу.

Эта практика избавления от «хныка» у нас прижилась, а потом несколько изменилась. Мы стали его ещё называть «плачем» и «капризом» и закапывали его в землю, топили в озере и океане. В разных местах твои слёзно-капризные проявления почему-то различны. В детском саду ты не плачешь. У мамы и у папы иногда плачешь. А меня ты просто атакуешь рёвом. И объясняешь:

– В детском саду плакать нельзя – деток разбужу. У папы тоже нельзя – соседей разбужу. Дедушка Яша больной – у него от плача голова болит. А у тебя я плачу, потому что я тебя очень люблю.Я тебя тоже очень люблю, поэтому ищу разные подходы и методы воспитания.

Вдруг вспоминаешь, что твоя книжка осталась у папы, и начинаешь плакать. Я говорю тебе, что возьмём книжку, когда папа вернётся с занятий. Ты не успокаиваешься и кричишь: «Сейчас надо!». Предлагаю тебе другую книжку. Рёв усиливается. Я говорю тебе:

– У меня и у бабули от твоего плача болит голова. Я пойду в другую комнату там не слышно, как ты плачешь. Когда ты перестанешь плакать, позови меня. Я приду, и мы снова будем играть вместе.И я ухожу. Ты продолжаешь громко плакать. Я едва сдерживаю себя, чтобы не броситься к тебе, обнять и успокоить тебя. Но постепенно плач утихает, и ты жалобно зовёшь меня. Я возвращаюсь, обнимаю тебя, даю тебе понять, что очень тебя люблю, и ты вскоре опять – жизнерадостный и резвый ребёнок.

На сей раз твоя атака рёвом не имела успеха. Ты не победила, но и я не побеждаю тебя, а учу тебя и с любовью готовлю к жизни. Ни один урок не проходит бесследно. Назавтра ты уже не повторяешь того, за что сегодня получила предупреждение или порицание.Собираемся на прогулку. Ты надела брюки задом наперёд. Я хочу помочь тебе переодеть их. Ты воспротивилась, утверждаешь, что правильно надела брючки. Так и пошла на прогулку, периодически недружелюбно поглядывая на них. А на следующий день мы очень спешили, когда одевались – твоя мама ждала нас внизу в машине. Я, не посмотрев, надела на тебя брючки тоже задом наперёд. Ты сразу это заметила, и сама переодела их правильно. Так, вчерашнее замечание дало свои плоды сегодня.Поводов для слёз ты находишь массу. Днём заснула рядом с мамой, а проснулась без неё – и в плач:

– Где мама? Пусть она придёт и одевает меня!

Когда я ухожу на кухню, ты со слезами в голосе спрашиваешь:

– Ну почему ты ушла без меня?

Однажды твой каприз носил уже небезобидный характер. Собрались на прогулку – ты, я и бабуля на коляске. Она уже почти не ходит и несколько дней не была на улице. А ты вдруг заявляешь:

– Пусть бабуля не идёт с нами. Я не хочу.Объясняю: ей тоже хочется погулять, и мы все пойдём вместе. А ты мне отвечаешь:

– Сначала пойдем ты и я. А потом мы придём, и ты повезёшь бабулю.

Никакие доводы не помогали. Ты плакала и говорила:

– Я ещё не знаю, чего хочу. Сейчас придумаю.

На прогулку пока не пошли. Я села выполнять домашнее задание по английскому языку. Ты продолжала плакать, и бабуля сдалась, стала уговаривать меня идти на прогулку без неё. Но я ещё раз сказала, что пойдём на прогулку все вместе. Ты уходила в другую комнату плакать, затем возвращалась и просила пожалеть тебя. Я обнимала тебя, вытирала слёзки, но ты продолжала настаивать на своём. Плакать перестала. Попросила молока и вместе с тобой лечь отдохнуть.Когда ты полностью успокоилась, у нас с тобой состоялся разговор. Я спрашиваю:

– Так это к тебе попал «каприз»?

– Да. Но он уже ушёл, – отвечаешь ты.

– А почему ты его не выплюнула сразу?

– Не получалось.

– Давай, я буду помогать тебе выгонять его.

– Я сама. Я его буду бить, чтобы он ушёл,– говоря это, бьёшь себя ладошкой по головке.

– Нет. Так не надо. Когда ты его бьёшь ладошкой сверху, он убегает от тебя вниз – в твой живот. Надо бить снизу по попе. Он и вылетит через рот, – советую я.

– Тогда я буду бить себя по попе.

– А если он не уйдёт?

– Тогда я попрошу ремешок и побью его ремешком.

– А если каприз всё равно не уйдёт?

– Тогда ты побей его и выгони.Последнее твоё предложение я преднамеренно не услышала. В заключение, подводя итог беседы, говорю:

– Ты обидела бабулю. Она хотела на улицу, а из-за тебя мы не пошли гулять.В ответ предлагаешь:

– Давай позовём бабулю и скажем, что пойдём все вместе на площадку.

Так и поступили. Сообщили бабуле, что все вместе идём гулять и что это был «каприз», который уже улетел. Вместе убрали всё по местам, и мирно двинулись на площадку. На качелях наш разговор продолжился. Я спрашиваю:

– Почему же к тебе пристал этот «каприз»?

– Он меня любит, – твой ответ, который меня очень удивил.

– Когда любят, то хотят, чтобы человеку было хорошо. А тебе разве было хорошо, когда ты плакала?

– Нет. Было плохо.

– Значит ни «каприз», ни «плач», ни «хнык» тебя не любят, а ненавидят и делают тебе вред и зло. А ты знаешь, что значит слово «ненавидеть»? – спрашиваю я.

– Это – не видеть, – отвечаешь ты и вспоминаешь, что это слово встречалось в сказке «Дикие лебеди», «когда плохая мама» (мачеха) ненавидела девочку Элизу.Ты соглашаешься с тем, что «плач» и «каприз» ненавидят тебя. Затем ты высказываешь своё предположение:

– Наверное, «плач» влетел к нам, когда была дверь открыта, и мы входили в квартиру. Давай будем закрывать дверь быстро.

После паузы ты добавляешь:

– Я вижу, какой он («плач»). Он – белый.На следующий день, когда мы строили домик и не хватило одной детали, ты стала приставать то к маме, то ко мне:

– Дай палку, которой нет.

Замену не принимаешь. Ты уже готова заплакать и вдруг вспоминаешь:

– Опять «плач» влетел, – говоришь ты, пытаясь сдержать слёзы.

– Давай выгонять его, – предлагаю я и символически похлопываю по твоей попе. Выгнали. Вот такие зарисовки у нас с «хныком», «плачем» и «капризом». Когда тебе исполнилось три с половиной года, ты заметно повзрослела и уже объясняешь всем, кто тебя слушает:

– Я капризничала тогда, когда я была маленькая. А теперь я большая и не капризничаю.Чтобы проявления детских капризов и слёз, как средства достижения желаемого, не укоренились и не сопутствовали дальнейшей твоей жизни, мы несколько изменили взаимоотношения с тобой. С нашей стороны они стали более требовательными и деловыми.Очень хорошо, что именно в этот трудный возрастной период, ты пойдёшь в другой детский сад, в котором много детей, и внимание лично к тебе значительно уменьшится. В большом коллективе тебе не удастся криком и слезами добиваться желаемого. Диктовать, командовать и учить будут другие, и ты, неизбежно, вынуждена будешь принять это и соотносить свои желания с возможностями их выполнения в большой детском коллективе.Неизбежно произойдёт и соподчинение мотивов в твоём поведении. Твоя завышенная самооценка, присущая всем маленьким детям, потребует от тебя реализации всех твоих возможностей в разных видах деятельности и в поведении. Придётся делом завоёвывать место под «солнцем» в своём пока детском мире.Перестраиваем взаимоотношения и дома. Приходя к маме, папе, Доре с Яшей, ко мне, ты видишь, как все тебе рады, как интересуются твоими делами в детском саду. Но в то же время ты видишь, что у каждого есть свои важные дела, и тебе не следует мешать их выполнению. Например, у меня – изучение английского языка, у папы – работа на компьютере, у мамы – подготовка к работе в офисе и т.д. А у бабули Паши и у Яши часто болит голова, и им надо помочь, например, принести воды. Хорошо бы спросить их и о здоровье.Тебе объяснили: в доме не следует кричать, потому что это мешает находящимся рядом соседям; в доме необходимо соблюдать порядок и быть внимательной ко всем окружающим тебя людям. Делается это для твоей же пользы. Станешь внимательной к окружающим, появится новый угол зрения на себя и на других, а высокую самооценку научишься подтверждать в реальной жизни и корректировать её. Всё это не менее важно, чем учить тебя читать, считать, писать и т.д. Конечно, произойдёт это не сразу, а постепенно и может растянуться на весь период дошкольного детства.