Главная / ЛИТЕРАТУРНАЯ КРИТИКА / Ефим Янкелевич. Армия 1943-1945

Ефим Янкелевич. Армия 1943-1945

Ефим ЯНКЕЛЕВИЧ. АРМИЯ 1943-1945. Воспоминания солдата. Подарочное издание автора

 

Cover-Army_jpg

Я случайно вернулся,вернулся, а они не смогли.
Владимир Высоцкий

ВВЕДЕНИЕ

Я хочу рассказать, почему у меня возникла мысль о написании этих воспоминаний столько лет спустя. Причин несколько. Остановлюсь на главных.

Начну с того, почему Армия? Казалось бы, что название – Армия для солдата  слишком нескромно. Однако, в 1943г. меня призвали не куда-нибудь, а в армию. Вот об этой армии и мои воспоминания. Если не считать создание крепкой семьи и воспитание хороших детей, то армия  для меня самый существенный, самый ответственный, самый тяжелый и опасный отрезок в жизни.

Альманах

Мои дети и внуки разбросаны по всему миру. Для них Вторая мировая война такая-же история, как война Иудеи с Римом или война американских колоний за независимость от Англии. И мне захотелось рассказать им о тех серьёзных испытаниях, которые выпали мне в дни моей юности в войне с фашизмом – этой чумой двадцатого века для всего человечества, а в особенности для евреев Европы.

Это неприукрашенные воспоминания солдата, для которого солдатские невзгоды и проблемы еды, превалируют даже над опасностями для жизни, подстерегавшие меня в течение более года пребывания на передовой линии фронта и даже за ней. И еще я хочу подчеркнуть, что в моих воспоминаниях нет ни одной строчки вымысла. Разве что, многое забылось из-за давности произошедшего.

Надеюсь, читатели этих воспоминаний, прошедшие военную службу в армиях свободных стран, таких как США или Израиль, увидят разницу в отношении командования к рядовому солдату в этих странах и в тоталитарном государстве, каким был Советский Союз.

Осуществление этих записок оказалось возможным благодаря компютеру, подаренному мне моим дорогим, так рано умершим братом Янкелевичем Геннадием Абрамовичем.

Хочу выразить также благодарность моей жене Лиле и дочери Лене за ценные советы, редактирование и корректирование этих воспоминаний.

Издается при финансовой помощи Michael Rybak.

НЕЗАКОНЧЕННОЕ ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ

Во время войны наша семья жила в эвакуации в г. Коканд, Узбекистан. Ко времени призыва в армию я был студентом первого курса Грозненского нефтяного института, находившегося также в эвакуации. В начала 1943 года я и мои сверстники по институту прошли призывную комиссию в армию.

Что собой представляла медицинская комиссия в то время и как это происходило? В большой комнате были расставлены столы в форме буквы П. Снаружи за этими столами сидели врачи по разным специальностям. Внутри этого прямоугольника призывники, обнажённые по пояс, чередой проходили перед врачами. Запомнился такой случай. Впереди меня шёл местный парень, узбек. На вопрос одного из врачей: “На что жалуешься?” Парень на что-то пожаловался. Тогда последовал ещё один вопрос: “Ходил ли ты раньше с этой жалобой к врачу?” Получив отрицательный ответ, врач говорит парню: “Проходи дальше”.

Тогда над происходящим я не задумывался, молод был. Теперь же уверен, что тогда врачи получили соответствующее указание, и это была уже не медицинская комиссия, а чистая формальность. Врачи даже не притрагивались к призывникам, так как они были разделены столами. Несомненно, что среди призывников были и сердечные больные, лёгочные больные, возможно, у некоторых были венерические заболевания. А то, что в Средней Азии, да ещё в то голодное время, было много больных с застарелой дизентерией, и сомневаться не приходилось. Брали всех. Шла беспощадная война.

После призывной комиссии я, как и другие призывники из моего института, решил оставить учёбу. Зачем? Завтра, послезавтра на фронт. Спустя некоторое время нас пригласил на собеседование декан нашего промыслового факультета. Речь его, примерно, была такова: “Ребята! Не бросайте учёбу. После окончания первого семестра (который должен был закончиться в марте, так как занятия в институте начались с опозданием, в декабре 1942г.) вы получите “Зачётные книжки” и тогда, где это потребуется, в анкетах об образовании будете писать: “Незаконченное высшее образование”.

И мы его послушались. Он был заинтересован в нас. Теперь мне кажется, у него были и другие планы. Институт наш реэвакуировался в г. Грозный. А ему, очевидно, было известно, что в тех краях мы получили бы “броню”(1). Что это за нефтяной промысловый факультет, где студенты – одни девочки? Но нам этого сказать он не мог. “Зачётные книжки” нам выдали в марте, а 9го апреля 1943г. я был призван в армию с незаконченным высшим образованием. Как сказал декан, эта запись об образовании сыграла свою роль. Всех ребят с таким образованием военкомат направил не в действующую армию, а в военное училище.

Нас направили на учёбу в Харьковское Военно-Пехотное училище, находившееся в эвакуации в г.Наманган, Узбекистан. Предполагалось, что после полугодового обучения в училище мы должны были стать командирами взводов, в чине офицера. Но судьба распорядилась по-иному. Воевал я солдатом. Об этом и моё повествование.

Утро 9-го апреля 1943г. ничем не отличалось от других таких же. Я собирался идти в институт. Институт готовился к реэвакуации, и все ребята занимались погрузкой имущества института в вагоны. Около 9 часов утра почтальон принёс повестку с предписанием мне явиться в военкомат сегодня с вещами к 12-ти часам. Дело осложнилось тем, что к этому времени отец уже ушёл на работу. Мне же необходимо было попрощаться с ним. Пришлось собрать вещи наспех и бегом на работу к отцу-Абраму Львовичу. В Коканде общественного транспорта не было.

В военкомат успел вовремя. Во мне “работала” чрезмерная законопослушность. А что же было с теми, которые не явились в военкомат в столь пожарном порядке? А ничего! Они преспокойно попрощались с родными и друзьями и прибыли в училище назавтра.

Альманах

На перроне нас провожали родные и друзья. Как – никак, а мы уезжали на войну. Как только поезд тронулся, мой 9-летний брат Лёня уронил поллитровую банку с молоком на асфальт. Банка разбилась, и молоко вылилось. Молока было жалко. Но, возможно, это было хорошим предзнаменованием. Я всё же вернулся домой живым. В то время как многие из пассажиров этого поезда погибли на полях войны. В дороге завязалась солдатская дружба. С Сашей Авдеевым мы прослужили вместе до самого моего ранения. Ему я обязан и жизнью тоже.