Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ОЧЕРКИ И ЭССЕ / Валерий Румянцев | Басни Крылова как источник вдохновения

Валерий Румянцев | Басни Крылова как источник вдохновения

Басни Крылова как источник вдохновения

(из воспоминаний автора, попавшего под влияние классика)

В русской литературе есть три десятка талантливых поэтов, которых знают почти все и стихи которых читают и перечитывают. Но есть всего несколько имён, которых особенно чтят и строки которых часто цитируют в устной речи. Вы уже, конечно, догадались: это Александр Пушкин, Иван Крылов, Сергей Есенин и Владимир Высоцкий. И среди этих выдающихся художников Слова можно выделить Ивана Андреевича Крылова как единственного баснописца.

13 февраля 2019 года мы будем отмечать 250-летие со дня рождения Ивана Андреевича. Уверен, что и сегодня никто не подвергнет сомнению высокую оценку его творчества, как это иногда случается в отношении других литераторов (например, А.И. Солженицына).

Произведениями И. А. Крылова восхищались как его современники, так и любители литературы последующих поколений. Но, видимо, наиболее полную характеристику его басен дал В.Г. Белинский.

По его словам, Крылов «вполне исчерпал в них и вполне выразил ими целую сторону русского национального духа: в его баснях, как в чистом, полированном зеркале, отражается русский практический ум, с его кажущеюся неповоротливостью, но и с острыми зубами, которые больно кусаются, – с его сметливостью, остротою и добродушно-саркастическою насмешливостью, с его природною верностью взгляда на предметы и способностью коротко, ясно и вместе кудряво выражаться. В них вся житейская мудрость, плод практической опытности, – и своей собственной, и завещанной отцами из рода в род. И всё это выражено в таких оригинально-русских, непередаваемых ни на какой язык в мире образах и оборотах; всё это представляет собой такое неисчерпаемое богатство русизмов, составляющих народную физиономию языка, его оригинальные средства и самобытное, самородное богатство, – что сам Пушкин не полон без Крылова в этом отношении. Об естественности, простоте и разговорной лёгкости его языка нечего и говорить. Язык басен Крылова есть прототип языка «Горя от ума» Грибоедова… Честь, слава и гордость нашей литературы, он имеет право сказать: «Я знаю Русь, и Русь меня знает».

Мало кого из поэтов так часто перечитывают как Крылова. Почему? Если ответить на этот вопрос одной фразой, потому, что его басни – это проявление высшей степени литературного таланта.

Многие строки из басен Крылова поднялись до уровня афоризмов (не будем их цитировать – они всем известны). Эти крылатые выражения вошли в речь каждого из нас. Они способствуют тому, что мы можем кратко и выразительно оценить чьё-то поведение или житейскую ситуацию. Басни Крылова заключают в себе мудрые истины, взятые из жизни. Поэтому они всегда современны.

Сюжеты для своих произведений И.А. Крылов нередко брал у Эзопа, басни которого звучали в прозе. И старые истории обретали новую окраску, а вместе с тем и новую жизнь.

Одним из самых популярных образцов творчества Ивана Андреевича является басня «Ворона и Лисица». Это стихотворение написано настолько захватывающе, что поэты-любители из простонародья, используя нередко и острое словцо, переделывают басню на свой лад зачастую применительно к сегодняшнему дню. Сюжет Крылов взял из басни Эзопа «Ворон и Лисица». Вот эзоповский текст:

«Ворон унёс кусок мяса и уселся на дереве. Лисица увидела, и захотелось ей получить это мясо. Стала она перед Вороном и принялась его расхваливать: уж и велик он, и красив, и мог бы получше других стать царём над птицами, да и стал бы, конечно, будь у него ещё и голос. Ворону и захотелось показать ей, что есть у него голос; выпустил он мясо и закаркал громким голосом. А Лисица подбежала, ухватила мясо и говорит:

«Эх, Ворон, кабы у тебя ещё и ум был в голове, – ничего бы тебе больше не требовалось, чтоб царствовать».

Басня уместна против человека неразумного».

Согласитесь, художественная ценность басен Крылова и Эзопа существенно разнится. Басня Крылова стоит неизмеримо выше с точки зрения богатства художественно-изобразительных средств. И как итог – становится литературным шедевром. Образно говоря, Иван Андреевич взял подходящий камень и сделал из него великолепную статую, которой люди восхищаются уже двести лет.

Можно привести немало примеров из истории всемирной литературы, когда отдельные талантливые произведения являлись источником вдохновения для писателей и поэтов при создании своих текстов.

Для меня источником вдохновения нередко была басня И.А. Крылова «Ворона и Лисица». Однажды я подумал: «А что если сыр будет не в клюве Вороны, а в пасти Лисицы? Ведь зачастую человек с «лисьим» характером совершает глупые поступки». И написал такую басню.

Голодная Ворона

Опушка леса. Дуб. Голодная Ворона.
Внизу бежит Лиса и в пасти держит сыр.
«Мне эта ситуация знакома, –
Ворона думает, – сейчас устроим пир».
– Красавица, я вижу ты с добычей,
Тебе сегодня крупно подфартило,
Устроишь пир горой, но я бы лично
На высшем уровне пирушку закатила.
Такой продукт! И есть в пыли – постыдно.
А насладиться сыром с высоты,
Откуда всё, как на ладони, видно
И нет наземной пошлой суеты –
Вот высший шик!
Вот именины духа!
Не сомневайся, лезь сюда ко мне.
Лиса сначала слушала вполуха,
Воронью мысль не уловив вполне.
Но семя брошено – и появились всходы.
Лиса решила: «Что я, птицы хуже?
Конечно, нет! Ведь высшей я породы.
Да, наверху себе устрою ужин».
И, разбежавшись, прыгнула Лиса.
И не на ветку. Прямо в небеса.
Но мерзкое земное притяженье
Не поддержало лисьего решенья.
Кружилась от паденья голова.
Сыр выпал – с ним была Ворона такова.

И хитрость, к большему стремясь,
Ударить может мордой в грязь.

На этом моё «увлечение» сыром, Вороной и Лисой не закончилось. И на свет появилась и такая басня.

Старая история

Сюжет известен всем: Лиса, Ворона, сыр,

Но диалог другой – ведь изменился мир.
– Когда б читала ты творения Крылова,
То хоть одно произнесла бы слово.
«Жди, – думает Ворона, – я не дура…»
– Но у Ворон столь низкая культура,
Что ты и букв знакомых не найдёшь.
Куда тебе читать!
– Какая ложь!
И не стерпев последней лисьей фразы,
От возмущенья потерявши разум,
Ворона каркнула, лишив себя обеда…

Без выдержки не может быть победы.

Жизненные ситуации, которые приходилось наблюдать, вновь и вновь возвращали меня к знаменитой басне Крылова и порождали новую «порцию» вдохновения. Так были написаны ещё две басни с обсуждаемыми персонажами.

Плата за лесть

Лиса. Ворона. Сыр. И сырный аромат,
Которым дуб с Вороною как облаком объят.
Лиса от сыра млеет
И льстит Вороне, аж язык потеет.
Ворона ж, стиснув клюв, молчит себе и ждёт,
Что рыжая ещё изобретёт.
Лисица – ас в словесных пируэтах –
Давно оставив сзади всех поэтов,
Плетёт рулады, не жалея силы.
Слова Лисы Вороне гладят уши:
Какое счастье вновь и вновь их слушать.
И море лести птицу подкосило.
И знала ведь, что сыр – похвал причина,
Его добившись, скроется Лиса,
Но каркнула от счастья дурачина,
На суть вещей закрыв на миг глаза.

Что тут поделать – так устроен мир,
Нет даже слова правды в райском пенье,
Но всё же мы льстецам кидаем сыр
В награду за блаженные мгновенья.

Бесплатный сыр

Мышь как-то утром рыскала в лесу,
Чтоб к завтраку найти себе съестного.
Вдруг видит сыр, Ворону и Лису –
Совсем как в басне дедушки Крылова.
Ворона держит сыр. Лиса слюной исходит,
С куска заветного горящих глаз не сводит
И пудрит хитрой речью птице мозг.
Ворона слушает и тает, словно воск.
В конце концов глупышка клюв раскрыла
И потеряла бдительность и сыр.
Мышь этот сыр, естественно, схватила,
Подумав радостно: «Устрою нынче пир».

Лиса с Вороной – старые плутовки –
Вновь получили завтрак в мышеловке.

«Образ» сыра не давал мне покоя и после реставрации капитализма в России. Я всё размышлял, что и как бы Иван Андреевич, окажись на моём месте, написал, если взял бы на «вооружение» Ворону, Лисицу и сыр? И у меня получилось вот что.

Лиса и сыр

Лисица как-то раз, услышав запах сыра,
По старой памяти немедленно решила:
Опять Вороне Бог послал презент.
Какая всё-таки удачливая птица!
И я благословляю сей момент,
Ведь Бог велел, как помнится, делиться.
Горя надеждой, понеслась Лиса
Туда, откуда сырный аромат
Всё продолжал заманчиво струиться.
Вдруг видит: на поляне ёлок ряд.
И сыр на каждой в фирменных пакетах.
Под ними россыпь красочных буклетов
И надпись на плакате: распродажа.
Лиса дар речи потеряла даже.
Зато Ворону просто понесло.
Она хвалила сыр и так и этак,
В запале шустро прыгала меж веток,
Лисицу захлестнув потоком слов.
Ворона каркала, шептала, даже пела.
В конце концов Лисица ошалела,
И в результате весь скупила сыр.
Два дня к себе в нору его носила
И всех своих знакомых пригласила
На уик-энд пожаловать на пир.
С тех пор Лисица к сыру охладела.
И всё твердит: вот бизнес – это дело.

Как это ни парадоксально выглядит, но Иван Андреевич подтолкнул меня к написанию и такой басни.

Корона и Сир

Короне как-то Бог
Послал такого Сира,
Который лишь и мог,
Что говорить красиво.
В делах же Сир был слаб.
Корону водрузя
И скотчем укрепив, чтоб не сползла до плеч,
Кого хваля, кому грозя
Сир закатил пред подданными речь.
И Сиру зал
Рукоплескал.
И в каждом слове мудрость видел.
Корону этот пыл обидел.
«Да что он стоит без меня? –
Она воскликнула в запале. –
И почему сидящих в зале
Носитель мой очаровал?
Возьму я и уйду к другому!».
В ту ночь она ушла из дому.
И где-то бродит до сих пор.
А Сир народом сброшен с трона.
Кому он нужен без короны?

Вы будете смеяться, но вот такой неизгладимый след на всю жизнь оставила в моей душе басня Крылова «Ворона и Лисица». И, думаю, не я один попал под влияние классика.

Валерий Румянцев