Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ПРОЗА / Зинаида ВИЛЬКОРИЦКАЯ | МАРТЫШКА И КНИЖКА

Зинаида ВИЛЬКОРИЦКАЯ | МАРТЫШКА И КНИЖКА

МАРТЫШКА И КНИЖКА

Пятьдесят оттенков абрикосового

Жила-была Мартышка – такая умная, что выучила целых две буквы и  пролистала целых две книжки. Добровольное слияние с культурой – таки вещь. Тот, кто пролистал хотя бы одну книжку, такой гениальный, что и написать может. А тот, кто пролистал аж целых две, просто обязан одарить мир чем-нибудь нетленным.

– А подамся-ка я в писатели! – решила Мартышка. Думала она, думала, о чем написать… Ничего не придумала… И стала есть абрикос.

Мимо проходил жираф Коржик, давно и безнадежно влюбленный в Мартышку. Она так весело и с таким аппетитом уписывала абрикос за обе щеки… Эх, была не была! Окрыленный Коржик схватил ржавый гвоздик – и прямо на спинке садовой скамейки нацарапал роман «Мартышка и абрикос». После этого у автора  страшно болела шея, но дело того стоило.

– Аффтар, пеши исчо! – книжка про мартышку пользовалась бешеной популярностью у ежей, медведей, кротов, енотов и сусликов со всего мордобука (и даже со всех однохвостников).

***

– Обо мне написали книжку! Я героиня романа! – обрадовалась Мартышка и привела на скамейку свою обезьянью семейку.

Мартышкина родня не была такой начитанной, как героиня романа, зато владела искусством литературной критики. Внести коррективы в оттенки абрикосового – святое. Каждый сказал свое «фе». Это оживило действие на всю катушку.

– «Абрикос» мил, но слишком глубок. В нем можно утонуть. Это нечестно. Для какой аудитории его кропали? – от расстройства мартышкин дядя Павиан Орангутангович разбил вдребезги свои новые мультифокальные очки, всего лишь три дня назад слямзенные с носа бразильского туриста Дона Педро. – Это нечестно! Я бы красивше вписался в сюжет! Неужели нельзя накропать обо мне?!

– И обо мне! Я была бы идеальной героиней! – от расстройства мартышкина тетя Горилла Бабуиновна изодрала в клочья свой любимый театральный веер, под покровом ночи выдернутый из сумочки бразильской туристки донны Розы Дальвадорес. – Разве это абрикос? Это политический памфлет! Добавьте любви, романтики, эротики… Немножко порнографии… Чуть-чуть обнаженки… Почему в композиции нет Стаса Крикайлова или Вилли Слесарева? Это непорядочно! Я бы взяла обоих!

– У читателя должна быть свобода выбора! Почему роман называется «Мартышка и абрикос», а не «Макака и персик»? – от зависти к героине ее  кузина Макака Шимпанзейская рухнула с дуба и вывихнула хвост. – Кстати, где косточка? Косточка где?

– При чем тут косточка? – удивилась Мартышка. – Зачем она нужна и что с ней делать, кроме как выплюнуть?

– Косточка – наше всё! Мы будем сражаться за нее, аки тигры! – разъяснила мартышкина мама Обезианна Мартыновна Хвостуновская. – У нашего многоуважаемого аристократического клана стырили частную собственность – косточку от абрикоса! Это плагиат, доча! Оскорбление твоей личности, доча! Вторжение в твою частную жизнь, доча! Воспользовавшись твоей наивностью, Коржик помешал твоей карьере писательницы! Сплагиатил у твоего личного абрикоса внутренний стержень и продал за три банана издательству «Сорочий  хвост», блогу «Чайкин клюв» и сайту «Гении прений»! В каждой книжной лавке – «Мартышка и абрикос» и «Красная шапочка и пирожки»! Это огромные бабки, доча! Как бы Коржик не прятался под псевдонимом Шарль Перро, мы его разоблачим, морально поколотим и публично пригвоздим тем самым ржавым гвоздиком, которым он корябал свой графоманский опус! Отсудим все несправедливо заграбастанные аплодисменты, лайки и классы!

– О горе! – загрустила героиня романа. – Растоптали мечту детства! Моя подмоченная репутация не поддается осушению! Мой любимый абрикос   отравлен плагиатским отношением… Этот Коржик – тот еще фрукт… Я попалась на его удочку… Хорошего понемножку: пусть отдает мою косточку! Именно мою! Мне чужого не надо!

Косточка от давно съеденного абрикоса стала яблоком раздора. Восприняв жирафье творение как личное оскорбление, обезьянья семейка подала жалобу Дятлу – главному по коммуникациям: «Добрый день! Хочется поделиться с вами историей создания «Мартышки и абрикоса». Главный внутренний стержень романа – косточка – была вытащена из абрикоса, съеденного мартышкой – героиней книжки. Плагиатчик-романист не отрицает факт использования чужих идей, умалчивая, что нацарапал их на общественной скамейке, чем испортил наш народный антиквариат. Мы требуем компенсации за ущерб. Бессовестное воровство косточки – нашей обезьяньей интеллектуальной собственности – должно быть наказано! Какая-то корова за пятьдесят оттенков серого заимела девяносто восемь миллионов денег, а наш многоуважаемый обезьяний клан за наши пятьдесят оттенков абрикосового хочет всего сто миллионов – и он их получит!»

– В каждом деле важен результат. Жрать абрикосы может любая обезьяна! А вот описать, как она это делает, талант нужен! – отстучал ответ Дятел по прозвищу Чемберлен.

– У Коржика – талант! Мартышка надоела, как изжога! Лапы прочь от Коржика! – Чемберлена поддержали ежи, медведи, кроты, еноты и суслики.

– Как бы не так! Наше дело правое! – героиня романа скорчила рожу и подняла хвост трубой. – Мы будем сражаться с Коржиком до последнего банана!

***

Тема абрикосовой косточки стала основной головной болью обезьянника. Поиски несметного сокровища продолжались не год и не два. На «аффтара» вылили не один ушат справедливого гнева. Посвятили расследованию каждый чих и каждый вздох. Скрины и подзамочные посты сливались в сраковины соцсетей, круглосуточно бурлящих прениями. Все это поднималось на флаг, обсасывалось-жевалось-пережевывалось, кастрировалось и гильотинировалось. Для полного счастья соискателям справедливости недоставало не абрикосовой косточки, а серого мозгового  вещества. Что бы Коржик не сотворил, он все равно был бы неправ…

На свое то ли счастье, то ли несчастье жираф не бывал ни в мордобуке, ни в однохвостниках, а посему был далек от мировых скандалов. Кто чем может, тем и живет. Глаза должны излучать любовь. Коржик готов был отдать Мартышке не только абрикосовую косточку от давно съеденного абрикоса, но и всю свою длинношеюю жизнь.

Косточка прикасалась к губам любимой. Лелеять ростки любви – что может быть лучше? Легкое облачко счастья витало над влюбленным жирафом – и – вот оно, чудо: из той самой косточки – рядом с «испорченной» скамейкой росло-росло – и выросло абрикосовое дерево. Красивое – глаз не отвести. Ветки, окутанные бело-розовым пенным кружевом, смущенно мерцали всеми оттенками абрикосового. Небрежно взлохмаченные непоседой-ветром лепестки кружились в воздухе, гоняли наперегонки и звали Мартышку полюбоваться тем, что получилось.

– Так вот где моя косточка! – фыркнула Мартышка. – Это мое дерево! По какому праву какой-то там жираф пользуется моей интеллектуальной собственностью? Это незаконно, Коржик! Я натравлю на тебя адвоката! Я не позволю тебе наслаждаться мировой славой в то время, как я…

– Это твое дерево, дорогая! – влюбленный жираф светился от счастья, как большой пятнистый фонарик. – Я растил его для тебя! Я посадил его в твою честь! Когда созреют плоды,  пришлю твоей милой маме целую корзину абрикосов. Там будет много-премного косточек…

– Какая же я все-таки умная! – сказала Мартышка. – Лиха беда – начало! Теперь у меня много-много абрикосовых косточек… Я напишу много-много книжек и стану давать мастер-классы «Моя тернистая дорога к лавровому венку»… Коржик, куда подевался ржавый гвоздик?!

Зинаида ВИЛЬКОРИЦКАЯ

Иллюстрация Сергея СЫЧЕНКО

Для заказа книги «Подарок на счастье», в которой опубликован этот рассказ и многие другие, обращаться по мейлу zinaida.kontinent@gmail.com

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Боборыкина Людмила
9 месяцев назад

Молодец! Интересная сказка про зверей с отношениями между собой как людей. или людей с отношениями между собой как зверей. бывает и то и это.

1
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x