Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ПОЭЗИЯ / Галина Феликсон | За порогом твоей любви

Галина Феликсон | За порогом твоей любви

За порогом твоей любви

Над тропинкой моей печали
Быстрокрылые журавли,
Улетая в чужие дали,
Часть души моей унесли.

За порогом твоей любви,
Где из тучи стекая, тает
Мутным ливнем небесный свод,
Перечёркнутый птичьей стаей,
Завершился надежд полёт.

За порогом твоей любви
На костре твоего забвенья
Догорает моя заря.
Растворяется слов значенье
В снежном кружеве января.

За порогом твоей любви
Обещанья звучат убого
Заклинаньем нелепой лжи.
Над размытой дождём дорогой
Опрокинутый месяц дрожит.

На ступенях моей беды
В чёрных сполохах отреченья,
В пересудах людской молвы
Замедляет Земля вращенье
За порогом твоей любви.

* * *

Живу, измучена любовью,
Взлетаю в Рай, спускаюсь в Ад.
Слова свечами в изголовье
То затухают, то дымят.

Молюсь, иссушена мечтами,
В каком-то странном полусне.
Стихи дождинками по раме
Скользят в бездушной тишине.

Молчу, истерзана тревогой,
Устав от страха и мольбы.
Опять не сходятся дороги
Моих желаний и Судьбы.

* * *

Ускользающий взгляд,
………….Исчезающий миг,
Затухающий день,
………….Затихающий крик,
Искушенье мечтой,
………….Перекличка имён,
Совпаденье дорог,
………….Недоступность времён,
Неуслышанный зов,
………….Недосказанность фраз…
Упадёт на ладонь
………….Нить рассыпанных страз.

* * *

…………. «Одна дама на белом, на белом коне,
…………. А другая на чёрном, на чёрном.»
…………. Б. Окуджава

Ночью тень проникает в дом
В самый поздний и темный час –
Скорбный лик над глухим плащом
И бездонность печальных глаз.

Как на краешке бытия,
На постели сидит в ногах.
Может быть, это Смерть моя,
Может, просто полночный страх.

Но растает ночной кошмар.
И при яростном свете дня,
Как струящийся лёгкий пар,
Снова призрак зовёт меня.

Одеяние из цветов,
Шорох крыльев над головой.
Может, это – моя Любовь,
Может, просто полдневный зной.

Я влетаю то в тьму, то в свет
На качелях безумных снов.
И Любовь похожа на Смерть.
И похожа Смерть на Любовь.

Я стою на пути земном,
Как на тоненьком волоске.
Рассыпаясь сухим песком,
Жизнь скользит по моей щеке.

* * *

Легко ли быть Русалочкой немою,
Когда, разбив мечтаний сладкий дым,
Любимый принц утешился другою,
Пресытившись молчанием твоим?

Легко ли быть Снегурочкой бесстрастной,
Когда лучом любви растоплен лёд,
И сердце огорчённо и безгласно
Горячей болью сквозь ладонь течёт?

На чёрно-белом лаковом паркете
Как устоять, не нарушая ряд,
Когда под бой часов при ярком свете
В лохмотья обращается наряд?

Полночный час всё по местам разложит:
Принц веселится на своём балу,
А Золушка, теряясь меж прохожих,
Идёт домой – перебирать золу.

Она скользит неуловимой тенью,
Продрогнув на дворцовых сквозняках.
Рассыпались по мраморным ступеням
Хрустальные осколки башмачка.

Легко ли снова стать одной из многих
И, проиграв с соперницами бой,
Безропотно освободить дорогу,
Смешаться с обезличенной толпой?

И Пешка в заурядности невзрачной,
Устав от ожиданий и тоски,
Щелчком небрежным сброшена, в горячке
Слетает в пропасть с шахматной доски.

Жестокий романс

Луны серебряный поднос,
Созвездья россыпью.
И я, ослепшая от слёз,
Стою над пропастью.
Сомну в ладонях тишину
Цветком обломанным.
Утянет девушку ко дну
Любви соломинка.
Одна ступаю тяжело
По бесконечности,
Поранив сердце о стекло
Чужой беспечности.
Душа бессильна и пуста –
В ней тьма кромешная:
Всех обещаний суета
На лжи замешана.
Увяли розы за окном –
Остались тернии.
Утащит девушку на дно
Любовь неверная.

Сентиментальный романс

Рыжая осень струилась над нами
В дымке дождя среди серых стволов.
Ветер срывал разноцветное пламя
С мокрых деревьев и сонных кустов.

По паутине заплаканных улиц,
Не выбирая прямого пути,
Мы из далёкого детства вернулись
Счастья цветные картинки найти.

Если холодную горечь отбросить,
Страсти обид отложив на потом,
Может вернуться лукавая осень
Рыжей девчонкой под ярким зонтом.

Пёстрые листья кружиться устали,
Падали в сумерках, тихо звеня.
Мы заблудились в дождливой вуали,
В хмурых потёмках осеннего дня.

Осень-плутовка шутила над нами,
Фантики счастья роняя в траву.
Только оставила листьев шуршанье,
Низкое небо да сны наяву.

* * *

Казалось, двое нас на всей Земле.
Мы затерялись в паутине улиц.
Людской гудящий суетливый улей
Заснул, умолк, растаял в полумгле.

Лишь нам двоим принадлежала Жизнь.
Дождь осыпался музыкой на плечи.
На горизонте рисовала Вечность
Грядущих дней цветные витражи.

Большая молчаливая луна
Сквозь стайку облаков плыла неспешно.
И покрывалом девственно безгрешным
Над городом сомкнулась тишина.

Нас было только двое на Земле.
Сплетясь руками, как Адам и Ева,
Восторженно застыв под райским древом,
Мы постигали счастье…

Галина Феликсон
Иллюстрация Yackov Yacki Sechenko