Главная / СОРТИРОВКА: проза

СОРТИРОВКА: проза

Юлия ПЯТЕЦКАЯ | Про пять веков живописи и про театр жестокости

Если б Арто жил сейчас и позволял себе подобные заявления, его бы закидали петициями с требованиями отовсюду исключить и всего лишить, если б он был блогером (кстати, прекрасно представляю его в этом качестве), толпы экспертов паслись бы под каждым его постом с криками: «Это вообще кто такой?» Но, к счастью и к сожалению, Арто живет не сейчас и почил, так и не узнав, что может быть художник Никас Сафронов. И отменить это нереально.

Далее »

Валерий БОЧКОВ | ПРЕДСКАЗАНИЕ БУДУЩЕГО

Скандал надвигался. Над столом повисло мрачное молчание. Гости даже перестали звенеть вилками. Тишину, как пишут в скверных романах, можно было резать ножом. Войнович выпил рюмку водки, промокнул губы салфеткой. Подняв глаза, он посмотрел на генерала и повторил:

Далее »

Валерий БОЧКОВ | Эрос зла

Начнём с примера. Нам потребуется немного фантазии и ассоциативного мышления. Сравним ментальные образы, которые возникают при произнесении двух словесных клише: «чертовски красив» и «ангельски пригож». Пусть часть работы выполняет подсознание, поэтому мы просто будем сваливать наши ассоциации в две кучи — всё подряд, всё, что само приходит в голову: пусть работает память визуальная и тактильная, обоняние и осязание — даже вкусовые ощущения.

Далее »

Алена ЖУКОВА | Лелик

Рыжий улетел на небеса, хотя он не птица, а кот. У всех смертных души летучие, а уж его совсем невесомая, потому как не было в ней груза никакого — злобы, обид и зависти. Чистая душа, лёгкая. Наши-то потяжелее будут.

Далее »

Даниэль ФРАДКИН | «Вождь и учитель»

Вождь и учитель – так я в шутку называю Альберта Маркова. Есть такой нехитрый приём – произнести с иронией нечто возвышенное, чтобы люди с хорошим вкусом не поморщили нос. Ирония служит прикрытием того, что на самом деле эти слова произносятся или пишутся всерьёз. Так вот: Альберт Александрович Марков – действительно стал в музыке, да и в каком-то смысле в жизни моим Учителем и наставником.

Далее »

Александр ЧИКИН | Куриный цыпень

Прежде, чем перейти к главному герою рассказа, хочу сказать вам, друзья мои, что в голове моей время от времени родятся каламбуры. Происходит это помимо моей воли и как бы само собой. Я не морщу лоб и не чешу в загривке, выдумывая что-либо, а просто этот каламбур выплывает из головы, словно он всегда там был. Это чем-то похоже на включение электрической лампочки: ничего, кроме темноты, не было, и, вдруг, щелчок выключателя и свет.

Далее »

Надежда СУХОРУКОВА | Жизнь «до» и «после»

Если бы снова вернуться в Мариуполь. За сутки до войны.  Ходить по городу, рассматривать каждый дом и запоминать. Фотографировать и гладить стены. Встречаться глазами с прохожими и говорить им "Здравствуйте". Каждому. Чтобы жили подольше и здоровье не подвело в холодном подвале.

Далее »

Галина ФЕЛИКСОН | Кто ответит?

Выла сирена. Пятая за сутки. По всей Украине.  Мерзкий протяжный звук метался по квартире, бился о стены, острой болью сдавливал голову, наполняя душу отвратительным ужасом безысходности. Девятилетний мальчик сидел на стуле и отрешённо смотрел, как его мама мечется по комнате, зажав ладонями уши, не зная где спрятаться от пронзительного вопля.

Далее »

Валерий БОЧКОВ | Рисовальщик

Револьвер мне продал Терлецкий. Привёз утром. Раздеваться не стал, прошёл прямиком на кухню. От чая тоже отказался, сказал, что спешит. Мы сели напротив друг друга — он в плаще, я в махровом халате. За окном серело московское небо, середина июля походила на глухой ноябрь. Лето закончилось, не успев начаться.

Далее »