Главная / СОРТИРОВКА: Геннадий Евграфов

СОРТИРОВКА: Геннадий Евграфов

Геннадий Евграфов | На краю бездны

Ничего себе нельзя представить трагичнее, печальнее, насмешливее, чем посмертная судьба одинокого Ницше. Человек этот всю жизнь страдал от тоски одиночества, был не понят и не признан. В том, что Ницше был одинок, возвышался над всякой толпой, бросал вызов всему миру и миром был отвергнут, был весь смысл борений его духа, все существо его поражающих идей.

Далее »

Геннадий Евграфов | Погрязший во зле

Он вошел в нее грубо и жестко, с пустой душой и холодным рассудком и, навалившись всей своей тяжестью, вжал еще не утратившее свежести и красоты тело в ложе носилок. Носилки прогнулись, рабы сделали по инерции несколько шагов и замерли, затаив дыхание…

Далее »

Геннадий Евграфов | Охотник за провокаторами. Часть 3

Оставив службу, я приступил к описанию тех ужасов, свидетелем которых мне довелось быть. Через печать, получившую относительную свободу, я страстно желал только одного – ознакомить общественность с застенками политической полиции.

Далее »

Геннадий Евграфов | Охотник за провокаторами. Часть 2

Господи, я сейчас уже и не упомню, кто присвоил мне эту летучую кличку «Раскин». Но я был еще и «Виноградовым», о чем ни Бакай, ни Бурцев и не подозревали. А для рядовых революционеров – «Иван Николаевич» и «Валентин Кузьмич».

Далее »

Геннадий Евграфов. Из «Воспоминаний о Давиде Самойлове». Часть 3

На Д.С. в Пярну, как и в Москве, люди слетались как бабочки на огонь. Он умел привлекать к себе сердца и умы. Да и всегда слетавшимся и съезжавшимся было приятно послушать его новые стихи и пообщаться мало того, что мудрым, но и с любимым человеком и поэтом. А собеседником Самойлов был (когда хотел), как я уже упоминал, удивительным.

Далее »