Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ПОЭЗИЯ / Дина Меерсон | Стихи прилетели

Дина Меерсон | Стихи прилетели

Photo copyright: pixabay.com

Если в глаз попадет льдинка
Замерзнет сердце
Так написано в старой книжке с картинками
Нам от сказок не отвертеться
Если в сердце вставить пластик
Оно стучит как заводная игрушка
Отсчитывает по минутам стрессы и страсти
Равномерно… тщательно… равнодушно…
Но что-то там, в теплой серединке, устанет
Чему-то – кому-то? – станет скучно
Сердце скажет пластиковыми устами
Ку-ку… ку-ку…Денно…ночно…точно…
И замерзшая душа пожмет плечами:
Ку-ку, конечно.

Льдинка тает – душу увлажняют слезы
Пластик теплеет – глаза сверкают как стразы
Сердце ноет, значит, еще живое. Значит, не в этот раз.
Вот и весь сказ.

* * *

Когда-нибудь окончится холодный плен долгой зимы
Нырнет с разбегу в бесконечное лето
Погаснут анемоны взятые взаймы
У непереносимо яркого света
И капризный ирис и миндаль нежный
Исчезнут до будущей весны до следующей надежды

В конце зимы мы ждем–не дождемся лета
так немолодой труженик считает дни до пенсии
а потом не знает что делать с этим
липким маревом, бесконечным, как акына пение.
Лето припомнит нам дни холодные, как грехи давние
а пока отцветают анемоны… Ой, опять похолодание.

* * *

На ромашке гадаю
отрываю года я
их судьба открывает
и секрета в том нет
то что в детстве светило
то что в юности пело
замело серым пеплом
в силу давности лет

Были цели и ритмы
были бури и битвы
шепот ропот молитвы
и рассвета разбег
это дни это будни
это с нами пребудет
это было намедни
этим кончится век

Но лысеет ромашка
но пустеет рюмашка
но сутулится мачта
и просрочен билет
кресло в зрительном зале
огоньки на вокзале
мы везде опоздали
в силу давности лет

Альманах

* * *

В детской песочнице райского сада
время стояло беспечально и мудро.
Амброзия питательна, нектар сладок.
И был вечер, и было утро.

Ну на что тебе сдался плод тот запретный?
С вещами на выход. Рожайте в муках.
А у людей никакого понятия нету,
грешат как дышат, не впрок наука.

Всевышний вздохнул, заговорил словами:
– Держите Скрижали, исполняйте без ропота.
Разбираем по буквам, понимаем едва ли.
Люди, как известно, читают ж*пой.

Дождь весенний в окнах то хлещет, то сеется.
«Не убий!». Но на брата брат зло и упрямо.
Когда Б-г не находит чистого сердца,
рушится Первый Храм, Второй Храм…

Взорвано время недоброе, в клочья растерзана дорога,
а мы болтаем, не покладая языка.
Созданные по образу и подобию, люди не понимают Б-га,
Ни слов Его, ни знаков – вообще никак.

* * *

Ни кола ни двора
Ни пути ни дороги
День зажжётся вчера
От звезды-недотроги
Исчезают слова
Превращаются в маски
Жизнь конечно права
Но боится огласки
У осины каприз
Листья пляшут стан гибкий
Как живёт кипарис
Без любви без улыбки
Где привет в чем прикол
Кто диктует законы
Вот осиновый кол
Вот доска для иконы
Дождь журчит или смех
Сон стоит или праздник
Жизнь проходит у всех.
Траектории разные.

Сказка про белого коня

Мой принц на белом коне нынче толст и сив.
Усы седые, и плешь в волосах грустит.
А конь — железный, и в нем лошадиных сил
Больше, чем овса у меня в горсти.

Тот белый конь во снах моих приходил.
И я к нему – на на цыпочки (рост мой мал).
Я спрашивала: «Когда?» А он: «Погоди.
Принц очень занят , опять у него дела»

И я ждала, хотя, конечно, жила.
Детей рожала и пела про быль-небыль.
И хлеб пекла, потому что вот-вот с утра
Придет белый конь — его угощу хлебом.

Был граф в карете, и герцог, и юный паж.
Был конь буланый и тот, что ночи черней.
Но принца не было, просто не тот типаж.
Поскольку принц всегда на белом коне.

Сменился ветер, и мантию съела моль,
и вот на белом коне под моим окном.
Он толст и сив, но кажется это мой.
Паркуй машину, мой принц, заходи в дом.

Позитивное мышление

Надо мыслить позитивно,
О хорошем думать, братцы.
Жизнь удачей пузырится,
словно сладкое ситро.
Чтобы счастью научиться,
Мы начнем с ассоциаций.
Это очень развивает
Положительный настрой.

Скажем «зубы» – к ним «улыбка»,
А никак не “бор-машина”.
Если «труд» – то «много денег»,
Если «ноги» – «от ушей».
Скажем: «головокруженье» –
Есть успехи, и большие.
И Щелкунчика станцуем,
Если тема про мышей.

Сын вчера по сочиненью
Получил не ту отметку –
Мальчик мыслит нестандартно,
Будет гордостью страны.
Муж на выходе из лифта
Загляделся на соседку –
Значит, вас ведет дорога
К новым стрингам кружевным.

Позитивное мышленье
Словно детская раскраска.
Что нам стоит дом построить?
Нарисуем, будем жить.

Альманах

А закончатся таблетки –
Доктор примет нас прекрасно.
С нашим антидепрессантом
Не приходится тужить.

Мой внутренний голос молчит

Мой внутренний голос молчит. Так ехидно молчит.
Я его тормошу, ну, скажи, что я есть в самом деле?
Ты же знаешь, ты чувствуешь все, и тебя не обманешь
Ну ответь же мне, кто я? Молчит. Но от тряски от сильной
Просыпается маленький злой червячок и прищурившись, смотрит
Долго смотрит. И нехотя цедит: «Отстань. Графомания дело».
Вот и все. Вот диагноз. Ступай себе с миром
Иди, не греши. И сотри все, что было.
Все, что было…
Молчи, злой червяк! Я не слышу, не слышу!
А зачем тогда спрашивать? То-то. Иди, не позорься.
Вот иду. Разумеется, с миром, а как же иначе
Все иду и иду, пряча слезы. Мой злой червячок, что ж ты плачешь?…

* * *

Сезонная миграция стихов.
Летят с курлыканьем,
В протянутую руку
ложится, с неба падая, перо
Хм, как-то символично и… печально
Но может быть, стихи еще вернутся?
Весной, возможно, мы опять услышим
В нежарком небе, ярком и высоком,
их грай и шум листов, да что там — крыльев
И кто-то скажет:
«Март.
Стихи прилетели».

Дина Меерсон