Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ПРОЗА / Зинаида Вилькорицкая (Мадам Вилькори) | Родная душа

Зинаида Вилькорицкая (Мадам Вилькори) | Родная душа

Алло! Служба спасения животных? Тут это… ко мне змея заползла. Что с ней делать? Помогите. Спасите. Кого от кого спасать? Ее от меня, конечно. Я на расправу скорый, рука тяжелая, прибью гадюку на фиг.

Алло! Алло! Почему вас так плохо слышно? Вы немножко шепелявите… Вы что, в холодильник залезли? Пока морковку для кроликов достаете, у меня критическая ситуация!

Что-что? Не слышу. Вы до сих пор в холодильнике?! А когда ко мне прибудете? Как только, так и сразу? А мне пока что делать? Угостить ее салатиком?! Вы с ума сошли. Это исключено: у меня опыт имеется. Одна такая салатик тут уже грызла. Бывшая моя. С невинного салатика начала, хрустальной салатницей закончила. По голове. Моей, понятное дело. А чьей же еще?

Как она выглядит? Кто? Салатница, моя бывшая или та, что приползла? Вы странные вопросы задаете. Зачем вам это надо? Ага. Понял. По описанию вид особи определите? Ну… Салатница уже никак не выглядит. Та, что приползла, хорошо выглядит. Почти как моя бывшая. Миленькая, стройненькая, настырная, в любую дырку пролезет, кого хочешь, уговорит… Такая же проныра – и все наперекор.

Что вы сказали? Измерить? Зачем? Чтобы знать, она уже взрослая или еще несовершеннолетняя? Хм. Вы действительно хотите, чтобы я… змею… Ладно. Измерю. Чем? Линейкой или рулеткой? Эта зараза не хочет лежать ровно! Извивается! Приклеить? Негуманно… Я не извращенец и не маньяк, змей клеить. Вам точный ее рост или приблизительный? Она еще не вся вылезла. Метра два в длину точно будет… Выманить ее, чтобы посмотреть всю? Ангел мой, выходи.

Выходит! Хороша, чертовка. Крупногабаритная, широкоформатная, чисто тебе королевишна на балу… Я ее как в полный рост увидел, прям остолбенел.

Литературный клуб

Знаете, что? Не приезжайте. Занимайтесь кроликами. Я передумал с ней расставаться. Мы тут уже чай пьем, по душам гутарим… Она такая нежная… Немножко шершавенькая, прохладненькая, в летнюю жару приятненькая… Меня за своего признала, голову на плечо положила… Я так удивился, что согласился.

Нет у меня выбора, и это к лучшему. Я давно к змеям привычный. Моя бывшая круглые сутки шипела и пребольно жалила, а эта – сущий ангел. Тихая, кроткая, благонравная, от компа не отлучает, пиво колой не разбавляет, много места не занимает, на весь диван не претендует, ресницы не наращивает, вся из себя натуральная и шмоток новых не требует. Пару раз в году кожу поменяет – и красотка красоткой.

Вполне достойна восхищения: не ругается, что налево хожу, не пилит, что баб в дом вожу… Какие бабы? При такой охране ни одна на порог не сунется. А взгляд! Не забалуешь!

Ласковая она, хоть и настоящая змея. В клубочек свернется, вокруг шеи обовьется… При всем при том я свободно дышу. До полусмерти не пашу. На всех парусах домой спешу. Я ни с кем так замечательно не ладил. Моя бывшая не поверит, пока не увидит.

Мы тут сэлфи семейное сбацали, в однозмейники поставили… Бывшая обзавидовалась. Змеиным ядом изошла! Доказывая свою неповторимость, нашу фотку себе в статус поставила и подписала: «Последние новости серпентария. Мой бывший с его новой змеей».

А что? Нормальные новости. Моя нынешняя только усмехается змеиной улыбочкой. У нее ко мне чувства. Хоть верьте, хоть нет, у меня к ней – тоже. Жизни без нее не мыслю. Вот что значит, родная душа!

Зинаида Вилькорицкая (Мадам Вилькори)

Иллюстрация художницы Елены Сашиной

Альманах «Новый континент»