Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ПРОЗА / Зинаида Вилькорицкая (Мадам Вилькори) | Сказка о сбежавших облаках, или Синие чулки Голубой Королевы

Зинаида Вилькорицкая (Мадам Вилькори) | Сказка о сбежавших облаках, или Синие чулки Голубой Королевы

Иллюстрация Виктора Молева

Мое ненаглядное сладкое солнышко! Ты спрашиваешь, есть ли у меня время «для поговорить»? Как только у тебя найдется время «для покушать», у твоей бабушки тотчас найдется время «для поговорить»!

Сегодня на повестке дня – новая сказка и сырники с изюмом. Не любишь сырники? Расскажи это кальцию, который не поступает в твой растущий организм, потому что ты не ешь творог! А тот, кто пишет в интернете, что при тепловой обработке кальций улетучивается, пускай поразмыслит, каким еще путем запихать в ребенка творог, укрепляющий зубы. Рано или поздно каждому из нас встречаются всякие звери, жаждущие слопать нас с потрохами, а здоровые зубы – залог собственной безопасности. Понятно, кто победит? Конечно же, тот, кто ест сырники с изюмом.

Ан-дер-сен? Это я по-английски спрашиваю, понятно ли тебе. Говоришь, Андерсен – это сказочник? Спасибо, я в курсе, кто такой Андерсен. Его Эльдар Рязанов играл. Я тоже сказочница. В некотором роде. Я тебя по-английски спросила, чтобы показать, как я умею по-иностранному. Английский «андерсен» – это типа немецкого «фурштейна» или русского «понимаешь». Как хорошо ты меня понимаешь, я вижу без очков: не будешь жевать – не буду рассказывать. Только не сбивай меня с мысли: если ребенку пять лет и он умеет считать до ста, это не значит, что он уже академик! Итак, ты жуешь, я рассказываю, кальций входит в организм, – и все мы спокойны, что нас не сожрут дикие звери.

А расскажу я тебе сказку о сбежавших облаках. Давным-давно, в те далекие времена, когда у меня еще была талия, на свете не было компьютеров, интернета, мобильников, но были… Динозавры и австралопитеки?! О Боже!!! За что такое наказание?! Ты думаешь, что я – ровесница динозавров и этих невоспитанных двуногих с ужасными манерами, которые не мыли руки, не чистили зубы, рисовали наскальную живопись на обоях и не ели борщ – источник витаминов??? Ты глубоко ошибаешься хотя бы в том, что твоя бабушка – прежде всего женщина. Намеки на преклонный возраст (который на самом деле не такой уж и преклонный) портят настроение!!! А если твою бабушку как следует профотошопить, все интернетные кавалеры тут же захотят ее обгуглить, зафрэндить и залайкать! Уже молчишь и не перебиваешь? И не забываешь жевать и глотать? Тогда слушай.

Давным-давно, в те далекие времена, когда земля была унылой и скучной, как моя жизнь до твоего появления, на небе не было облаков. Не то, чтобы их совсем не было. Просто они прятались в огромном небесном одеяле, которым владела Голубая Королева. Присвоив то, что принадлежит всем, она внимательно следила за сохранностью своего имущества. Это ж надо быть такой эгоисткой – отхватить кусок неба для себя одной, собрать все облака в одном одеяле – и никому не показывать! Но если нет ни друзей, ни подруг, ни детей, ни внуков, – кто ж посягнет?

– Облака – это не детские игрушки, разбросанные по всему дому! – говорила Голубая Королева. – Облака созданы для серьезной цели: стоять навытяжку и охранять мой королевский сон!

Голубая Королева никогда не глядела вниз и так высоко задирала свой голубой нос, что дальше него ничего не видела. Бедняжка не знала великого счастья – кормить своих внуков сырниками с изюмом и сидеть у них над душой, чтобы ели. Уметь быть счастливой – искусство, которому нельзя научиться, если не делать счастливыми тех, кто рядом с тобой.

Альманах

В особо скучные моменты своей жутко упорядоченной жизни, когда на голубом экране рекламировали диарею, изжогу, мужские таблетки и женские прокладки, Голубая Королева шла в опочивальню смотреть сны – такие приглаженные, прилизанные и залакированные, что обеспечивали унылое настроение на ближайшие сто лет. А чтобы сны были еще приглаженнее, прилизаннее и залакированнее, все облака выдраивались до безжизненной чистоты, облицовывались голубым пластиком и расставлялись в наистрожайшей симметрии. Одеяльный саркофаг, набитый облаками, хорошо держал форму, представительно выглядел и богато блестел, чем чрезвычайно устраивал Голубую Королеву и ее синие чулки.

Правый Синий Чулок был единственным в мире, кто якобы до конца прочитал «Инструкцию по правильной эксплуатации облаков» – и вложил в уши королеве. По идее, составители любых инструкций должны хотя бы немножко соображать в концепциях правильности, а толкователи подобных инструкций должны знать хотя бы буквы, но синие чулки Голубой Королевы страдали обширным посинением мозга и особо не парились.

– Зачем нам знать буквы? Их можно просто пересчитать! – сказал Правый Синий Чулок своему напарнику – Левому Синему Чулку.

– Главное – не сбиться со счета! – предостерег Левый Синий Чулок. – Все, что меньше десяти, – это мало, а все, что больше десяти, – много! Не перепутаешь?

– Не учи ученого! – заверил Правый Синий Чулок. – Чай, не безграмотный: в реформе образования участвовал!

Зинаида Вилькорицкая (Мадам Вилькори)
Автор Зинаида Вилькорицкая (Мадам Вилькори)

Млея от собственного величия, Правый Синий Чулок пересчитал все буквы, а если что-то и недосчитал, то Голубая Королева и Левый Синий Чулок поверили ему на слово. Кому отдуваться? Облакам. Выдавая недопонятое за символ совершенства, сине-чулочная трактовка инструкции повелела облакам стоять по стойке смирно – и во что бы то ни стало сохранять свою правильную квадратную и прямоугольную форму. Да-да, облака были именно такими, как в инструкции: квадратными и прямоугольными – с острыми-преострыми и жесткими-прежесткими углами.

От одного из таких острых углов на идеальной одеяльной голубизне появилась дырочка – страшно удобная штучка для визуального наблюдения. Снаружи было так много интересного, что у облаков глаза разбежались!

– Что там, внизу? – спросило махонькое квадратное облачко у большого прямоугольного.

– Это Земля! – ответило большое прямоугольное облако.

– И чем она хороша?

– О, это самое нескучное место, где все растет-цветет-жужжит-кричит-поет-летает-бегает-прыгает-плачет-смеется, ест сырники с изюмом и слушает бабушкины сказки.

– А белое-пушистое на зеленом-презеленом, это что?

– Это белая овечка на зеленой травяной лужайке! – ответило большое прямоугольное облако. – Знаешь, когда-то я тоже было белым и пушистым. До появления «Инструкции по правильной эксплуатации облаков».

– Хочу быть белым и пушистым! Хочу дружить с белой овечкой! – размечталось махонькое облачко. – Играть с ней в прятки… Бегать в догонялки…

– Не смешите мои нитки! Облако Ее Величества Голубой Королевы желает якшаться… с белой овцой? Жители неба не водятся с жителями хлева! – захохотал Левый Чулок Голубой Королевы – самый левый член ЧНКП – Чулочно-Носочной Королевской партии.

Альманах

– Что я вижу! Что я слышу! Этот пластмассовый квадрат… в нашей королевской кровати… пролетарскую революцию устраивает? Да мы тебе такую харакир-ристику наваяем… Тебя ни в одну заоблачную тюрьму не примут! – пообещал махонькому облачку Правый Чулок Голубой Королевы – самый правый член ЧНКП – Чулочно-Носочной Королевской партии.

– Взорвать врага изнутри – задача любого патриота! – не побоявшись ужасной характеристики, махонькое облачко проявило самостоятельность мышления, вырвалось из недр небесного одеяла и, сбросив оковы квадратной оболочки, проложило путь к свободе.

И правильно: заставить облака стоять навытяжку – не под силу ни одной инструкции. Мало ли что в инструкциях пишут. Если пишут, какие хорошие туфли сорок пятого размера и как здорово их бриллиантовые пряжки оттеняют красоту синих чулков, это еще не значит, что сорок пятый размер – панацея.

– Ура! Великая Заоблачно-Пододеяльная революция свершилась! – вслед за махоньким облачком ринулся весь облачный коллектив.

– Куда вы?! Назад! Назад, в одеяло! Вам нельзя без надзора! Вам нельзя без строгого постельного режима! Вам нельзя без Синих Чулков – повелителей облаков! Грабеж! Безобразие! Такую инструкцию – насмарку!!! – завопил Правый Чулок Голубой Королевы, подсчитывая моральные и финансовые потери. – Кем я теперь повелевать буду? «Правый Чулок – это ваше право!» – сказать некому.

– «Левый Чулок – это ваше лево!» – тоже сказать некому! – огрызнулся Левый Чулок, поглядывая на обломки голубого пластика. – А кто на материалах «экономил»? Воровать надо было меньше, тогда облака были бы наши! И лыжи на землю не смазали бы!

– Кто воровал? Я воровал? – не смолчал Правый Чулок.

– Ты не воровал: ты грабил! – надулся Левый Чулок.

– А кто дешевый пластик за дорогой мрамор выдавал? – напомнил Правый Чулок. – Кто разницу в чулочную кубышку складывал и сто воздушных замков прикупил? Кто десять валютных счетов по-на-от-кры-вал на мульярдные суммы?

– А кто на золотом унитазе кроссворды разгадывал? – раскричался Левый Чулок. – Кто из королевского дворца серебряные ложки тырил, пули отливал и по воробьям стрелял? Кто королевские сапфиры пропил и сам себе Орден Небесного Величия отлил?

– А кто сам себе Подвязку Ангельского Облика прицепил? – наскакивал Правый Чулок. – Кто сам себе диплом небесной академии нарисовал и к сапогам генеральской дочки приставал?

– А кто королевский шлейф барыгам продал? – разозлился Левый Чулок. – Кто себе двенадцать платиновых пьедесталов заказал? Кто всю солнечную энергию выкачал?

– А кто, не зная нот, под Моцарта косил и первый приз на «Звездном шоу» отхватил? – резал правду-матку Правый Чулок.

– А кто, не зная букв, в писатели подался и за бездарность премий поднабрался? – не оставался в долгу Левый Чулок.

– Все! Точка! Больше никаких секретов не выдаем, а то начнут разбираться… Нам же хуже будет!!! – сообразили синие чулки и прекратили прения. Потому, что…

Потому что в каждой сказке имеется своя тайна. Страшно засекреченная. Можно сказать, совершенная в своей тайной неприкосновенности. Но тайну, которую знают двое, легко рассекретить при помощи языка, головы и того, что в ней.

Тайна заключалась в том, что Голубая Королева ходила с дырками на пятках. Конечно, у этих пяток было умное выражение лица и скромные потребности… Что? Быть такого не может? Еще как может! Бывает всякое, и такое – тоже. Ее Королевское Величество-таки ходило в дырявых чулках!

Вот это да! Вселенская беда: околпачивая Голубую Королеву, синие чулки столько всего заграбастали, что продырявились. Они же на износ работали! При строгом постельном режиме! Под предлогом «Не нарушим покой Голубой Королевы» – что хотели, то вертели!

И довертелись – в свою пользу, разумеется. Крепко-накрепко вцепившись в королевский трон, члены ЧНКП подмяли под свои дырявые пятки половину неба и уже строили планы, как завладеть остальной половиной. Опасаясь конкуренции преемников, внушили Голубой Королеве, что смена дырявых членов ЧНКП на недырявые приведет… к полному краху всей мировой цивилизации. Дабы не погубить мировую цивилизацию, Голубая Королева так берегла чулки… Лишний раз шагнуть боялась!

Время от времени Чулочно-Носочная Королевская партия проявляла великодушие и жертвовала собой. Благодаря этой самоотверженности Голубая Королева ездила не на карете, которая подвозила ее прямо к королевскому дворцу, а на той, которая дешевле.

– Ваше Величество! Езжайте каретой номер пятьдесят девять! Вон она идет! – говорил Голубой Королеве Правый Синий Чулок.

– Но ведь она меня до дворца не довозит! – недоумевала Голубая Королева. – На целую остановку не довозит! Я же должна вас беречь…

– Подумаешь, под крыльцо не довозит! – убеждал Голубую Королеву Левый Синий Чулок. – В пятьдесят девятой карете – проезд дешевле! На целых сорок пять копеек дешевле! За эти деньги Ваше Величество (от остановки до дворца!) пешком дойдет! Это ж какая государству экономия… Чего нас беречь? Мы уже привычные… Себя не щадим… Дыркой – больше, дыркой – меньше… Разве что… ради спасения мировой цивилизации…

Какое королевское величество станет спорить со своими чулками? Порой великие могут меньше, чем их чулки, носки, пеньюары или комнатные тапочки. Голубая Королева звезд с неба не хватала и, в принципе, неплохо устроилась: пособляя строгому постельному режиму (а в королевских кроватях испокон веков решались самые серьезные вопросы) – дремала-дремала, похрапывая голубым носом… А когда проснулась, чуть с ума не тронулась. Несмотря на железный контроль, облака стали самими собой и сбежали из холодной, прилизанной и лживой сказки. Небо стало уютным и счастливым, как бабушкин дом после вторжения внуков. На него хотелось смотреть и улыбаться. Разве можно повелевать облаками? Их надо любить. Просто любить. Такими, какие они есть – без инструкций по правильной эксплуатации.

Ты спрашиваешь, есть ли у меня время для «продолжать»? Как только у тебя найдется время для «положить голову на подушку», у твоей бабушки тотчас найдется время для «продолжать»! Не хочешь спать? Будешь лежать и держать мою руку? Боишься проспать самое интересное? Лично для меня самое интересное – твои рисунки: что рыжее – то лисичка, что серое – то волк, что желтое – то цыпленок, и все весело скачут, – даром, что нарисованные!

Вон Голубая Королева в настоящем искусстве не соображала: прибрав к рукам ценности бесценного масштаба, позволила сделать из них обычный ширпотреб. Она вечно пропускала самое интересное и, если бы не Заоблачно-Пододеяльная революция, ходить бы ей в дырявых чулках до самого краха мировой цивилизации! Впрочем, израненные непосильным трудом члены ЧНКП таки сослужили Ее Величеству хорошую службу: столько кредитов понабирали, что Голубая Королева обязалась жить вечно. Она ж одинокая, кто за нее кредиты отдаст?!

Ты хочешь знать, что стало с махоньким облачком? Из твердого и квадратного оно превратилось в белое и пушистое, как и положено всем нормальным облакам. И подружилось с белой овечкой. С ней – намного веселее, чем без нее!

Хочешь знать, что стало с синими чулками? Без них – намного лучше, чем с ними! Давно пора было их на сосне повесить, но подобные натуры всегда найдут, к чему прицепиться, во что вцепиться и кому сесть на голову.

Покинув королевские пятки, бывшие члены ЧНКП упали с неба и попали… на колючую спинку одного грустного ежика. Очень-очень грустного. А кто бы не грустил, если мечтаешь стать синей птицей счастья и не знаешь, как это сделать?!

У меня уже язык болит рассказывать, но счастливый финал – как творог в сырниках: обязан присутствовать – и нечего зубы заговаривать! Дальше такое было… Такое было… Дай сообразить, что… Ага. Знаю. Дальше было вот что.

Синие чулки и ежовые колючки вцепились друг в друга – и мечта ежика сбылась!

– Я птица счастья! Синяя птица счастья! Иду на карнавал утренней зари! – радовался ежик, забавно «взлетая» на кривых коротких ножках. Синие чулки развевались за колючей спинкой, словно крылья синей птицы. По крайней мере, так ежику казалось.

Из очень грустного ежик стал очень нарядным и очень веселым. Правда, синие чулки Голубой Королевы, непривычные к добрым делам, чувствовали себя не в своей тарелке, но хоть какая-то польза должна же с них быть? Надо же хоть когда-нибудь научиться делать добро? Тот, кто никогда в своей жизни не сделал ни одного доброго дела, должен остановить это безобразие и срочно исправиться: если хотя бы один дырявый чулок развеселит хотя бы одного грустного ежика, в мире станет намного меньше слез и намного больше улыбок!

От счастья за ежика махонькое облачко так растрогалось, что расплакалось дождиком и наплакало симпатичную лужицу. В лужице отразились облака – потрясающе-прекрасные в своем восхитительно-совершенном несовершенстве – и такие свободные…

– Ух ты, какая красотища! – сказала Голубая Королева. – Как я могла быть такой эгоисткой – отхватить кусок неба для себя одной, собрать все облака в одном одеяле – и никому не показывать? Ну почему я такая жуткая упрямица? Мне давно казалось, что я неправильно соблюдала инструкцию использования облаков!

Зинаида Вилькорицкая (Мадам Вилькори)