Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ОЧЕРКИ И ЭССЕ / Гоар РШТУНИ | Кто отвесил оплеуху Берии

Гоар РШТУНИ | Кто отвесил оплеуху Берии

Кто отвесил оплеуху Берии

Невероятные, но реальные события

Богатые тоже плачут, а в неприятные ситуации короли попадают даже чаще простого люда. Ведь, когда неприятель сильнее тебя, жди бед и несчастий для всего королевства!

Нашу историю начнём с истории одного французского короля, который стал им ещё в малолетстве. Фамилия его происходила от названия места, где он родился, и звучало красиво: Лузиньян. Нет-нет, это не армянская фамилия, так же, как и Д՛Артаньян, нам чужого не надо!
Потом у Лузиньянов пошли сыновья – наследники принцы, короли, даже их бастард мог стать королём.

Наговаривают вражеские и дружеские языки, что армяне сумели создать армянское государство Киликию ЗА пределами Армении. И зря стараются: древние письменные источники и археологические материалы доказывают, что Киликия была частью Армении.

Редкий армянин слушает песню «Киликия» без слёз, каждый армянин считает Киликию и ее историю своей, с древних времен тесно связанной с Арменией и Армянским нагорьем.

Когда Рим начал завоевания на Востоке, не обошёл вниманием и Киликию. Наместником Киликии стал довольно известный римский император Луций Корнелий Сулла – бессрочный диктатор «для написания законов и укрепления республики». Угроза вынудила армян объединиться, ведь завоеватели всегда мечтают продвинуться ещё более. И на престол в Армении вступает Тигран II Великий (95-55), при царствовании которого Армения становится одним из могущественных государств Центральной Азии. Армянская армия без серьезного сопротивления оккупирует всю Сирию и Киликию.

Альманах

В VII веке арабы завоевали Киликию и держали ее под своим контролем, а в X веке она стала одним из регионов Византийской империи. Византия продолжала политику ассимиляции армян в греков. Один из телохранителей Гагика II Багратуни Рубен сумел установить новое армянское царство в Киликии, просуществовавшее около 300 лет.

Население Киликии, как и Западной Армении, в 1915-1923 годах турки подвергли жестокому геноциду, и Киликию полностью очистили от армян.

Клод Мутафян, профессор математики Северного Университета Парижа, после многочисленных публикаций по алгебре посвятил себя истории, особенно, взаимоотношениям Армении с ее различными соседями в течение веков. От него мы узнаём всё про Лузиньян-Лусинянов – франко-армянской династии в средневековой Франции, в Иерусалимском и Кипрском королевствах, а также в Киликийской Армении: про связи Лузиньянов, точнее кипрского дома этой семьи, и королевского дома Киликии, которые были заложены первым королём Киликии Левоном II, коронованным как Левон I. К концу XIII века эти связи заметно укрепились. А от брака Амори Тирского с армянской принцессой Забел (Изабеллой), произошли Лузиньяны Армении – Лусиняны, то есть армянская ветвь династии Лузиньян.

Отцом Левона V был Дживан, который рано скончался, а матерью – грузинка Солдaна, дочь царя Грузии Георгия V Блистательного. Пригласили Левона Лусиняна с Кипра занять освободившийся армянский трон. Леон V прибыл в Сис в сентябре, в Святой Софии был рукоположен в сан латинского царя армянским царем и взошел на раздираемый и страдающий трон Киликии.

Сложные отношения Левона V с римским папой и ряд невыполненных договоренностей римского престола по отношению к Киликии стали причиной, по которой «рыцарям пустыни» мамлюкам удалось пробраться в Сис. Хитрые захватчики точно рассчитали все выгоды и прощупали слабые места киликийского правителя. Будучи уверенными, что Рим не пришлёт Левону армию на подмогу, уже в 1375 году мамлюки беспрепятственно пересекли киликийскую границу. Левон и его приближённые храбро и мужественно сражались, но им не удалось сдержать натиск превосходящих войск противника – армяне вынуждены были отступить. Мусульман всегда больше оказывается…

Войска египетского султана Мелика Ашрафа осадили Сис, окруженная мусульманскими государствами страна оказалась на грани разорения. По словам французского монаха-летописца Жана Дардела, не обошлось без измены наемников с Кипра, подкупленных врагами. И хотя простые армянские воины продолжали яростно сопротивляться, католикос и знать, посовещавшись, решили сдать крепость мамелюкам — франкофильская политика царя не пользовалась особой популярностью у киликийских армян. И в 1375 году, несмотря на бешеное сопротивление армянских воинов, египетские войска захватила столицу Сис. История Киликийского армянского царства заканчивается.

Обеспокоенный голодом и болезнями жителей страны, 22 апреля Леон попросил мира, получив пожизненную гарантию от Амира Алеппо, передал крепость врагу. Леон был взят в плен и увезён в Каир вместе со своей семьей, католикосом и около 20 армянских сановников.

Папа римский вместо ожидаемой и столь необходимой королю поддержки наградил Левона «Золотой Розой» и напутствовал его ехать в Британию, где на попечении английского короля Эдуарда III Плантагенета под семью замками хранилась государственная казна Киликии. Согласно договору, казна должна была храниться в Англии до восстановления Армянского Киликийского королевства. Кто знает, что с этой казной стало? Лорды и сэры крепко сидят на армянском золоте и не собираются хоть часть отправить в наше сегодняшнее королевство.

Летом 1383 года Леон прибыл в Кастилию, королём в Кастилии тогда был Хуан Первый. Хуан был крайне безуспешен в отражении внешних вторжений, во внутренней политике также неудачлив – он не сумел достойно противостоять галисийским и басконским феодалам, в результате чего они фактически не подчинялись короне. Тем не менее, Хуан I был популярен в народе, поскольку был красивым и отзывчивым человеком, заботившимся об облегчении участи простого люда. «Идальго из идальго, рыцарь из рыцарей, отважный воин, смиренный и истый христианин, Хуан Первый был могущественным и величественным монархом и гордым кастильцем», на престол он воссел в двадцать один год и сразу же завоевал всеобщую симпатию как мудрый и прозорливый король. Он даже баллады писал.

В стране, находившейся в состоянии хаоса, он стал наводить порядок. Издал много новых законов, разделенное на сословия население принудил носить различную одежду, городам и селам пожаловал особые, почти автономные права, даровал прощение всем преступникам, запретил нищенство и велел найти для бедных работу, сдерживал мздоимство судей и, самое главное, заставил народ почитать новый кодекс.

Дальше пойдёт история, подобно которой никто и никогда не слыхивал, да и представить не мог. Наш великолепный прозаик Костан Зарян так красочно и ярко описывает этот невиданный шаг короля, что я хочу сохранить живость его повествования, приведя маленький отрывок:

«…Эту авантюру до сих пор не может забыть Мадрид, да что Мадрид – вся Испания не может забыть.

Хуан печально оплакивал только что умершую юную жену, и ему сообщили, что прибывшие из Вавилонии два посланца хотят его видеть.

Перед королем предстали рыцарь и монах.

– Великий царь, мы слуги Христовы, прибыли из страны Вавилонской от имени страдающего в неволе армянского царя… Нагрянули дикие племена, разрушили города, сожгли деревни, обратили в пепел государства. Христиане, князья и вельможи вырезаны, народ стонет в плену у неверных, женщины и дети…

Альманах

Они поведали королю, при каких обстоятельствах исчезло Армянское Киликийское царство на берегу Средиземного моря. Рассказали о том, как царь армянский, в чьих жилах текла благородная кровь Лусиньянов, после неравных боев «во имя святой правоверной христианской церкви», попал в руки Soldan’а (Султана на старокастильском) и переносит неописуемые страдания. Тщетно ждал он вмешательства христианских государей, с которыми армянские рыцари выступали совместно в героических Крестовых походах во имя освобождения Гроба Господня, и тщетно они обращались к владыкам других стран, чтобы помогли попавшему в беду царю, который мечтает о возвращении своих земель и новой борьбе во имя Святой Троицы. И вот, прослышав об отважном благородном и могущественном короле Кастилии, чье христианское благочестие известно всему миру, царь армянский поручил им просить и молить его прийти ему на помощь, вызволить из рук неверных и спасти христианскую честь.

– Я сделаю все, чтобы вызволить своего брата, слугу Христова, армянского царя Левона! – воскликнул король.

– Послы должны взять с собой для нашего царя самые богатые дары, какие можно найти, – сказал рыцарь.

– Быстро отобрать наилучшие дары! – велел король Кастилии.

И из царской казны были отобраны богатые ткани, шитый золотом бархат, тончайшие шелка Кордовы, изготовленное из толедской стали прекрасное оружие и много золотых и серебряных предметов.
Ко всему прочему, движимый каким-то бурным, неуправляемым чувством щедрости, Хуан доходит до такой крайности, каковой не найти во всей средневековой истории: он дарит ему, этому чужеземцу, три города, составляющие сердце Кастилии – Мадрид, Андухар и Вильяреал.

Указ Хуана обрушивается на головы кастильской знати, как тяжелый удар жезла. Вначале впечатление было столь ошеломляющим, что никто не осмелился и слова вымолвить. Как можно воспротивиться монаршей воле? Свершившееся было столь неожиданным, столь новым и невиданным, что дворяне не сразу осознали все значение этого пожертвования.

Поднимается глухой ропот, недовольство.

То, что судьба несчастного царя далекой страны может вызвать сострадание и высокое чувство милосердия в душах верующих, вполне понятно. Что потерявшему все богатство царю справедливо было оказать щедрую помощь – тоже понятно. Что этому царю надо было содействовать деньгами и оружием, дабы он отвоевал свою страну и восстановил свои традиционные права, – тоже понятно. Но – тысяча святых! – взять и отдать ему принадлежащие короне Кастилии три важнейших города и назначить его их владыкой, которому обязаны подчиниться самые знатные и самые гордые дворяне, – это ужасно, это непростительно!..

9 октября 1383 года Хуан отдал категорическое распоряжение представителям городского совета и государственному нотариусу подготовить и подписать в Сеговии соответствующий указ, согласно которому Мадрид и два других города отдаются армянскому царю…….»

Вот так – царю и подарки царские. Король дал Леону города Мадрид, Вильярреал и Андухар и пообещал помочь ему вернуть трон Киликии. Королевства Арагон и Кастилия стремились использовать Лион для расширения своего влияния на Ближнем Востоке.

Пришлось народу Мадрида дать согласие быть подданным царя Левона. Но воевать за него никто не спешил.

Одиннадцать лет Леон ездил по европейским дворам, тщетно надеясь на помощь. После неожиданной гибели Хуана Левон далее в Мадриде оставаться не мог, хотя право Левона на город Мадрид прекратилось бы вместе с его смертью… Не мог оставаться он даже в Испании. Поэтому он уехал. Без жены, без детей – они умерли в египетском плену. Но в его завещании, кроме двенадцати парижских церквей и больниц, упоминаются и внебрачные дети.

В последние годы жизни Леон жил во Дворце Сен-Оуэн в Париже, подаренном ему в 1384 году королем Франции Карлом VI.

В 1393 году в Париже скончался последний правитель Армянского королевства Киликии Левон V. Со смертью последнего армянского короля, потомка династии Лузиньянов из Пуату, завершилась эпопея армянской истории длиною в три века. Века катились от короля к королю, земли Армении с каждым новым веком скукоживались, постепенно стали на карте мира точкой. Но Лузиньяны-Лусиняны, оказывается, остались. В основном, во Франции и Армении. И даже в Грузии.

Одним из них был носитель королевской фамилии Рубен Лусинян, не поверите, я хорошо знакома с его двоюродным братом, Лусиняном по бабушке. В Тифлисе Рубен был уполномоченным по культуре и печати народов, почти министр… Лаврентий Берия вызвал его к себе и обвинил в том, что армянская пресса в Тбилиси льёт воду на мельницу врагов народа, общество требует закрыть все армянские газеты и журналы, стал осыпать угрозами в его адрес, если не исполнит.

Возмущенный Рубен молча подходит к Берии и… отвешивает ему пощечину… Это животное, оказывается, был эпилептиком, падает на землю с пеной изо рта… Телохранитель вбегает в кабинет и видит Рубена, друга детства из Авлабара… Недолго думая, засовывает королевского потомка в пронумерованный мешок и – в труповозку… Потом оказывается, что пронумерованный мешок был брошен в мусоровоз и вывезен из страны…

Узнав о его смерти, жена в отчаянии бросается в Куру, дочь не смогли найти… А он жил во Львове, до войны польским городе, под другим именем и занимался стоматологией… В 1963 году, Рубен, как украинец, приехал к Хрущеву, представился своим именем – Рубеном Лусиняном, рассказал о себе… Хрущев, узнав про пощёчину, вызвался помочь, Рубен попросил квартиру в Ереване… И что вы думаете? Позвонил из Кремля к родственнику в Ереван, попросил поинтересоваться насчёт свободной квартиры возле дядиного дома… Очень скоро находят такую по улице Гнуни… В Ереване Рубен снова женился, жил до конца своей жизни. Нашёл пропавшую дочь Лилит, сейчас её клиника – одна из лучших в Нью-Йорке… Рубен уже во Львове написал две книги, стал членом Союза писателей Украины, издавался и в Ереване, был принят в члены Союза писателей Армении…

Про пощёчину в Тифлисе знали все. И, когда Тенгиз Абуладзе стал снимать ставший культовым фильм «Покаяние», об этом не забыл. Где-то в середине фильма эта пощёчина раздаётся, закручивая сюжетную линию создателя фильма…

Такие вот мы – Лузиньян-Лусиняны, королей давно нет, а родовая вспыльчивость и благородство остались…

Гоар РШТУНИ

Иллюстрация – герб Лусинянов