Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ПРОЗА / Дина Ардов | Царица Суббота

Дина Ардов | Царица Суббота

В еврейских домах мужчина каждый шаббат поет это своей жене, именно она для него — эшет хаиль, “жена добродетельная”.

“Кто найдет жену добродетельную? Выше жемчугов цена ее.
Уверено в ней сердце мужа ее, и он не останется без прибытка.
Она воздает ему добром, а не злом, во все дни жизни своей.
Добывает она шерсть и лен, и с охотою работает своими руками.
Она подобна купеческим кораблям и приносит хлеб свой издалека.
Встает она еще ночью, раздает пищу в доме своем и урок служанкам своим.
Она думает о поле и приобретает его; от плодов рук своих сажает виноградник.
Туго перепоясывает чресла свои и укрепляет мышцы свои.
Вкушает благоприобретения свои — не гаснет ночью светильник ее.
Протягивает руки свои к прялке и длани ее держат веретено.
Длань свою простирает бедному и простирает руки свои нищему.
Не опасается она за семью свою при снеге, ибо вся семья ее одета в алую ткань.
Она делает себе ковры, виссон и пурпур — одежда ее.
Муж ее известен в городских воротах; он заседает со старейшинами страны.
Она делает покровы и продает, и пояса доставляет купцам.
Крепость и достоинство — одежда ее, и смеется она над грядущим днем.
Уста свои открывает она с мудростью, и кротко наставление на языке ее.
Она наблюдает за ходом дел в доме своем, и хлеба ленностного не ест.
Встают дети ее, — и восхваляют ее; муж ее также превозносит ее:
«Многие дочери (жены) преуспели, но ты превзошла всех их!»
Обманчива прелесть, и суетна красота: жена, боящаяся Господа, прославлена.
Дайте ей от плода рук ее, и да прославят ее в воротах (города) деяния ее”.

*****

Для меня суббота — особенное время, и есть время задуматься над этим сейчас, когда я снова готовлюсь к ней и даже уже купила все нужное. Вроде всегда одинаково — от киддуша до авдалы, через молитвы и диврей Тора — и всегда по-разному, нет одного шаббата, похожего на другой.

Куда бы я отсюда ни делась в дальнейшем, я буду всегда помнить наши шаббаты в Хайфе. Гранатовый сок цвета молодого вина, чуть пьянящий и до неверия сладкий, только что выжатый при тебе и здесь же счастливо выпитый. Девочка, играющая на скрипке “Мир вам, ангелы служения” на улице Герцль, забывшаяся в своей трогательной сосредоточенности. Ослепительно пёстрая толпа — огромные хасиды с льнущими к ним крохотными дочерями в розовых фейских платьицах, грузные арабки в чёрных балахонах и белых платках, светло-кофейного цвета эфиопы. Любимая пекарня, бьющий прямо в нос запах заатара на питах и корицы на завиванцах. Минимум два кило фруктов каждый день, из которых килограмм — клубника. Свежая тиляпия в мелко дроблёном льде, стебли сельдерея с руку толщиной, баклажаны, в которые можно смотреться, как в зеркало. А вот арбузы и дыни, наоборот, порционные, маленькие. Покупаешь карамболу, стоит двадцать два шекеля, сразу находишь только двадцать, роешься в сумке в поисках ещё двух — и слышишь от продавца: да не надо, для вас двадцать, шаббат шалом.

Альманах

“Поедем на автобусе?” — “Давай!” — и вот уже мягкий баритон диктора произносит в салоне: “Следующая остановка — улица Пророков”.

Украинский магазин, сумасшедше вкусные сладости, два брата-владельца, шутящие с Максимом. Старый хриплый попугай в зоомагазине, ласковый рыжий кот у дома. Гранатовое вино, бархатные звёзды.

“Забудем заботы, забудем тревоги — Царица Суббота уже на пороге…”

Дина Ардов

Фотоиллюстрации Натальи Волковой