Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ПРОЗА / Лали Косашвили | Пять новелл о любви, дружбе и верности

Лали Косашвили | Пять новелл о любви, дружбе и верности

Лали Косашвили
Лали Косашвили

Об авторе

Родилась в Тбилиси. Окончила отделение художественного перевода филологического факультета тбилисского государственного университета. Работала преподавателем русского языка и литературы в старших классах В 1994 году репатриировалась в Израиль. Очень люблю путешествовать, увлекаюсь фотографией, искусством, литературой.

Фуфала

Когда я была помоложе и мир был другой, а люди добрее и солнечнее, ходила по улицам моего любимого Тбилиси странная женщина с лицом, покрытым густым слоем белил, как у актеров театра “Кабуки”, с нарумяненными щеками и ярко-красными губами. Одевалась она как-то изысканно-ободранно.

Согласитесь, что даже лохмотья в умелых руках художника могут выглядеть изысканно, как ни странно. Невооруженным взглядом было ясно, что дама явно не в себе и перенесла глубокую психологическую травму.

“И снова любовь?”- спросите вы. Да, господа, любовь, та самая, которая и окрыляет, и разрушает. Сколько сердец разбила любовь, сколькие не пережили разлуки, предательства и разочарования, не перечесть. Вот и Фуфала (так называли эту странную особу, настоящего ее имени никто не знал) тоже обожглась в огне любви, и травмы остались на всю жизнь.

Никто уже не помнил, что именно произошло с ней – то ли от нее ушел возлюбленный, то ли погиб, – суть не важна. Каждый день бродила Фуфала по городу, неприкаянная и молчаливая. Никто ее не обижал, не трогал, ее оберегали и провожали сочувствующими и понимающими взглядами.

Альманах

В Тбилиси во все времена с огромным пиететом относились к влюбленным. Для грузина любить – синоним слов “жить” и “дышать”. Ведь не зря сказал поэт… Грузинский поэт: “Без любви и солнце не всходит на небосводе…”

Библейский Моисей дядя Эрванд

Он не был сумасшедший, – скорее, тихо помешанный. Замкнутый и молчаливый, он жил в своем мире, погруженный в раздумья о прошлом.

А прошлое было трагическим. Он и в старости был прекрасен – белый, как лунь, высокий, сухопарый, с длинной белоснежной бородой, лучистыми голубыми глазами, всегда одетый в белое, он был похож на библейского Моисея. Представляю, каким необыкновенным красавцем он был в молодости! Рассказывали, что когда-то у него была красавица-жена и большая любовь, как в сказках. Но однажды случилось непоправимое: турки похитили его любимую. И остался он один со своим безутешным горем…

Замкнулся, одичал, закрылся от всего мира и жил, как отшельник. На что он жил, чем питался, я не знаю. А жил он по соседству с нами, и я часто проходила мимо его комнаты, больше напоминавшей келью с одним столом, одним стулом и железной казарменной кроватью.

У меня щемило сердце от его удрученного вида. Я, малышка, не совсем понимала тогда, что с ним, но видела невероятную боль в его глазах, всегда наполненных невыплаканными слезами. Он и ушел так же тихо,как и жил. Умер ночью в своей кровати и унес свою боль и любовь на небеса.

“Вечная любовь”- скажете вы? Ну да, это – она!

Дедушка

Дед мой – потрясающий человек – красивый, добрый, мудрый, милосердный и очень щедрый на дружбу. Был у него один друг – Вахтанг Гачечиладзе – врач-хирург, и были они неразлей-вода. Когда грянула война, Вахтанг ушел на фронт военврачом, работал в госпиталях в полевых условиях, оперировал, спасал жизни солдат, пока однажды не случилось горе… В полевой госпиталь, где в этот момент он оперировал тяжелораненого, попал снаряд… Раненого Вахтанга госпитализировали. Он выжил, но… ослеп.

Жестокий приговор! Молодой, полный сил, прекрасный врач стал вдруг беспомощным инвалидом. Шла война, многие возвращались калеками – без рук, без ног. А многие не возвращались совсем! Страшное это дело – война! Что тут скажешь?! Спасибо, что живой остался, но ведь трудно слепому человеку без помощи и поддержки. Хотя друзья и поддержали, и помогли, в том числе и мой дед.

Война закончилась, страна потихоньку восстанавливалась, солдаты залечивали свои раны и возвращались к обычной жизни. Вот только для друга моего деда это была уже другая жизнь – без любимой профессии, без способности видеть этот мир, который он так любил… и без жены, которая бросила, узнав о его слепоте…

Стал работать на какой-то маленькой фабрике от Общества слепых. Шло время, и он полюбил…

Полюбил и понял, что нужно жениться. Только самому близкому другу, моему деду он мог доверить свою тайну и мечту, зная, что получит честный объективный ответ. Вот и попросил он деда пойти с ним на свидание с избранницей, посмотреть как бы его глазами и сказать свое мнение. Дед, конечно же, пошел с ним, посмотрел и понял, что это именно та девушка, которая подходит другу и будет его поддержкой и опорой в жизни. Это и сказал дед ему после встречи.

“А она красивая?”- спросил Вахтанг. “Очень!” – ответил мой мудрый и добрый дедушка… Ведь он прекрасно понимал, что любовь и есть красота!

Альманах

Эло

Суровые, жестокие 30-ые годы. Сколько судеб они сломали, сколько невинных жизней погубили… Этот рассказ снова о дружбе и верности, на сей раз о старшем брате моего деда, дяде Эло.

Я знаю о нем немного, но то, что мне известно характеризует его как человека верного, преданного, благородного и умеющего дружить. Все это и стало роковым в его судьбе… Был он тихим, работал, заботился о семье, в политику не лез и не интересовался. Но наступили тяжелые времена, то там, то здесь арестовывали людей.

Простым людям, далеким от политики, не совсем было ясно, почему их друг, сосед или родственник оказывался вдруг преступником, врагом народа!!! Многим казалось, что это всего лишь недоразумение, все проверят, оправдают и отпустят… Наивность, слепота?! Называйте, как хотите, но это была трагедия, человеческая трагедия целого поколения.

В Тбилиси, где всегда умели любить и дружить, плохие вести, как и хорошие, разлетались мгновенно. Вот и дядя Эло узнал от друзей, что арестован его близкий друг детства Окуджава. В то время он работал на какой-то руководящей должности, стал “большим” человеком, но о друзьях не забывал.

И что делал настоящий тбилисец в такой ситуации, узнав, что его близкий друг в беде? Вот именно… вы догадались! Дядя Эло пошел в тюрьму проведать, поддержать и не вернулся домой… На долгие 10 лет он был арестован, сослан на Север, как пособник и соучастник врага народа. Можно представить, что пережила семья, оставшаяся без кормильца и что пережил он сам, став жертвой жестоких обстоятельств и системы, ломавшей судьбы людей.

А тут война началась, единственный сын ушел на фронт и вскоре пропал без вести в боях под Керчью. Много ребят из Грузии там погибло и пропало тогда. Страшная беда обрушилась на страну… Кто помнил о ссыльных?!

Прошли годы… Дядя Эло отсидел в ссылке, пришло время возвращаться. Вся семья, родственники, в том числе и моя мама отправились встречать его на вокзал, но так случилось, что разминулись. Разочарованные, они возвращались домой на трамвае и только, подъехав к дому, поняли, что ехали вместе с Эло. Они его просто не узнали! Да и не могли бы узнать, настолько старым и больным он вернулся. Это был другой человек. Ссылка сломала его и подорвала здоровье. Он прожил немного и тихо умер…

Скажете, трагедия?! Еще какая!!! Всю жизнь моя мама вспоминала с болью и тоской своего дядю…

Лала…

Об этой печальной странице истории нашей семьи хочу написать давно. Просто слишком мало информации, но написать всегда хотела. Хочу отдать долг памяти от лица нашей некогда большой, а сейчас, к сожалению, уже поредевшей семьи. Нет в живых уже многих непосредственных участников событий, тех, кто могли вспомнить и дополнить мой рассказ.

Было у моего дедули три сестры и два брата. Одна из сестер – Эстер – вышла замуж в Баку, и было у нее шестеро детей: три дочери и три сына.

Когда началась война, сыновья ушли на фронт. Ефим и Лала… Два брата одной крови, но таких разных. Один был горяч, как огонь, а другой спокоен и сдержан. Даже внешне они были абсолютной противоположностью друг другу. Один -огромный, широкоплечий, здоровый и очень сильный, а другой – среднего роста, худощавый, мягкий, добрый, спокойный…

Близкие, провожая их на войну, сокрушались и говорили: “За Лалу мы спокойны, он не пропадет, а вот Ефим с его характером!.. Страшно за него.”

Ушли братья воевать. Лалу взяли в разведку, характером подошел, отчаянный и горячий, смекалистый и сильный – именно то, что надо. Разошлись пути-дорожки любящих братьев. Лала сражался со свойственной ему самоотверженностью и горячностью. Не раз и не два выручал друзей из всяких переделок, прикрывая свой отряд собою.” Уходите, я прикрою”, – кричал он им и как лев сражался с противником.

Но сколько можно испытывать судьбу?! После одной из таких операций он больше не вернулся… Когда группа разведчиков попала в окружение, Лала как всегда приказал всем бежать. Последние слова его были, как обычно: ” Я вас прикрою!”

Больше его никто не видел. Он погиб… Страшная весть пришла в Баку – Лалы больше нет! Тот, за которого боялись меньше всего… не вернулся домой. Вернулся только Ефим. Дослужившись до звания полковника и оставшись кадровым военным, он не мог больше жить в Баку, да и родителей уже не было в живых. Переехал в Тбилиси. Служил в штабе Закавказского Военного округа и, имея доступ к архивам, пытался многие годы найти место, где погиб любимый брат.

В середине 80-х получил письмо с указанием предположительноого места гибели Лалы. Кажется, это была Белоруссия. Он поехал туда… Кругом леса, чистое поле и тишина.

Тишину разорвал его душераздирающий крик: “Лала!Где ты?!” Он бегал по полю и лесу, рыдая, разбрасывал цветы и кричал: “Лала!!! Это я, твой брат! Я здесь!”

…В тот момент плакал не только брат, с ним вместе плакали небеса от его любви и тоски.

Вы скажете: “Сколько таких, пропавших без вести, без могил!” “‘Много !” – отвечу я. “Что осталось?” – спросите вы. Осталась память… и она длиною в нашу жизнь, пока мы помним – они живы!!!

Лали Косашвили

Фото из архива автора