Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ПОЭЗИЯ / Эдуард Бреслер | ОДЫ

Эдуард Бреслер | ОДЫ

ОДА МЕССИИ

На улице шумит стихия,
Дождь льёт почти как из ведра.
Вчера ко мне пришёл Мессия
И… задержался до утра.
В лохмотьях белые одежды,
В глазах – еврейская печаль.
Не сбылись прежние надежды.
Как подтверждение – «фонарь»…
Его движения неспешны
И вид небезупречен?
Пусть. Мессии не всегда успешны
И источать способны грусть.
Мы выпивали до рассвета
Под с тмином плавленый сырок.
Хоть не нашли, увы, ответа
На горький жизненный урок.
Мессия был до боли близким
И излучал прозренья свет,
Рассказывая тембром низким
О жизни средь других планет.
Прощаясь у открытой двери,
Под завыванья сквозняка,
Мессии сильно я поверил!
И денег дал до четверга…

ОДА ДЫРЯВОМУ КАРМАНУ

С дырявым карманом частенько бывает,
Что внутрь положишь – всегда выпадает.
Поскольку прореха ведёт вероломно,
Вместимость такого кармана – огромна:
И деньги уходят, и мелкие вещи,
«На ветер» летит всё с надеждами вместе.
Но если зашить злополучный карман,
То может закончиться этот кошмар.
Проблему решим без сомнения тени,
Когда переборем засилие лени.

ОДА РОГУ ИЗОБИЛИЯ

Какая это всё-таки идиллия –
Мечтать тайком о роге изобилия.
Одна лишь мысль щекочет так приятно
И увлекает вас невероятно:
Посыплются из рога – пусть отчасти –
Все счастья необъятного запчасти.
Богатство свалится, неведомо откуда…
Ты, как мальчишка, тупо веришь в чудо,
Но блага в исчисленьи матерьяльном
Останутся все мире виртуальном.

ОДА МЕДИЦИНЕ

Не все, столкнувшиеся с ней,
Ей, медицине, рады.
Но верить хочется, ей-ей,
В то, что врачи – не гады.
Верней, не все – и не везде
Встречаются уроды.
Как хорошо, что кое-где
Ошибки есть природы.
Не хочется нам умирать
По их лишь недосмотру.
Врачи! Старайтесь уделять
Все силы медосмотру!

ОДА ИЗБУШКЕ НА КУРЬИХ НОЖКАХ

Там, на неведомых дорожках,
Где нечисть гадкая живёт,
Стоит «гибрид» на курьих ножках
И Бабку-Ёжку стережёт.
Что так прельщает в развалюхе?
На кой старухе сдался дом?
Живёт в занюханной избухе,
Когда её пора на слом.
Нет, чтоб уйти в многоэтажку,
Ромашкой засадить балкон, В
писать в квартиру старикашку
И слушать звуков перезвон.
Как жалко с хламом расставаться!
Яга не любит смену мест.
Природой хочет наслаждаться
Внутри – и прелестью окрест.
Избушка – верная дворняга,
Команды выполняет враз.
Сжилась со старой, бедолага,
И много знает умных фраз.
Когда за город вылетает
Карга в посёлок на метле,
Избушку это вдохновляет –
И пляшет на одной ноге.

ОДА ЗОЛУШКАМ

У Золушек – тяжёлая судьба,
Всегда в золе. Перебирают просо…
Без задних ног ложатся на заре,
Не разрешив искомого вопроса.
Судьба, как правило, впоследствии добра
И награждает принцем и богатством.
Дарит любовь, повозку серебра,
А от врагов – надменность и злорадство.

ОДА РВАНОЙ КУПЮРЕ

Купюра рваная по жизни так несчастна…
Её и даром не желают брать.
Истрёпана и выглядит ужасно.
Без применения – лишь лечь и умирать.
Нет в облике ни хруста и ни лоска,
Уж не в ходу и видом – «не в дугу».
Истёрлась вся защитная полоска –
Такую не навяжешь и врагу.

ОДА СНУ «В РУКУ»

Мне сон приснился как-то,
Что сказочно богат.
Сижу себе на троне
И сладкой жизни рад.
Кругом мелькают слуги
И предлагают снедь.
Приятны их услуги
И крайне важны ведь.
Я сам себе хозяин,
Не чувствую вину,
Могу, как злобный Каин,
Всем объявить войну.
А золота в карманах
И куры не клюют,
В интригах и обманах
Все и на всех плюют.
И тут я вдруг проснулся
В поту и стонах весь,
В богатство окунулся,
А пробудился здесь.
Мне сон приснился «в руку»!
Проснулся весь в поту.
А кто нак..кал в руку,
Никак я не пойму.

ОДА НАХОДКЕ

Как душу радует порой предмет,
Блеснувший среди мусора и пыли.
Среди бесчисленных сомнений и примет
Надежду дарит, что его забыли.
Хозяин всё карманы проверял,
Искал, быть может, ценную вещицу.
Не веря, что навеки потерял
Души своей заветную частицу.
А мы мечтаем средь житейской суеты
Наткнуться на достойную находку,
Избавиться навек от нищеты
И изменить от радости походку.
Но ситуация похожа на бурлеск
И нам являет едкую ухмылку.
Подходим ближе.
Где же прежний блеск?
Пред нами – лишь осколок от бутылки.
Который раз опять не повезло!
Фортуна задом повернула тело.
Она всё время действует назло –
И даже подмигнуть не захотела.

ОДА КРОТКОСТИ

Кротость – чудная черта,
В ней – покорность и смирение.
Не откроет Кротость рта
Без стыдливого смущения.
Гнева нет. Всегда верна,
И верна безмерно.
Быть такой обречена
До конца, наверно.

ОДА БУМАЖНОЙ САЛФЕТКЕ

Салфетка бумажная – всё же бумажка,
Тонка и прозрачна – почти промокашка.
Но вытерла губы известная дама –
Бумажка простая вдруг ценною стала.

ОДА ШАХМАТНОЙ ДОСКЕ

Мат линейный, спёртый, эполетный,
Классику и силу контригры,
Доминацию, гамбит корректный,
Гандикап различной частоты.
Вечный шах, «зевок», игру вслепую,
Лёгких партий рейтинг и размен,
Эндшпили и пешку проходную,
И ходов изящество манер.
В памяти – неловкости турнира,
Жизнь порой – этюдная доска.
От войны до заключенья мира
Помнит всё потёртая доска.

ОДА ШАМАНУ

Завыванья, заклинанья,
Бубна перестук.
Танец на краю сознанья
И пластичность рук.
В этом танце исступленья –
Бездна и экстаз,
И надежда просветленья,
И обрывки фраз.
После ночи божьей кары –
От костра лишь дым.
Колдовства неясны чары –
Стал шаман седым.

ОДА ПЕРЕХОДНОМУ ВОЗРАСТУ (СЫНУ)

Бой. Участников в нём – трое.
Так сказать, конгломерат.
– Налицо все виды боя! –
Очевидцы говорят.
«Рукопашный» – всплеск искусства
И переплетенье тел.
Побоку любовь и чувства,
И терпения предел.
В общем, мы с ребёнком дружим.
Не дружить – не вариант.
Нас побили – горько тужим,
«Анти» глушим депрессант.
В проявлениях – торнадо:
Коль не в духе, жертву – вдрызг.
Добивать врага не надо,
Не считая мелких брызг.
Но при этом добрый парень,
Ростом скоро – метра два,
Голова успешно варит,
Знает всё, как дважды два.
Этот возраст – как находка.
Для родителей – сюрприз.
Ну, куда с подводной лодки?
Максимум – схлопочешь «криз».
Спектр родительских волнений
На палитре очень густ.
Все причины столкновений
И костей чрезмерный хруст.
Переходный возраст этот
Очень длинен, бог ты мой.
Тот, кто слеп, тот не заметит
Нашей схватки чумовой.
И потом, после разборки,
Сяду бледный, сам не свой,
Вынесенный на задворки
Диалектикой самой.

ОДА ЧАСАМ НА ЦЕПОЧКЕ

В нагрудном кармане, на тонкой цепочке,
Изящный брегет звонко тикает точно.
Под крышкой резной бьётся сердце неспешно,
И жизнь протекает довольно успешно.
А стрелки бегут, торопясь по эмали,
И время ещё до сих пор не «поймали».
Ведь с веком ушедшим – незримая связь:
Рельеф, монограмма и нежная вязь.

ОДА РУССКОЙ РУЛЕТКЕ

Вся жизнь – мгновение, азартная игра,
Случайность, глупость и занудство.
Коль ставки сделаны, спешите, господа,
Когда над честью встало безрассудство.
Стальной прокручен лихо барабан,
Щелчок – мгновение нелепой смерти.
Существование – вертеп и балаган
В безумной страстной круговерти.
Удвоим ставки. Холодит висок.
Душа отправилась отсюда восвояси.
Течёт сквозь пальцы, торопясь, песок
И красным цветом чью-то жизнь окрасит.
Вращается – весь в смазке – барабан,
Мгновение в клубах табачных тонет.
В руке зажат дымящийся наган –
Случайность жертву первую хоронит.

ОДА ТОСКЕ ЗЕЛЁНОЙ

Опять ко мне зелёная тоска
Внезапно напросилась в гости.
Она порой бывает так близка –
Уселась поиграть со мною в кости.
Какого чёрта! Я её не звал,
Но оказалось, братцы, слишком поздно.
Я на постели скомканной лежал,
А тут тоска, и это так серьёзно.
Хотел прогнать: «А ну, давай, вали!»
Тоска заплакала и распустила нюни:
«Я тут останусь. Сильно не пыли!»
И у меня из рук вдруг сразу выпал Бунин.
Тоска в меня, похоже, влюблена.
Такой тоски не видывал я сроду.
Погода очень ветреной была…
Не выгоню «старушку» в непогоду!

ОДА ЧАШКЕ ГОРЯЧЕГО ШОКОЛАДА

Подайте даме шоколад в постель,
Горячий. В чашке с золотой каёмкой…
На улице безумствует метель,
А ты со мной, в привычной обстановке.
Вдыхаю аромат. Печаль прошла.
Пусть холода рисуют акварели.
Я не одна… Любовь ко мне пришла,
Я счастлива с тобой – на самом деле!

Эдуард Бреслер
Графика Эдуарда Бреслера