Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ПОЭЗИЯ / Эдуард Бреслер | О добром и вечном (оды)

Эдуард Бреслер | О добром и вечном (оды)

О ДОБРОМ И ВЕЧНОМ

Сколько радости нам дарит
Посвящения строфа.
Ода лестью душу ранит,
С Музой лечь зовёт софа.
Лёжа, пребываю в неге,
Стройной рифмой окрылён –
Мысленно парю я в небе,
И процессом опьянён.
Парафразы аллегорий,
Лексики высокий «штиль»,
Образность фантасмагорий
И блаженства острый шпиль.
Композиций архаизмы
И кармины чистоты.
В них патетика харизмы
И каноны красоты.
Сознаю, что я не Тассо,
Не Ронсар и не Лебрен.
Од меня пленила масса!
Добровольно сдался в плен…

ОДА ПЕРЕЛЁТНЫМ ПТИЦАМ

Находясь под опекой небес
И не ведая в жизни приюта,
Далеко от насиженных мест
Улетают они почему-то.
В дальних странах находят тепло,
Сладкий запах и дух приключений.
Если дом их пургой замело,
Ищут новых они ощущений.
И покинув родные поля,
Успевая лишь наспех проститься,
Их в объятия примет земля –
Им ещё предстоит возвратиться.

ОДА ПУЛЕ-ДУРЕ

Пролетела мимо, пролетела,
А могла, конечно, и успеть.
Как шальная, лихо просвистела,
Не сумела цели разглядеть.
Часто нам отпущено мгновенье
Быть сражённым пулей наповал.
Пуле не хватило вдохновенья
Или случай в жертву не попал?

ОДА ЛЫСИНЕ

Волосы лезут от переживаний.
Лысина – вот результат волнений.
Но не волновался, видно, Сталин
И чрезмерно волновался Ленин.

ОДА СТАРЫМ ГАЗЕТАМ

В старых газетах так рыться приятно,
Помня о том, что прошло безвозвратно.
И средь подшивок прошедших событий
Часто ты делаешь массу открытий.
Правда, порой информации бездна
Может со временем стать бесполезна.

ОДА РАННЕЙ СЕДИНЕ

Седине был ранней рад,
Ведь мечтал я с детства,
Что меня «заматерят»
Благородства средства,
Что надеясь на успех,
Стану очень видным.
Может, буду лучше всех –
Женихом завидным.
Но не думал, не гадал
И совсем не ожидал,
Что покуда я седел,
Волос взял… и поредел.

Альманах

ОДА ЧЁРНОМУ КОРОЛЮ, ЛЮБЯЩЕМУ ЧЁРНУЮ КОРОЛЕВУ

Он любил её тайно и нежно,
Невзирая на козни двора,
И она влюблена безмятежно
В короля чёрной масти была.
Нежно-белой была королева,
И точёной фигура сия.
Согласилась пойти с ним «налево»,
Понимая абсурд бытия.

ОДА РАСЧЁТУ БЕЗ БРАКА

Одна изящно скроенная дама
В видениях своих лелеяла мечту:
Найти богатого, с плохой кардиограммой,
И с ним навек забыть про нищету.
Составлен был реестр услуг любовных,
Утех, затрат любовного тепла
И поцелуев греховодно-томных,
И бурных оргий с виски до утра,
Расчёты вмиг достигли апогея,
А цены – неозначенных высот.
Но жизнь текла в пределах перигея,
Лишённая всех тамошних красот.
И как-то быстро приземлилась дама
Среди родных скопившихся забот
И, отряхнувшись от самообмана,
Пошла варить приевшийся компот.

ОДА СЕМИ ГНОМАМ, ЖДУЩИМ БЕЛОСНЕЖКУ

Гномы верно ждали Белоснежку
И гадали на орла и решку.
На судьбу свою бросали кости
И ворчали от стыда и злости.
Белоснежка – яблоко раздора,
Угловой предмет для разговора.
Много споров, много кривотолков
И с души свалившихся осколков.
Но придя, сказала Белоснежка:
– Буду с вами жить я вперемешку!

ОДА ЗАРОСЛЯМ БУГЕНВИЛЛИИ

Я заблудился. Боже мой!
Не в крокусах, не в лилиях.
Хочу попасть скорей домой!
Застрял я в бугенвиллиях!
Кругом такая благодать –
Цветут кусты махровые.
На солнце могут расцветать
В садах сорта медовые.
Вот так забудешь обо всём,
Как быстро время катится.
Ведь красоте – всё нипочём,
С ней быстро радость тратится.

ОДА СВОБОДНОМУ ПАДЕНИЮ

В свободном падении падает тело
И делает это совсем неумело.
Со свистом проносятся грешные мысли,
Которые в стрессе от страха прокисли.
Сознание душу направило в пятки,
Ведь в спорте бывают порой опечатки.
А все разговоры – о том, скажем, честно,
Весьма актуальны – про «мокрое место».
А если как бахнется и навернётся?
Аукнется как и совсем разобьётся?
Как трудно, когда постоянно непруха,
В подгузниках мокрых найти силу духа.
Когда вам случится на землю вернуться,
То вы не забудьте тотчас улыбнуться.
Но если, упав, не открыли вы глаз,
То спорт парашютный, увы, не для вас.

ОДА СТАРЫМ ШЛЁПАНЦАМ

Видавшие виды, затёртые временем,
По жизни идёте под  тяжестью бремени
И рассуждаете с чваканьем страстным
О добром, о вечном и о прекрасном.

ОДА ТЁЩЕ

Почему-то в природе её все клянут
И за зверский характер костру предают.
Но она безобидна, как агнец, добра,
Хоть бывает спесива, но чем-то мила.
Недовольная выбором собственной дочки,
Нервно молнии мечет, сжигая цветочки.
Зятю часто, поверьте, приходится туго:
То метель, то озноб, а порой – «центрифуга».
Но в природе встречаются счастья моменты,
Если зять начинает платить алименты…

ОДА ПОПУГАЮ В КЛЕТКЕ

Попугаю в клетке как-то очень грустно,
Несмотря, что кормят попугая вкусно.
Всё-таки неволя и отрыв от мира!
Не поёт на жерди в чувствах грустных лира.
Потому и дразнится, грязно матерится,
Ведь на нервной почве просто не сидится.
Пересохло горло от надрывной речи,
Попугай от злости мечется и «мечет».
В зеркале напротив сам себя он видит
И от возмущенья всех он ненавидит.
Жизнь несправедлива, прочны прутья клетки,
И растут без папы «автономно» детки.

ОДА ТЕОРИИ ДАРВИНА

Чарльз Дарвин однажды, за чашечкой кофе,
Учения мира привёл к катастрофе,
Сказав, что живущие все индивиды
Имеют и «виды» свои и «подвиды».
Что люди, которым не чужды изъяны,
Все дети одной и большой обезьяны.
Писали, что автор – бессовестный шулер!
От травли бедняга чуть было не умер.
В науке, мол, стыдно мудрить, господа,
Учёный всё врёт и хитрит без стыда.
Для женщин такое сравненье бестактно,
«Де-юре» – всё ложь…
И всё лживо «де-факто».
Но Дарвин «имел их в виду» крупным планом,
Искусно прикрыв мысли плотным туманом.
С тех пор обезьяны всех стран и народов
Повсюду нам мстят за «вонючих уродов».

Эдуард Бреслер
Графика Эдуарда Бреслера
В изд-ве Gutenberg (Израиль) вышла книга Эдуарда Бреслера “По прерии стиха”. Для приобретения обращаться к автору по эл. адресу eduard.bresler@gmail.com