Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ПРОЗА / Мириам Свердлов | В Германии

Мириам Свердлов | В Германии

В ГЕРМАНИИ

Германия… Каждый имеет на этот счёт своё мнение. Конечно, мы не можем забыть. Мы – послевоенное поколение, выросшее на рассказах родителей, старых, чудом уцелевших фотографий, фильмов о войне. Наши потомки, скорее всего, к тем событиям уже будут относиться всё с большим безразличием и меньшим интересом. Думаю, что это неизбежно.

Моя племянница с семьёй живёт в Германии, моя близкая подруга тоже. Им хорошо, они устроены, привыкли, язык пошёл, дети растут, школа, кружки, друзья. Это их дом.

Говорят, что немцы сейчас другие – хорошие, любезные, добрые и сердечные. Может быть. Моё отношение к этому такое, как к уголовнику, который исправился: и хочется ему верить и доверять, но внутри всегда остаётся сомнение…

В 80-х годах мы с моим мужем Абрашей, путешествуя по Европе, прилетели в Мюнхен. Очень красивый город, ничего не скажешь. Как и вся Германия – чистенькая, нарядная, природа, бесчисленные озёра, пастораль. Всё чинно, культурно. Я никак не могла отделаться от мысли: «Господи, за что это им, немцам, принесшим человечеству столько горя, такая жизнь, такая земля, такое благополучие? Мы в своём Израиле сидим на пороховой бочке, войны, теракты… А тут такой рай!»

Нам посоветовали снять циммер в маленьком курортном городке Бадвизее. Городок на берегу прекрасного озера, ландшафт сказочный, горы, лес, погода, свежий воздух – лучше не бывает! Циммер, который мы там сняли, был безупречно чист. Великолепное постельное бельё, огромные мягкие пуховые перины и подушки. Можно было утонуть в постели от счастья и удовольствия.

Завтрак входил в счёт, и мы спускались по утрам в уютную столовую, где пожилая хозяйка подавала свежайшие продукты – объедение. Кроме нас в многокомнатном хозяйском доме были ещё отдыхающие.

За наш стол подсела очень пожилая пара немцев, муж и жена. Мой муж, рождённый ещё до войны в богатой семье и имевший в детстве бонну, знал много языков, говорил на hох-дойч свободно. Тем самым он очаровал хозяйку и сидевшую с нами за столом пару. Те поинтересовались, откуда такой отличный немецкий язык у израильтянина. Абраша им ответил, что вообще-то он родом из Латвии, а там, до войны…

Альманах

– Да, – сказала старушенция, сделав скорбное лицо, – Страшная была война… Мой бедный брат погиб под Сталинградом…

– Мои две сестры погибли в рижском гетто, – ответил мой муж.

Мы встали, сказали «всего хорошего» и ушли, оставив свой завтрак на столе.

Больше с этой парой не пересекались. Видимо, они съехали или приходили завтракать в другое время.

Мириам Свердлов

Фотоиллюстрация Yackov Yacki Sechenko