Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ПРОЗА / Мириам Свердлов | Носки

Мириам Свердлов | Носки

Имея только базу музыкального училища и работая в театре оперетты, я наивно мечтала о работе в Государственном Академическом хоре – заслуженном коллективе рижской филармонии Латвийской ССР. Хор этот среди музыкантов имел прозвище “фашистское гнездо”. Принимали туда исключительно национальные кадры и – для отвода глаз – пело там два-три представителя русского народа.

Мне, как лицу еврейской национальности, советовали даже и не пытаться попасть в этот элитарный коллектив, насчитывающий более ста певцов – артистов-счастливчиков. И тем не менее, я пошла. Потому что была молода, упряма и очень хотела петь.

На прослушивание в рижскую филармонию мы пришли в одно время. Мне велели подождать в коридоре. Она, Илга (имя вымышленное), уже была там, в зале, и пела. Илга была латгалка с консерваторским образованием. В рижскую консерваторию её не взяли, она укатила учиться куда-то в российскую глубинку, кажется, в Саратов. Там она не только закончила консерваторию, но и стала членом партии, что, несомненно, было большим плюсом для успешной карьеры. Характер у неё был железный, волевой, и голос под стать: крепкое сопрано, довольно резкое и не очень приятное на слух. Но пела ровно, брала верха.

Мириам Свердлов
Автор Мириам Свердлов

В совокупности все эти замечательные качества и плюсы её биографии сыграли свою роль. Я в коридоре услышала, как Илгу поздравила приёмная комиссия с зачислением на должность солистки хора. Затем слушали меня и (несмотря и вопреки) тоже приняли в этот замечательный коллектив. Для меня это была победа!

Так получилось, что мы с Илгой сидели на репетициях и стояли на концертах рядом. И очень подружились, хотя Илга была, как минимум, лет на 15 старше. Невысокого роста, с невзрачной внешностью и редкими тёмными волосами. Одинокая.

Совсем скоро она стала парторгом, но на наших тёплых и хороших отношениях её карьерный рост не отразился. Когда я собиралась эмигрировать, Илга была за меня рада и сказала мне: “Мира, в Израиле ты будешь петь! Я слышала представительницу этой страны на конкурсе Чайковского. У тебя голос гораздо лучше!” Эта её фраза меня буквально окрылила и дала повод пофантазировать. К сожалению, моим фантазиям не суждено было сбыться, но всё это было потом, потом, гораздо позже. А тогда…

Альманах

Илга вышла замуж. Ей было уже за сорок, муж был тоже не молод. Илга рассказывала мне о радостях своей счастливой семейной жизни, какой у неё замечательный любящий муж. “Представляешь, – говорила она, – вчера он сам стирал свои носки! Пришёл с работы усталый, но стирал! А я молча смотрела и думала: ни-че-го, пусть! Пусть привыкает! Я, что ль, должна этим заниматься?! Всё – сам, сам!”

Илга победоносно на меня посмотрела… Я промолчала… А про себя подумала: “Я бы своему любимому мужчине постирала носки… И не только носки! Я бы всё для него сделала!”

Глупо, конечно… Илга права… Но я бы так не смогла, это точно… Как сложилась дальнейшая личная жизнь Илги, мне не известно. Знаю только, что получила

она впоследствии звание заслуженной артистки. Молодец. Железная леди…

Мириам Свердлов
Фотоиллюстрация из архива автора

P.S. Прочитав этот рассказик, мне кажется, уважаемые мужчины слегка призадумались, “примерив носочки” на себя… Мне уже сказали, что ничего в зазорного в том, что мужчина стирал свои носки, нет. Согласна! Но Илга не должна была бравировать этим как своей победой. И если бы она постирала эти вонючие мужнины носки, корона с её головы бы не упала. Вспомнилась почему-то “Сказка о рыбаке и рыбке”. Но это очень личное и сугубо моё мнение…