Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ПРОЗА / Галина Феликсон | Лесной совет

Галина Феликсон | Лесной совет

Еврейская национальная сказка

Иллюстрация Игоря Варченко

Давным-давно, в начале 21 века внутри зелёной черты Эрец-Исраэль ещё росли густые леса: красивые вечно зелёные деревья, цветущий раскидистый кустарник, вкусные грибы и ягоды. А пенье птиц из леса разносилось по всей стране, как будто туда приезжали на гастроли Бременские музыканты. И жили там разные звери, не слишком дружно, но сытно.

Но всё, что случается в жизни внезапно, происходит нежданно-негаданно. В лес пришла беда. Нет, не лесорубы. До этого пока ещё не дошло. Сюда зачастили безжалостные охотники с ружьями и поясами с патронами.

Собрал как-то хозяин лесного участка медведь зверей на коалиционный совет. На важное собрание пришли всегда правые волки, хитрые лисы, вечно суетливые зайцы, простоватые бараны, совсем не упрямые ослы норвежской породы и прочие разные летучие и ползучие твари. Были здесь и новички, недавно переселившиеся из дальних полей, боязливые суслики, которые всё время становились на задние лапки и оглядывались.

– Уважаемые жители нашего леса, – начал свою заготовленную речь Миша, – братья и сёстры!

Прекратите на время поедать друг друга. Житья и так в лесу совсем не стало. Охотников скоро будет больше, чем нас, законных поселенцев на этой лесной родине наших далёких предков, которую Бог предназначил для нас со словами: плодитесь, размножайтесь и не кусайтесь. Как противостоять террору двуногих хищников, которые думают, что только они думают? Среди нас появились левые лисицы, которые за 30 ножек Буша готовы продать родного лиса из соседней норы. А перелётные ласточки нас предупредили, что чёрные вороны, как невинные голубки и подлинные патриоты, летали отсюда в швейцарские леса, чтобы за кусочки сыра разделить наш лес на охотничьи угодья. Я очень надеюсь, что ваши умные советы и острые зубы помогут решить региональный вопрос.

Волки сразу же осудили жадных птиц, но собрание леса не могло запретить воронам каркать: Верховный суд лесных козлов, блюстителей свободного блеяния, их бы всё равно оправдал. Нужно было искать другой путь спасения. Первым слово взял мудрый осёл, имевший большой опыт общения с людьми. Он предложил отдать весь лес, оставив себе только поляны и опушки, где можно будет вольно пастись. Лисы, которым надоели тощие зайцы и голодные волки, поддержали оригинальную мысль осла. Они согласились ради всеобщего счастья даже переменить место жительства на зоопарки, где безопасно жить и кормят вовремя.

Литературный клуб

– Нет, – закричали трудолюбивые бобры, – это награда террору. Мы построим вокруг леса забор, и будем жить внутри свободными и счастливыми.

– Через забор можно перепрыгнуть, – предупредил олень.

– И перелезть, – подтвердила рысь, – лучше сядем повыше на деревья и затаимся.

– На деревьях неудобно спать, – прервал дискуссию медведь, – мне, например, нужна на сезон самостоятельная однокомнатная берлога.

– А я могу обойтись чужим гнездом, – крикнула кукушка.

– Ты, бомж, помолчи, – возмутился крот, – надо прорыть под их посёлком туннели в другой лес. Они только сюда, а мы сразу туда.

– У них же есть собаки, которые предали нас в далёком прошлом. Они сразу учуют, где мы находимся.

– Ну, вот что, дорогие сограждане, – поднял кверху рыло толстый кабан, – есть только одно решение. Мы поселяем на всех полянах зайцев, а сами уходим в чащу леса. Пока охотники их ловят, мы будем жить в тишине и покое.

Альманах «Новый континент»

– Но мы не согласны, – закричали зайцы.

– А вашего согласия никто не спрашивает, когда решается общая судьба леса.

– Это, действительно, не выход и не годится предавать своих. – напомнил всем хомяк, – надо тихо сидеть глубоко в норах, когда появятся охотники. А некошерный толстяк пусть хрюкает там, где дают жёлуди.

Невозмутимый глухарь предложил всем жителям леса застраховать свою жизнь у удава.

– А чем мы с ним будем расплачиваться?

– Да теми же зайцами.

Прислать материал для публикации на сайте

– Что ты кукарекаешь, глухая тетеря? Когда зайцев не станет, возьмутся за тебя, хоть ты и занесен в красную кулинарную книгу.

Волкам надоела эта болтовня, и они умненько предложили развесить в лесу красные флажки, которых они всегда боялись, как огня. Возможно, охотники их тоже испугаются.

– И лозунги следует добавить. У нас совсем нет пропаганды,- затрещала сорока.

Суслики растерянно молчали. Там, где они раньше жили, мнение надо было иметь правильное и всем одно.

– Мы Рим спасли, – прошипели гуси, – что нам стоит всегда предупреждать об опасности.

– Слушайте, звери, давайте заминируем все тропинки, – пропищала мышка, – пусть медведи и кабаны присаживаются на них. И ещё пусть еноты свяжут колючую проволоку из шиповника.

– Всё это плохо, друзья, – начал подводить предварительные итоги медведь, – придётся, очевидно, с ними заключать перемирие на, ежи знают, каких тяжёлых условиях.

– Может быть, они согласятся работать на зарплату иностранных рабочих? – спросила цапля. – Пусть окапывают деревья. А чтобы расплатиться, мы кого-нибудь продадим, например, лягушек французам.

– Это утопия, – промямлил крокодил, – они ведь совсем невкусные и только на один зуб. А у меня их очень много. Лучше поедать самих охотников. Я не каннибал, но для общего блага…

– Ой, что ты говоришь, – испугались звери, – а что тогда скажут за морем обезьяны?

Все в лесу знали, что обезьян в мире очень много, и они высоко ценят права животных не на своих деревьях.

– Хоть мы все звери одного леса, – вздохнула сова, – но объединиться никогда не сможем. Когда жаворонок встаёт, я уже засыпаю. Белки орехи прячут и делиться ни с кем не хотят. И цвет шерсти важен. Вон волки – серые, а лисы – рыжие, поэтому не могут дружить. А голоса? Соловьи поют, а красавцы павлины визжат, и они друг друга не понимают.

Пригорюнились звери. Каждый из них только своё предложение считал исключительно верным. А воробьи весело чирикали. Они знали, что им бояться надо только китайцев, которые тоже живут на востоке, но на Дальнем.

Скоро сказка сказывается, да не быстро дела решаются. Долго заседали звери на опушке леса, принимая один проект решения в первом чтении, потом второй во втором, но так и не нашли ответа на вопрос повестки ночи. Возможно, до сих пор его ищут

Галина Феликсон