Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ПРОЗА / Виталия Белостоцкая | Кошка Василиса

Виталия Белостоцкая | Кошка Василиса

Виталия Белостоцкая
Виталия Белостоцкая

Об авторе

Приехала в Израиль в 22 года с дипломом о высшем образовании аудитором. Живу с самого начала в г. Ариэле, построила свой дом, много училась… Получив государственную лицензию налогового консультанта, открыла свою фирму по налогам. В ней и работаю уже 12 лет. В свободное от работы время пишу о жизни и о себе.

Василиса

Она была, несомненно, кошкой моей жизни.

Без нее прошло 2 года, и только сейчас я могу уже писать эти воспоминания…

Появление Василисы.

Это было в те времена, когда я строила свой дом в Ариэле, почти 20 лет назад.

Альманах

Уже была поднята трёхэтажная коробка, уже была поставлена крыша, а на первом этаже, там, где бомбоубежище, я сделала две комнатки с туалетом и душем, и стала себе жить в своё удовольствие. Это уже было СВОЁ, не надо было платить схирут, и можно было потихоньку достраивать всё остальное, сообразуясь с сэгерами, деньгами, наличием в городе китайцев, которых можно было нанять на штукатурку и прочими строительными вещами.

Однажды, в шабат, я лежала на диване и читала. Входная дверь была открыта. И вдруг, я почуствовала, как кто-то прыгнул мне на живот. Быстро опустив книжку, я увидела сидящего прямо у меня на животе котёнка полутора – двух месяцев.

Котёнок этот был совершенством. Без преувеличения. Он был серый, пушистый, и у него были совершенно оранжевые глаза. Как два фонарика в сером тумане.

Ты кто? – спросила я сразу охрипшим голосом – ты откуда?

Котёнок подумал и лёг. Прямо мне на живот, да.

Я боялась шевельнуться, мысль была одна – это мне кажется…

Потом котёнок встал, потянулся, спрыгнул с дивана и направился прямиком к холодильнику. И коротко мявкнул. Я быстро встала, достала сметану и положила на блюдце. Котёнок одобрительно мяукнул и сметану сьел. Потом опять запрыгнул мне на руки, лёг и замурчал…

Это была такая прелесть… От него просто невозможно было отвести ни глаз, ни рук. Шерсть была мягчайшая, в серых разводах… И каждый раз, когда он мне смотрел в глаза – в груди что-то тихонько ёкало…

Слушай! – сказала я.

Ты же, наверняка, чей-то! Ты же породистый, и явно домашний! Мне то, только за счастье – тебя взять. Но ведь потом придут хозяева и тебя заберут. Может, они уже бегают и тебя ищут. А?

Я решительно встала, положила котёнка на сгиб локтя и пошла к Любов Пятровне.

Это была такая специальная тётка. Она всегда всё знала. В своё время, когда я только начинала питуах шетах, она так и представилась:

– Я – Любов Пятровна. Я тута усё знаю.

Этот тип прекрасно описала Дина Рубина, в рассказе “Уроки музыки”. Там подобную тётку называли ЧекА.

Это довольно жуткие тётки, с совершенно дикими суждениями, но, нужно отдать им должное. ТУТА они знают таки УСЁ.

Альманах

Я пошла вниз по улице, где стояли уже построенные дома, и жили люди. На лавочке, естественно, сидела Любов Пятровна.

– Шо, Виталья! – громко и с издёвкой сказала она

– Мноха время, мноха денях – можно и котов заводить, а?Куды те ишшо котят!

Я быстро заткнула все, что мне хотелось на это сказать, обратно в горло, и спросила кротко и вежливо:

– Любовь Петровна, вот котёнок, явно породистый же, вы случайно не знаете – чей?

– Та знаю, шо ж не знать. Щитай – ничей. ( Помню, при этих словах радость, облегчение, и твёрдое убеждение – значит, будет мой.)

Любов Пятровна между тем продолжала:

– Тута в ухловом доме люди жили. Ну шо. Вчера сьехали униз. У Кфар Сабу, чи шо. Так от жеж. Была у них кошечка, краси-ивыя, поро-одистыя, думали – будут котят продавать. А не уследили, кошечка ишо малая была, а забрюхатела от дворового кота. Хорошая такая кошечка, они хаварили – родословная, хуё моё. Не то шо это.

– при этих словах она пренебрежительно ткнула пальцем в котёнка у меня на руках, котёнок обиженно спрятал мордочку в сгибе локтя, а у меня внутри вдруг обозначилась злоба и твёрдое решение обиды не спустить. Я – ладно, но котёнок…

– Так от жеж . Всего один и народился Сьехали они, значит, породистую кошечку с собой забрали, а этого выставили. Ну, а куды яво. Кому его продашь…

Между тем у меня в голове быстро проносились варианты – как ответить этой тётке? Ответ пришёл из подросткового опыта. Такую тётку нужно обалдИть.) Не хамить, не грубить, просто сделать так, чтобы она обалдела. )

Я стала кивать головой в знак согласия. Потом вздохнула и грустно сказала:

– Понятное дело, съехали. От позора то… Правильно вы говорите, все верно…

Любов Пятровна прервала свои рассуждения о породистых и не породистых и коротко спросила –

– Чаво?

– Ну что уж тут, Любовь Петровна, – сказала я грустно. – Малолетка, да с пузом… Тут и не в Кфар Сабу от позора сбежишь…

ДА! Мне удалось её обалдИть. Она стояла, отвесив челюсть,и пыталась понять, как вот это вот – всё вы правильно говорите – состыкуется со всем остальным…

Я между тем продолжала:

– Ну вот что я вам скажу, Любовь Петровна, вы правы, как всегда. Дитя я в дом заберу. Дитя невинное, греха на нем нет, пусть в доме живет. Авось выращу.

Любов Пятровна стояла молча, с отвисшей челюстью и выпученными глазами. Мне показалось, что котёнок тихонько захихикал.)

Я поклонилась Любов Пятровне, и пошла в сторону дома. Помню, хотела сказать:

– Озаботились ли окрестить? – но не сказала.

Боялась заржать в голос.

Мы с котенком вернулись домой. И там я наконец позволила себе заржать. )

Котёнок смотрел на меня со снисходительной симпатией.

А я, теперь уже, без страха, что отберут, стала его рассматривать и тихонечко гладить…

Ой, какой он был прекрасный… Я, даже, сама испугалась этого своего восторга и сказала:

– Ну так. Давай без этих глупостей, все эти “Владытчица души моей” и прочее. Ты кто? Серый котёнок. Будешь – серый кот. Серый кот Васька. И всё.

Котёнок смотрел мне прямо в глаза. Потом лёг и уснул.

А потом мы прожили вместе 15 лет.

Это оказалась девочка. И стала она Василиса. Но об этом – как нибудь в другой раз.

Виталия Белостоцкая
Фотоиллюстрация автора