Главная / КУЛЬТУРА / ЖИВОПИСЬ / Елена Мирецкая | Искусство или вандализм?

Елена Мирецкая | Искусство или вандализм?

Культура или хулиганство? Искусство или вандализм? Эти и много других вопросов задают себе те, кто гуляет по старым улочкам Иерусалима и Тель Авива. Так что же такое настенная роспись? “Сосуд она в котором пустота или огонь мерцающий в сосуде”?

Итальянское слово graffito означает “процарапано”. Термин появился много позже самих работ. Наскальные рисунки на камнях и стенах пещер – вот первые заявления жанра. Желание сказать: “Я есть”. Желание оставить след. Художники средневековья подписывают свои картины, часто вплетая буквенную вязь в ритм изображения.

В начале двадцатого века в США начинают маркировать и подписывать железнодорожные вагоны. Граффити появилось вновь. В семидесятые надписи распространяются повсеместно. Мастера соревнуются в умении зашифровывать надписи, определённым образом выписывая слова и символы. У многих рисовальщиков появляется, в прямом смысле слова, собственный почерк, свой стиль. Работы становятся узнаваемыми. Эпоха безликости и неуместности прошла. В 1971 году газета “Нью Йорк Таймс” посвящает новому виду искусства статью. Начинается классификация и появляются термины. Именно тогда родилось слово “тэги” – определители для групп знаков и образов; задолго до компьютерной эры. Бомбинг – использование двух-трёх доминирующих цветов в композиции; а затем и много других терминов.

Граффити использовали все: от малолеток уличных банд, до политиков в предвыборной борьбе. Обнаружилось, что визуальный манифест оказывает на зрителей сильнейшее воздействие.

Впервые появляются вопросы: так что же это, – украшение старых районов или недостойное поведение? Спорам нет конца. Всё сходится на том, какова цель изображения и где оно находится. Вырабатывается своеобразный кодекс, который запрещает использовать чужую собственность (стены жилых домов, двери, ограды частных владений) без согласия владельцев. Запрещено рисовать на машинах. Запрещено уродовать общественные места. Запрещено трогать памятники архитектуры.

Альманах

Постепенно граффити становятся всё более популярны. У каждой композиции, у каждого рисунка своя энергетика. Появляются настоящие мастера, многие художники уходят в этот жанр имея классическое художественное образование. Сегодня всё чаще можно увидеть объёмные, голографические изображения. В современном мире граффити становятся способом коммуникации, частью так называемого “клипового сознания”.

Израиль не остаётся в стороне. Несколько лет назад молодёжь наших двух столиц начинает переселяться в старые районы, ремонтировать и обживать дома, использовать пространства. Особенно рынков и всех улиц вокруг. Когда смолкают крики продавцов и закрываются железные ставни лавок, открываются сквозные проходы и дворы, включается музыка, зажигаются огни. Везде слышны возгласы и смех. Английски, арабский, русский, французский, иврит… Пиво, текила, фрукты, чипсы… Водоворот и омут… И глаза раввинов, политиков, популярных личностей и вымышленных персонажей, что глядят на эту пёструю толпу с одобрением и, наверное, с завистью.

Часто именно граффити преображает район, делает его центром притяжения. Центром города. Независимо от географии. Приходите на рынки под вечер – посмотрите сами. Вливайтесь в этот поток – почувствуйте пульс города, его ритм, его нерв. Иерусалим и Тель Авив сходятся в точке рынка.

Это и есть – Жизнь!

Елена Мирецкая