Главная / КУЛЬТУРА / ГАЛЕРЕЯ / Ирина ЮРЧУК | Шаг за раму. Поэма-диалог о Гедре

Ирина ЮРЧУК | Шаг за раму. Поэма-диалог о Гедре

Шаг за раму. Поэма-диалог о Гедре

Светлой памяти Гедры Вайтекунайте

Помню этот день. Первая встреча с картинами. Удивление. Радость. Вспышка. Мурашки. Эстетический шок. Подумалось – какой талантливый ребёнок балуется яркими красками. Картины удивительно гармоничны и непосредственны, трогательны, наивны и мудры одновременно. Ссылка привела на страницу к волшебной художнице Гедре.

Оказалось, по возрасту она давно не ребёнок, но сумела сохранить в себе ничем не замутнённую детскость видения мира.

“Окунайте меня, окунайте

В краски Гедры Вайтекунайте…” – писала я ей в комментарии…

И было чудом нырнуть в эти краски, радужные брызги, заглянуть в глаза её образов, сделать свой шаг за раму и попасть в обособленную страну, где обнялись и перепутались земля и небо. Мне показалось – я вижу эти картины изнутри. Она писала их не благодаря, а вопреки. Думаю, это был её способ противостоять бедам, тяжёлой болезни.

Мне посчастливилось застать её живущей только в последние месяцы перед уходом. Гедры больше нет на земле. Но она продолжает говорить со временем. И время ведёт с ней свой диалог.

Время: Мы сегодня будем говорить с тобой обо всём сущем, Гедра. Скажи… Что ты думаешь о жизни?

Гедра: “Жизнь удивительно пёстрая. Как дятел. Долбит и долбит… Но мы не сдаёмся!”

Время: Да. Жизнь пестра, быстротечна, в ней столько счастливых пересечений и потерь…

***

Звёзды в спелости восковой,
Млечный путь и земной – крест на крест.
Тишине – голос мой живой,
Прерывающийся анапест…

Дуновения у виска.
Дышит ночь на ветвях созвездий
В вышине, где уже века
Добрых жду от тебя известий

Там, где сводится даль на нет
И сгущаются смыслов смеси.
Темноте – твой нездешний свет
И пергаментный этот месяц.

Мирозданье одно, как перст,
Все пути собирает в строфы,
Чтобы нёс этот Южный Крест
Каждый сам до своей Голгофы…

Гедра: “Рисуйте крылья
своим мечтам,
и они исполнятся…”

Время:
О да! Ты это умела.
Рисовать крылья мечтам.
Рисовать глаза сердцу.
Рисовать руки душе.
Пока время
рисовало
лестницу
в небо.

***

Путь земной – всё по шпалам, по шпалам…
Назначения точка нелепа.
Время
навзничь
однажды
упало
бесконечною
лестницей
в небо…

Гедра:
“Я люблю рисовать цветы.
Я их совсем не знаю.
Ни цвета, ни линий, ни имён…
Так происходит наше знакомство.”

Время:

Ещё одна твоя искра.

То ли цветок, то ли свеча… То ли расцветает, то ли возгорается… Теплится, вспыхивает и пламенеет всеми лепестками… Не задувай цветок до срока…

***

Чем ниже солнце с поволокой,
Тем тень длиннее.
Не задувай цветок до срока.
Пусть пламенеет,

Дрожат тычинки фитильками,
Пылает пестик,
И птицы между лепестками
Целуют крестик…

Пока искрят восток и запад
Одним букетом
И облака плывут на запах
Свечного лета.

Ещё придёт ночей одышка –
В рассрочку плата
За ослепительную вспышку
В огне заката.

Гедра: “Спящие люди…Они похожи на кукол с закрытыми глазами. Лиловые сны заполоняют пространство чуть выше затылка, и тянутся вдоль всей магистрали земного пребывания, даруя свет и любовь. И не надо их будить… Пусть спят.”

Время:
Пусть спят, Гедра… Не будем их будить. Ведь им снится счастливая страна – твои лиловые сны. Давай назовём эту страну Колыбелье…

***

Снег роняет перья,
Не смыкая век,
В смежном колыбелье
Миг колышет век.

Под лежачий камень
Лунный дни бегут
Реками, руками,
Шёпотами губ.

Как войдёшь в наш сон ты,
Следуй прямо вверх,
Где у горизонта
Прорастает век,

Звёздное цветенье
Пенной бахромой.
Там в обнимку с тенью
Эхом голос мой

Встретит, приголубит,
Вечер утолит.
Встреча тем, кто любит,
Вечность тем, кто спит…

Гедра:
“В пустынях растут деревья,
травы, цветы, камни.
Текут звонкие реки.
Только мы их не видим…”

Время:
Твои пустыни густо заселены, насыщены, ты умела утолять жажду, творить оазисы, любить свои реки. Ты сумела взрастить свои рощи на песке и камнях…

***

На чём писала Гедра? На холсте?
На синеве небесной? Водной глади?
А может быть слетели в простоте
К ней облаков седеющие пряди…

Соль жизни – не прозрачная слюда,
Мир не сусальным золотом окован…
Что вместо кисти Бог ей в руку дал?
Лебяжий пух ли? Воздух колонковый?

Звезда теряла оперенье крыл,
Свет отдавая, падала и гасла…
То солнечный светящийся акрил,
То лунное опаловое масло…

Гедра:
“Нежность не знает,
как ее зовут…
Она приходит сама
и заново
знакомится…
Я назову тебя
Ангелом
большого города…”

Время:
Когда приходит нежность, она играет с сердцем в игру “Замри”…

***

Звёзд рассветных залежи,
Россыпи зари.
Над сердечком замершим
Шепчешь: отомри!

Ворожишь: оттаивай,
Грейся, хорошей…
Разжигаешь зарево
Заново в душе…

Сакурой японскою
Теплится камин.
На англо-саксонское
Жгучее come in

Входит нежность в горницу,
Платье уроня,
Белый ангел горбится,
Горлицу обняв…

Властью звёзд распластана,
Зависает высь
В небесах заласканных…
Вот и вознеслись.

Гедра: “Любовь – это красивый нож, который режет тебя, пока ты не привыкаешь к этой боли, и с уважением говоришь: “Спасибо, больше не надо”…

Время: любовь – такая смесь, должна перебродить и перебредить… Я чувствую в себе это брожение…

***

Времечко, неспешно вроде,
Уходя, зубоскрежещет нам:
Торопись, а вдруг забродит
Передержанная женщина?..
Вспыхнет, истончив терпенье всё,
Непокорствуя неволе,
Встрепенётся и запенится,
Сердце – солнечного первенца
Не тебе неся в подоле…
Вдруг она возьмёт и выучит
Твой урок, что в судьбы прочили,
Да и не с тобою вынянчит
Чудо-нежность между строчками?
Не твои трактаты умника
Прочитает наизусть,
Слово-лепет, как изюминку,
Передав в уста из уст…
Женщина-привычка прежняя,
Вся до дна ещё видна:
На губах улыбка вешняя
Будит утро. Вот она
У зари, как на ладони вся,
От лодыжек до ресниц и
Так жарка, что не дотронешься,
Но уже другому снится…

Гедра:
“Серебрятся деревья
в ожидании
светлого чуда…
Есть деревья,что собирают солнце…
Так и стоят они, истекая мёдом…”

Время:
…Деревья поднимаются на цыпочки, вот-вот оторвутся от земли и взлетят.
Но что же делать, если вместо ветвей у них крылья?

***

За неимением холста
Ты выбираешь лист бумаги,
Рвёшь ленты радуг на цвета
И придаёшь мазкам отваги.

За неимением весны
Ты натираешь солнцем зиму.
Добыть пытаясь новизны,
Невидимое сделать зримым.

За неимением дворца
Ты выбираешь трав шалашик,
Не райского певца-птенца
И луг в созвездиях ромашек…

Ночь осветив, день освятив,
Уже за полшага от рая,
За неимением пути
Взлетаешь, в небо воспаряя…

Гедра:
“Свет любимых людей
живёт в нас
и не гаснет…”

Время:
Где грань между явью и сном?
Где черта между тьмой и светом?

***

Из недр чёрных дыр, небесных брешей
Блеснёт, взойдёт, забрезжит и утешит
Свет солнца – кормчий – рыжий на манеже –
Мудрейший мим из вышних дураков
И погрозит лучом золотоперстым:
Достань птенца из рукава и пестуй.
Уныние – тягчайший из грехов…

Гедра:
“Счастье проснуться. Поймать солнце. Улыбнуться. Накормить кошку. Рассказать ей свои сны.
Сон это глубокое погружение в мечты и их несбыточность…”

Время: Ты столько снов успела нарисовать, Гедра… Я тоже расскажу тебе один… Я иногда разговариваю во сне. Послушай мои сноговорения:

***

Доведены зимой до точки
Кипенья кровель и кровей,
Дни раскрываются, как почки
Светозависимых ветвей.

Лучи слетаются, как птицы
К обетованному гнезду.
Светило рыжее ярится,
Порвав гнедых ветров узду.

Часов сердечных перестуки,
Молитвы завтрашнему дню…
А ночи тянутся, как руки
Озябших путников к огню,

Покуда в далях заозёрных
Послушна таянью зима,
А звёзды засыпают зёрна
Снов сумасбродных в закрома…

В том соннике немногословном
Из охры возгорится лист,
И речи сада стихнут, словно
На полуслове осеклись…

Гедра:
“Стояли рядом.
Думали рядом.
Дышали рядом.
В разных городах…”

Время:
Да, так уж вышло… В разных городах мы стояли, думали, дышали рядом…

***

Трепещущие брызги охры:
Рыбёшка солнца – фотошоп.
Знать, незадачливый фотограф
Иной программы не нашёл.

Мечта – запретных снов отмычка.
Клинч одиночества с толпой.
И остаётся дура-птичка
Одна, бессменная, с тобой.

А у неё дугой аорта,
Предсердный клапан под крылом.
Хвост на ветру заломлен гордо,
Чтоб прямо в небо напролом.

А у неё звезда под килем,
А за плечами Рим, Париж…
А у неё глаза такие,
Что хошь не хошь, а воспаришь.

Витая лестница над бездной:
Хоть песни пой, хоть тучи пень.
Этаж земной, этаж небесный,
И жизнь – всего одна ступень…

А цимес в чём? Пока я пыжусь
В стопу сложить черновики,
Ты дышишь начисто и пишешь
Рассветы на мои стихи…

Гедра: “Вернусь домой.
Достану много жёлтой краски.
Целое ведро!
И выплесну на стену.
Пропишу у себя Осень.
Временно…”

Время: Гедра, твоя осень мне прописана, как лекарство.
У меня тоже прописана осень, теперь уже постоянно…

***

Не зелено, не молодо:
Алхимии азы,
Где невесомо золото
В оправе бирюзы…

Где манною обманною
Свет сыплется тайком,
А осень безымянная
На пальце перстеньком…

Гедра:
“Снежные цветы.
Пахнут холодом.
Цветут на окнах.
Только зимой…”

Время: Это трудный разговор – о зиме. Боюсь, что снежные цветы не пахнут…

***

Мокрый снег на стёкла лепит
Пирамиды, терриконы.…
Этой ночи снежный лепет
В гулком доме полых комнат.

Бог давно мольбам не внемлет,
Луч надежды не нашарит,
Из-за туч не видит Землю
Мать-Медведица Большая…
Снежные цветы не пахнут.
Ночь на день – коса на камень.
Уязвимый мир распахнут,
Смысл выносит сквозняками…

Небыль снов обетованна,
Остров слов необитаем,
В окоёмах осиянных
Звёзды, видно, отлетали.

А над белой мглой кромешной
Дышит неразумный homo
Посреди Вселенной, смежной
С кухней выстывшего дома.

Гедра:
“Весна как женщина,
расцветает тогда,
когда ей хочется)…”

Время:
И правда, давай лучше о весне.

***

Прорастают друг в друга миры:
Подфонарный впадает в подлунный.
Белый свет устаёт от игры,
Зачехляются страны и струны.
Расчехляются клавиши сна
От легчайших лебяжьих касаний.
Наиграют тихонько: весна.
Остальное придумаем сами.

Гедра: “Я знаю,
есть места,
где можно слушать
небеса…”

Время: Мы рядом слушали небеса. Мы и теперь их слушаем вместе, Гедра.

***

Что человек? Ушёл – и прочерк.
Что жизнь? Невечности лубок…
Наверно, души в птицы прочит
Распорядитель неба Бог.

Ночь каплет в темя, свет не в теме.
Мышиный цвет мирской возни.
Парализованное время
И обескровленные дни.

Но краски оживают в недрах
Незаживающей души:
Над ней божественная Гедра
Молитвоцветия вершит.

Но там, где время колосится,
За квотой “после” – нота “до”.
Над ней безбашенные птицы
Из облаков совьют гнездо

На небе ль, на глубоком дне ли,
Но солнце высидит яйцо.
И рыбы воспарят над нею
С глазами древних мудрецов.

Осталась со своею тайной
Она, палитру отогрев,
В краю некошеных мечтаний
В саду непуганных дерев.

Вся – роща, явью или снами
Взошедшая то там, то тут,
Где вверх корнями, вверх корнями
Все смыслы главные растут,

Над вечностью взлетает Гедра,
И водит Бог её рукой…
Там сбрызнут киноварью щедрой
Прекраснопёрый непокой,

Там не бывает сути ложной,
Там на камнях цветы растят,
Жив дух протеста заполошный,
Провозгласивший: я – дитя!

Мазок, как путь ложится санный,
Яснеет прорись светлых лбов,
И свет заступный несказанный
От бед прикрыл собой любовь…

Гедра:
Так тихо и спокойно,
как будто все ушли,
ветра уснули,
дожди исчезли,
слёзы высохли,
а на сердце
выпал белый,
чистый,
сияющий снег…
Спасибо тебе,
Господи…

Действующие лица:
Гедра (картины и реплики) – художник Гедра Вайтекунайте
Время (реплики и стихи) –  поэт Ирина Юрчук