Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ДЛЯ ДЕТЕЙ / Ирина ЮРЧУК и Николай ЛОБАНОВ | Бесстрашный галчонок

Ирина ЮРЧУК и Николай ЛОБАНОВ | Бесстрашный галчонок

Бесстрашный Галчонок

Галчонок сидел в гнезде и мечтал о полётах. Мимо проносились шумные стайки воробьёв. Они чирикали наперебой, что-то доказывая друг дружке. Чуть не задев крылом гнездо, стремительно промелькнула ласточка и в одно мгновение скрылась из виду. Ворона, каркнув, слетела с ветки и отправилась куда-то по своим вороньим делам. Галчонок то и дело поворачивал голову, провожая взглядом пролетающих птиц, и пытался разобраться, как они летают.

В конце концов у него разболелась шея и испортилось настроение.

– Мама, – спросил он, проглотив червяка, которого принесла ему на завтрак Галка-мать, – Почему ты летаешь, а я – нет?

– Потому, что ты ещё маленький.

– Воробьи меньше меня, а летают.

– Они взрослые.

– А это трудно – научиться летать?

– Я научилась быстро. В первый раз я выбралась на край гнезда, закрыла глаза и прыгнула. Потом я замахала быстро-быстро крыльями и поняла, что могу держаться в воздухе. Правда, я неудачно приземлилась на живот, но в конце концов всё обошлось, и во второй раз я полетела уже уверенней.

– А скоро я стану взрослым?

– Скоро, малыш, но сначала нужно подрасти. У тебя должны вырасти крылья, а главное – хвост. Хвост – это самое важное для полёта!

С этими словами Галка-мать покинула гнездо и отправилась за следующим червяком.

Галчонок вывернул шею, чтобы посмотреть, вырос ли у него хвост, но не увидел ничего, кроме сероватого пуха.

– Сколько мне ещё ждать, пока я подрасту? Так можно и состариться, а летать не научиться. Не такой уж я и маленький. Вон синичка совсем крошечная, а как порхает! Ничего в этом сложного нет. Я всё сделаю, как мама. Вот она удивится! Вернётся обратно, а я уже летаю!

Галчонок выбрался на край гнезда, закрыл глаза и прыгнул вниз, быстро-быстро махая в воздухе крылышками. Но были они коротенькими, и росли на них не упругие пёрышки, а мягкий и лёгкий пух. Хвоста у Галчонка тоже ещё не было. И, вместо того, чтобы планировать, он кувыркался в воздухе, как неправильно сделанный бумажный самолётик. Повезло горе-лётчику, что ветер как раз подул и отнёс его в сторону, прямо на лист лопуха. Лист спружинил, как матрац, и Галчонок не ушибся, а съехал по листу вниз, будто с горки, на землю.

А под лопухом спал после обеда господин Чернов-младший. Был этот господин довольно упитанный, усатый и совершенно чёрный, без единого белого пятнышка. Когда он был совсем маленьким игривым котёнком, хозяин дал ему смешное имя Хлястик за то, что котёнок, пригревшись у него на животе, любил цепляться коготками за одежду и сидел так часами, как пришитый. Но со временем Хлястик стал солидным, упитанным, внушающим уважение котом и всем своим поведением показывал, что имя «Хлястик» ему совершенно не подходит. Во всей округе не было кота более рассудительного. Он не любил суетиться, делать лишних движений, а если после дождя во дворе появлялись лужи, он умел обходить их, не замочив лап. Если же лапы всё-таки намокали, он аккуратно их отряхивал и даже вытирал о коврик перед порогом дома. Он любил соблюдать режим, жить по правилам и размышлять на досуге над разными вещами. Хозяин по фамилии Чернов, человек обеспеченный и тоже солидный, любил побаловать кота всякими вкусностями, давно считал его членом семьи и как-то раз, когда пришли гости, назвал Хлястика в шутку господин Чернов-младший. Кот, польщённый таким высоким доверием, выглядел очень довольным, выделывал перед гостями всякие фокусы, показывая чудеса дрессировки, и стал просто героем дня. С тех пор все стали называть его господин Чернов-младший, а имя Хлястик постепенно забылось.

И вот теперь послеобеденный сон господина Чернова-младшего был неожиданно прерван. Галчонок, соскользнув с листа лопуха, шлепнулся на землю прямо перед носом кота тем самым местом, откуда у взрослых галок растут хвосты. Господин Чернов-младший приоткрыл один глаз и тут же закрыл, подумав, что птенчик ему снится. Но на всякий случай он решил это проверить и открыл уже оба глаза. Затем он потянулся, зевнул и сел на задние лапы, уставившись на Галчонка. Птенец сидел смирно, не проявлял ни малейших признаков беспокойства и разглядывал кота с любопытством и восхищением. Галчонок никогда раньше не видал котов и не слыхал о них ничего дурного. Мама не успела ему об этом рассказать.

– Ой, какой ты большой! – восторженно всплеснул крылышками Галчонок. – И хвост у тебя длинный. Наверное, с таким хвостом хорошо летать. Ты уже умеешь летать?

– Летать? – кот почесал задней левой лапой за ухом. – Вот уж никогда не пробовал.

– А я вот сегодня попробовал, только у меня не очень получилось. Наверное, у меня ещё не вырос хвост. Но у тебя-то хвост вырос. Мама говорит, хвост – это для полёта самое главное. Ты должен обязательно попробовать. Я научу тебя. Это совсем не трудно. Нужно только стать на край гнезда, прыгнуть вниз и быстро-быстро махать крылышками. Кстати, где твои крылышки?

– Крылышки? – господин Чернов-младший на всякий случай повернул голову и осмотрел свою спину. – Что за вздор? Какие могут быть крылышки у котов?

– То-то я и смотрю, что ты не похож на птицу.

– Так значит ты никогда не видел котов?

– Никогда.

– Тогда всё ясно. Теперь я понимаю, почему ты меня не боишься.

– А что значит – бояться?

– Бояться – это… Ну, когда ты кричишь, зовёшь маму, убегаешь, прячешься…

Галчонок подумал и запел:

Раз, два, три, четыре, пять…
Не бояться, смелым стать!
Распушить задор и прыть:
И отвагу отрастить.

И тогда любой горазд,
На великие дела!
Пять, четыре, три, два. раз –
Честь героям и хвала!..

Стоя за друзей горой,
Не робеть, а побеждать,
Чтобы ахали: герой!..
Раз, два, три, четыре, пять…

Расхрабрясь наверняка,
По секрету признаюсь:
Что отважным быть пока,
Я немножечко боюсь…

– А почему мне тебя бояться? Ты чёрный, как я, пушистый и совсем не страшный.

– Во-первых, у меня когти. – Господин Чернов-младший вытянул лапу, растопырил пальцы и показал когти, спрятанные между подушечками.

– У меня тоже. – Галчонок пошевелил своими тремя пальцами с маленьким коготками.

– Да, действительно, – пробормотал кот растерянно и продолжал дальше уже менее уверенно. – Во-вторых, у меня зубы.

– У меня нет зубов, но зато есть клюв. Им тоже можно есть. Кстати, если ты голодный, можно попросить мою маму, чтобы она принесла тебе червяка.

– Ну что за вздор ты всё время несёшь? Я не ем червяков.

– Что же ты ешь?

– Рыбу, мясо и охотно маленьких птенчиков.

– Странно…

– Что ты находишь странным?

– Что ты не съел меня до сих пор.

– Но в этом ничего странного нет. Я недавно пообедал. Я съем тебя потом, когда проголодаюсь. А пока мы можем поболтать. Ты очень забавный.

– А я вот уже проголодался. И мама не прилетает… Слушай, а ты не можешь принести мне червяка?

– Нет, червяки не по моей части, – отрезал кот. – Самое большое, что я смог бы для тебя сделать– это поймать мышь.

– Но я не ем мышей.

– Мышь могу съесть я сам. А тебе оставить мышиный хвост, я их обычно всё равно выплёвываю. Мышиный хвост – это почти то же самое, что червяк.

– Ну если почти то же самое, тогда я могу попробовать.

– Ладно, так и быть. Схожу за мышью. Здесь недалеко. А ты сиди под лопухом тихо, не двигайся. К сожалению, не все коты в этом мире сыты.

С этими словами господин Чернов-младший отправился на задний двор, где находился старый сарай, в котором было полно мышей. Кот охотился на них крайне редко, только в исключительных случаях, не столько для пропитания, сколько ради удовольствия…

Отодвинув лапой расшатавшуюся доску, кот проник в сарай, прихлопнул лапой первую попавшуюся мышь, съел её без всякого аппетита и с мышиным хвостом в зубах отправился обратно к лопухам. Галчонка он застал сидящим на том же самом месте.

– О, как быстро ты вернулся! Маму я жду иногда часами, когда она улетает за червяком.

Господин Чернов-младший положил свой трофей перед Галчонком и пожелал ему приятного аппетита. Галчонок, наклонив голову набок, некоторое время внимательно рассматривал мышиный хвост.

– Да, действительно, выглядит, как червяк, только гораздо длиннее. Из него, пожалуй, можно сделать двух или трёх червяков. Если тебе не трудно, разгрызи его, пожалуйста на части.

Кот пожал плечами, недовольно фыркнул, но мышиный хвост пополам всё же перекусил. Теперь перед Галчонком лежали две половинки хвоста.

– Большое спасибо. Вот только я ещё не научился клевать. Моя мама обычно кладёт червяков мне прямо в клюв.

– Вот ещё! – фыркнул кот. – Я тебе не мама. Скажи спасибо, что я вообще принёс тебе хвост, да ещё и разгрыз пополам. Теперь я должен запихивать его тебе в рот. Не хватало ещё, чтобы кто-нибудь из соседей застал меня за этим занятием. Я слишком дорожу своей репутацией.

– Ре… репу… Это что такое?

– Репутация – это… Видишь ли… Ну как тебе объяснить? Во всяком случае, это поважнее, чем червяк.

– И даже важнее, чем научиться летать?

– Ну… Это вопрос спорный, – уклончиво ответил кот. – Послушай, сколько можно спрашивать? Ты будешь есть или нет? Возись тут с тобой, – продолжал ворчать он. – Сначала ему червяка принеси, потом перегрызи пополам, а теперь ещё и в рот положи.

Господин Чернов-младший, воровато оглянувшись и убедившись, что его никто не видит, поднял с земли половину мышиного хвоста и затолкал в открытый рот Галчонка. Вторая половина хвоста последовала за первой.

Галчонок успешно проглотил обе половинки.

– Жестковатый, а так ничего, есть можно. Спасибо. Теперь и я сыт. Только вот странно…

– Что ты находишь странным?

– Странно, что ты меня кормишь. Зачем тебе меня кормить, если ты всё равно собираешься меня съесть?

– Я же объяснял тебе, что я не голоден. А теперь я съел ещё и мышь. Так что теперь раньше вечера я не проголодаюсь. Кроме того, тебя есть не интересно.

– Почему это меня не интересно есть? – обиделся Галчонок.

– Потому что ты не боишься, не убегаешь. Настоящая охота – это совсем другое…, – мечтательно протянул кот. – Ты притаился где-нибудь под кустом, почти слился с землёй, весь сжался, готовясь к прыжку. Ты, – продолжал он, всё более воодушевляясь, – выжидаешь наиболее благоприятный момент. И вот момент настал. Твоё тело пружинит, ты грациозно и стремительно выпрыгиваешь из укрытия. Твоя жертва застигнута врасплох. Она делает отчаянный рывок. Ты устремляешься за ней. Она спасается бегством, но ты настигаешь её. И вот она уже у тебя в лапах. Ты чувствуешь себя победителем. Вот что такое охота. А просто так взять и слопать своего собеседника – это даже невежливо.

– Если эта игра, которую ты называешь охотой, доставляет тебе такое удовольствие, я мог бы попробовать с тобой в это поиграть. Но сначала я хотел бы научиться летать.

– Ну так в чём дело? Давай, учись.

– Дело в том, что взлетать с земли я ещё не могу. Сначала я должен научиться слетать откуда-нибудь с высоты, с гнезда, например, или с ветки. А как я могу туда попасть, если сижу на земле?

– Но ты можешь влезть на дерево.

– Я не умею лазить по деревьям.

– Что ты вообще умеешь? – возмутился кот. Ты не умеешь самых простых вещей, а туда же – из гнезда выпрыгивать. Когда я вышел впервые повидать мир, я умел по крайней мере есть, бояться и лазить по деревьям.

– Ты умеешь лазить по деревьям?! Вот здорово! – обрадовался Галчонок. – Значит, я могу туда попасть на твоей спине.

– Нет, это неслыханно! Ты хочешь сказать, что собираешься оседлать меня, как какого-то осла, и я должен на своей спине отнести тебя на дерево?

– Ну да, я не тяжёлый.

– Не согласен.

– Что, опять рету… репу-тация?…

– И это тоже. И вообще, почему я должен это для тебя делать?

– Нет, ты конечно, не должен. Но ведь ты принёс мне червяка, как моя мама, и я подумал, что и летать мы тоже могли бы вместе поучиться. Ведь у тебя такой длинный хвост, а это – главное для полёта.

– По-твоему, если ты свалился с дерева прямо перед моим носом, я должен отвечать за твоё воспитание?

– Да нет же, просто я хотел показать тебе, как летают. Летать – это ещё приятнее, чем охотиться. И может, даже важнее, чем репутация.

Кот почесал левой задней лапой за ухом, что он делал обычно в минуты напряжённых размышлений, а затем изогнул шею и внимательно осмотрел свой хвост.

– Ты говоришь, хвост – самое главное для полёта?

– Ну да, так мне сказала мама.

– Вздор. Ничего не выйдет. Нужны ещё крылья. У меня их нет .

– Как несправедливо всё устроено! – вздохнул Галчонок. Мы оба хотим летать. У меня есть крылья, но ещё не вырос хвост. У тебя есть хвост, но ещё не выросли крылья…

– Да уж…

Они помолчали некоторое время, задумавшись каждый о своём.

– Придумал! – вдруг оживился Галчонок. У меня есть план. Я взбираюсь к тебе на спину и крепко держусь обеими лапами. Ты влезаешь как можно выше на дерево. Мы прыгаем вместе с ветки вниз. В полёте я машу крыльями, ты управляешь хвостом, и мы оба летим!

Господин Чернов-младший погрузился в раздумья.

– А как же репутация? – спросил он наконец.

–Этим мы займёмся после полёта, – ответил Галчонок.

– Слушай, а может, ты и прав. Мне давно пора сделать что-то значительное.

Ведь я ношу такое солидное имя – господин Чернов-младший. Летающий кот… ведь это оригинально! Понимаешь, я стану первым летающим котом:

Все те, кто любит высоту,
Героев чествуя, кричат:
«Виват летучему коту,
Коту летучему – виват!»

За сотни тысяч лет и зим
Наш интерес к ним не ослаб:
Летучий кот – неотразим,
Он грациозен и крылап!..

В душе кота звезда горит
И миллионы алых роз…
Он, даже падая, парит,
Он – супермен, он – виртуоз.

Но чтоб удачным был полёт,
Перед решающим рывком
С утра стремится каждый кот
Живот заправить молоком…

– Представляешь, если к моему имени прибавится ещё и прозвище «летающий»? «Господин Чернов-младший, летающий» – звучит?

– Звучит. По-моему, очень красиво звучит.

– И благородно. Что-то вроде титула. Решено. Мы летим.

–Ура! Ты, правда, согласен? Вот увидишь, ты не пожалеешь.

…Кот прилёг, а Галчонок, цепляясь коготками за мягкую шерсть, быстро вскарабкался на кошачий загривок и крепко ухватился обеими лапками за пушистый мех. Господин Чернов-Младший с наездником на спине гордо прошествовал к дереву, с которого недавно свалился Галчонок, с разгона преодолел половину ствола и полез дальше, запуская когти в неровности коры. Добравшись до нижних толстых ветвей, он передохнул и стал карабкаться ещё выше.

– Ну что? – спрашивал кот Галчонка, переводя дыхание.

– Всё время вверх , – командовал тот, и господин Чернов-младший послушно взбирался всё выше и выше. Кот выглядел серьёзным и собранным, каким он бывал всегда накануне особо важных событий. Наконец они добрались до верхушки. Подниматься выше не имело смысла – веточки здесь были слишком тоненькими. Напарники устроились в развилке ствола для короткой передышки и совещания перед полётом.

– Послушай, – обратился Кот к Галчонку, – ты ещё не сказал мне, что я должен делать во время полёта с моим хвостом.

– А что ты с ним обычно делаешь?

– Разные вещи. Я могу его поджать, распушить или поднять трубой, могу им махать, повернуть в бок или просто оставить свободно висеть. Я могу делать со своим хвостом, что хочу, смотря что необходимо для полёта.

– Я и не знал, что у тебя такой сложный хвост. Честно говоря, у меня ещё нет опыта, как обращаться с хвостами. Если хочешь, можем обождать мою маму и спросить у неё.

– Боюсь, твоя мама не очень мне обрадуется. И потом, птичий хвост – это не то, что кошачий. Твоя мама может этого и не знать. Здесь нужно рассуждать. Если я его подожму, я окажусь всё равно, что без хвоста. Значит, этого делать не стоит. Если его повернуть вбок, мы можем

потерять равновесие. Значит, остаётся поднять хвост трубой, распушить или оставить свободно висеть.

–Я даже не знаю, что тебе посоветовать, – огорчился Галчонок и запел:

Без хвоста и жизнь пуста.
Хвост везде необходим.
Курс на солнце – от винта!
Небо вплавь избороздим.

В воздухе хвостом работай,
Если хочешь высоты.
Что за птица без полёта?
Нет полёта – нет мечты…

Засмотрясь на птичий хвост,
Расхрабрился новый дом.
Выгнул спину старый мост,
Возомнив себя котом.

Хвост хваля, цветы смеются.
Шепчет, падая, листва:
Хвост пушистый или куцый
Создан не для хвастовства!

Ветер вышел налегке
С тучкой-зонтиком в руке.
Крутит в небе дождь-прохвост
Лучик солнечный за хвост.

Утверждает старый ворон:
Для полётов ввысь и вдаль
Хвост-поддержка, хвост- пора,
Хвост – важнейшая деталь!

В это время на верхушку дерева опустилась передохнуть сорока. Представьте себе, что вы плывёте, например, по реке на спине у крокодила и встречаете мамину приятельницу. Что хорошего она может о вас подумать? То же самое подумала сорока о Галчонке. Увидав галкиного сына, сидящим на спине у кота, она не на шутку переполошилась, и со словами: «Совсем распустилась молодёжь, делают, что хотят!» – полетела сообщать каждому встречному о невиданном явлении.

– Я понял, что нужно делать с хвостом, – облегчённо произнёс господин Чернов-младший, провожая взглядом улетающую сороку.

– Я тоже, – ответил Галчонок, проследив за взглядом кота.

– Его нужно держать по ветру, – одновременно сказали они и радостно переглянулись.

– Теперь осталось только выбрать подходящее место для приземления, – деловито заметил кот, свесил голову вниз и принялся оглядывать близлежащие окрестности. – Всё зависит от того, – продолжал он, – как далеко мы сможем отлететь. Лучше всего было бы, конечно, приземлиться

прямо посередине двора, чтобы нас отовсюду было видно. Вот только долетим ли мы до середины двора?

– В этот раз не долетим, в другой раз долетим, – мечтательно произнёс Галчонок.

Но рассуждения двух мечтателей были прерваны нарастающим шумом птичьих голосов. Это сорока возвращалась обратно в сопровождении Галки-матери, вороны, сойки и двух других сорок. Все вместе стрекотали, галдели, каркали и пронзительно кричали на разные лады так, что у господина Чернова-младшего заложило уши. Галка-мать, и не подозревая о приключениях Галчонка, решила, что кот влез на дерево и обманным путём выманил её наивного ребёнка из гнезда. Разбираться, каким образом её сынок оказался на кошачьей спине, у неё не было времени, потому что началась воздушная атака. Вся шумная птичья компания, объединённая одним стремлением расправиться с обнаглевшим похитителем птенцов, представляла собой серьёзную угрозу для кота, нетвёрдо балансирующего на тоненьких ветках.

– Держись, мой маленький, мы сейчас что-нибудь придумаем!– обнадёживала Галка-мать попавшего в беду сыночка.

– Я держусь, мама! – радостно кричал в ответ Галчонок и пытался объяснить, почему они с господином Черновым-младшим оказались на дереве, но слабенький голосок птенца терялся в нарастающем шуме.

Птичья команда проводила атаку за атакой. Ворона на лету долбила кота клювом в спину, сойка выщипывала клочки шерсти, сороки норовили выцарапать глаза, галка била его крыльями. Положение становилось угрожающим.

– Отпусти мою спину и отправляйся в гнездо, – пытался докричаться до Галчонка кот, но его голос заглушали птичьи крики. Галчонок держался крепко и, похоже, не собирался разжимать лапки. И тогда кот решился прыгать. Прыгнул он на самом деле или просто сорвался с ветки под натиском птичьей орды, осталось неясным. Но в следующую минуту оба уже были в воздухе. Причём кот держал оттопыренный хвост строго по ветру, а Галчонок старательно махал крылышками. Кошки, падая с высоты, всегда приземляются на мягкие подушечки лап, так что наш лётчик при падении не ушибся, но от сотрясения Галчонок не удержался и скатился на землю под листья лопуха. Кот шмыгнул туда же и застал Галчонка сидящим на земле и абсолютно счастливым.

– Мы это сумели! Мы смогли! – повторял он.

– Да уж, – протянул кот, зализывая на боку место, где ещё недавно рос клок шерсти. Правда, я представлял себе наш полёт несколько иначе.

– Моя мама просто очень сильно переволновалась.

– Я это заметил, – произнёс кот, почёсывая лапой ободранное ухо. Он с опаской выглянул из-под лопуха, пытаясь вычислить, откуда ждать следующей воздушной атаки. Но птичьи крики звучали уже где-то в отдалении. Крылатая команда потеряла скрывшихся под лопухами беглецов из виду и отправилась на поиски в ложном направлении.

– Но мы действительно летели, – продолжал Галчонок.– Ты чувствовал?

– Что?

– Как это что? Состояние полёта.

– А, ну да. Хотя всё это произошло так быстро… Я даже не заметил, как мы очутились на земле.

– Да, это было быстро, но так прекрасно! Ты летишь, хотя под тобой ничего нет, только воздух.

– То есть как это ничего? А я? Под тобой был я.

– Ну да, конечно. Но мы вместе были как одна большая птица.

– Да. Я рад, что тебе понравилось.

– Что-то опять есть хочется…

– Ну уж нет! – заявил кот. Ловить для тебя новую мышь я наотрез отказываюсь. На сегодня с меня довольно приключений. Лучшее, что я могу для тебя сделать – это посадить на ветку, чтобы ты добрался до своего гнезда. Твоя взволнованная мама успокоится и накормит тебя червяками. А мне пора домой. Я тоже не отказался бы чего-нибудь перекусить.

– Так значит, ты уже проголодался, но всё-таки не собираешься меня есть. Почему?

– Потому что завтра я, пожалуй, приду сюда снова.

– Правда? Вот здорово! Мы опять будем летать?

– Возможно. Кроме того, я должен ещё научить тебя охотиться. «Галчонок-охотник» – по-моему, это звучит не хуже, чем «летающий кот», а? Они оба рассмеялись, а затем господин Чернов-младший доставил Галчонка на знакомое дерево, и тот благополучно добрался до родного гнезда.

– До завтра! – попрощался кот, слез с дерева и помахал Галчонку лапой.

Ирина Юрчук 

Николай Лобанов

Ирина Юрчук родом из Харькова, с 2001 года живёт и работает врачом в Германии, пишет на русском и украинском языках для взрослых и детей. Член Харьковского клуба песенной поэзии имени Юрия Визбора. Лауреат Всеукраинского литературного конкурса “Рукомысло”, международного поэтического конкурса “ИнтеРеальность”. Автор четырёх сборников стихов и многочисленных песен. Публиковалась во многих альманахах и международных сборниках.

Николай Лобанов. Родился во Львове. Живу в Киеве. Люблю и верю. Ценю и помню. Основатель литературных сообществ «Артелен» и «Артелешка». Участник многих поэтических альманахов и литературных проектов.