Главная / КУЛЬТУРА / Ирина Епифанова | Две заметки о совсем разных спектаклях

Ирина Епифанова | Две заметки о совсем разных спектаклях

О спектакле «Мой уникальный путь» по пьесе Брайана Фрила «Целитель верой»

«Так долго вместе прожили, что вновь второе января пришлось на вторник».

Я вдруг поняла, что уже так долго живу в Петербурге, что не только застала, как некоторые спектакли сняли с репертуара. Но некоторые успели при мне и поставить и потом снять. Это чем-то похоже на семьи: некоторые знакомые уже успели найти пару, пожениться и развестись, пока ты в браке.

Навскидку из таких спектаклей могу вспомнить «Пигмалиона» и «Мой уникальный путь» в «Приюте комедианта», «Кабаре «Брехт», «Комнату Шекспира» и «Медею» в Ленсовете.
Особенно мне жаль «Мой уникальный путь» Григория Дитятковского. Я смотрела его дважды, а когда собралась в третий, оказалось, что спектакля уже нет. И, кажется, не осталось и записей, только память. Поэтому я иногда о нём рассказываю, чтобы было ощущение, что хотя бы так спектакль продолжает жить. Ну и осталась пьеса Брайана Фрила «Целитель верой».

Спектакль был решён очень просто и лаконично, как три монолога трёх персонажей.
Первый — стареющий антрепренёр Тедди (Сергей Дрейден), который много лет возил по захолустным городкам и деревням Англии и Ирландии шоу Фантастического Фрэнка Харди, целителя, а по общему мнению — шарлатана. В прошлом Тедди работал со звёздами, так почему же он связался с грубияном и выпивохой Харди, чьё шоу не пользовалось успехом и приносило гроши? Да потому что прикипел душой и поверил в его дар. Ведь Фрэнку действительно удавалось исцелять. Только очень-очень редко, может быть, в одном случае на несколько сотен страждущих.

Вторая — жена целителя, Грэйс (Дарина Дружина), несчастная измученная женщина. Когда-то хорошая девочка из приличной семьи, она сбежала с харизматичным авантюристом и его бродячим шоу. С тех пор она узнала жизнь без прикрас. Иногда им не хватало денег на еду, спать во время скитаний подчас приходилось в хлевах на промокшей соломе. Выкидыши, скандалы и лишения. Как-то раз она не выдержала и сбежала к родителям, но отец-судья, вместо того чтобы обнять, начал зачитывать ей список прегрешений. И она вернулась к мужу. И все тяготы бродячего быта она стойко сносила и сломалась и сошла с ума, только когда мужа не стало. Оказалось, с ним из её жизни ушёл и свет.

Альманах

И наконец сам Фрэнк Харди (Григорий Дитятковский). Неприятный человек. Грубоватый, жёлчный, крепко пьющий. Замкнутый и бесконечно сомневающийся в себе. Но у него действительно был уникальный талант исцелять. А может, и не было. Может быть, это было счастливое стечение обстоятельств, но несколько раз паралитики вставали, а слепцы прозревали. Этот неверный, мерцающий дар не давал возможности прославиться или заработать. Но не давал и бросить это занятие, ведь иногда, редко, всё-таки получалось.
И когда в пабе подвыпившая компания попросила его вылечить их искалеченного друга, он знал, что наверняка ничего не выйдет. И они разозлятся и забьют его насмерть. Но ведь могло же получиться? Был же призрачный шанс?

В общем, история о несвятых святых и о том, сколько платит хороший человек за возможность сделать добро.

“Мещане” (Театр Ленсовета, режиссер В. Сенин)

“Татьяна (не слушая, с раздраженьем). Мне часто кажется, что книги пишут люди… которые не любят меня и… всегда спорят со мной. Как будто они говорят мне: это лучше, чем ты думаешь, а вот это — хуже…
Поля. А я думаю, что все писатели непременно добрые… Посмотрела бы я на писателя!..
Татьяна (как бы сама с собою). Дурное и тяжелое они изображают не так, как я его вижу… а как-то особенно… более крупно… в трагическом тоне. А хорошее — они выдумывают. Никто не объясняется в любви так, как об этом пишут! И жизнь совсем не трагична… она течет тихо, однообразно… как большая мутная река”.
(Максим Горький “Мещане”)

Какое-то смутное дежавю. Чувство болезненной неловкости, когда за всех стыдно и всех жалко. Вот в этой постановке это чувство было со мной все три с половиной часа.

Жалко персонажей, которые все, в общем-то, неплохие люди, с головой утонувшие в проблеме отцов и детей и не способные найти контакт друг с другом. И поскольку проблема сама по себе вечно актуальная, то и горьковский текст звучит потрясающе актуально. Вот это противостояние двух поколений, которые не могут договориться и при этом у них куда больше общего, чем они готовы признать, — оно блестяще показано и препарировано. Текст хочется разъять на цитаты и каждую долго рассматривать с разных сторон, так всё удачно и метко.

При этом актёров жалко очень. Потому что режиссёр от них требует в драматических сценах постоянно ОРАТЬ. Многие сцены решены на этом оре и истерике, как ток-шоу в телике. При этом по другим сценам видно, что актёры играют великолепно и способны показать драму и без крика. Но нет, очень много кричат, наблюдать за этим мучительно, всё время хотелось сказать: “Господи, ну открутите уже ручку истерики влево, ну нельзя же так, меньше крика — и будет вообще отлично”.

Ну и я всегда склонна гадать, а каков был режиссёрский замысел? В чём сверхзадача? Зачем было портить в остальном тонкую и глубокую постановку этим ором? Может, этим режиссёр и хотел показать мещанство и пошлость среды? И то, что “образованные” дети не так уж отличаются от родителей-мещан и яблочко от материнского дерева недалеко укатилось? Но в итоге получилось послание только для сильных духом, кого не шокируют крики, мне же от этого истерического фона даже чисто физически делалось хреновато.

В общем, плюсы: классный текст, хорошо поданный актёрами. Артур Ваха, да и остальные сыграли великолепно (если не считать вот этого нюанса с криком). Минусы: очень много ора. Так что, зритель, будь готов к этому и выбирай осознанно.

Ирина Епифанова
Фото с официального сайта театра