Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ПОЭЗИЯ / Дина Меерсон | Что это все значит

Дина Меерсон | Что это все значит

Что это все значит
знать нам пока что рано
это Стена Плача
или опора Храма

Тучи не верят свету
солнце глядит иначе
то ли устало лето
то ли ушла удача

Мысли, их сбить в масло
света мне нынче мало
то ли свеча погасла
то ли звезда упала

А за спиной тени
Вот их переловить бы
Губы всегда в теме
шепчут слова молитвы

Время идет упрямо
день этот нам назначен
снова стеной Храма
станет Стена Плача

ЧЕРНЫЙ АНГЕЛ

Белый Ангел: легкие крыла,
свет успеха в ясных зеркалах,
свежий ветер, золотые руны
звонкий смех серебряные струны.

Альманах

Черный Ангел: хмурое чело,
и хрипит, и дышит тяжело.
На краю у горя не поют.
Черный Ангел, что ж ты…мать твою…

Усмехнулся Черный. Промолчал.
Серой тенью за его плечами
Кто-то без фигуры, без лица,
Что-то без начала и конца.

Серая безликая беда.
Горькая и мертвая вода.
Белый Ангел прянет ввысь и вбок.
Черный выбьет землю из-под ног.

Человек упал, сломал ребро.
В самолет не сел, не повезло.
Самолет разбился, сбит грозой.
Черный Ангел, меньшее из зол.

*****

Я иду по годам
Как по горам
Я плыву по годам
Как по волнам
Кровь стучит в висок – Кто там?
Ветер бросит в лицо песок. – Кто к нам?
Кто глядит из окна?
И каждая ночь
Это пропасть без дна
Это проигрыш в ноль
Это боль
Это бой
Поединок с собой
Проиграешь – одна
Победишь – одна
Иди, тебя ждет война
А помнишь, была весна
Пришла навсегда
ушла в никуда
И я иду по годам

*****

Я закрою глаза. Я не здесь, я сейчас далеко
я ни с кем, и никто не со мной, кроме ветра
пушистого серого ветра
Мир покрыт кожурой как большой апельсин
У кого хватит сил
Мир почистить, нарезать на дольки?
Рот наполнен молчаньем тягучим, пустым, непрозрачным
Я спрошу у набата послушай, какого же чёрта?
Это пульс. Осторожно, тут брадикардия гудит.
Я молчу, я не здесь, я закрою глаза и память
Я пушистому серому ветру пошлю их по факсу.

*****

Это грустно это грозно
Это сложно это славно
Годы спелые как грозди
Дни безмолвные как саван
Бой без цели сон без смысла
Все смешалось зимним летом
В невесомости повисло
Унеслось с попутным ветром
Тараканы прибегали
Все стаканы выпивали
Таракании бега
Вот и вся недолга

*****

Лето изменилось в лице,
Яблоком ударилось оземь,
Фиником нацелилось в осень,
И привратник-дождь на крыльце
Приглашает в зимний лицей.

Улетают сказки на юг.
Им легко, им много не надо.
У цветов осеннего сада
Свой неброский, мягкий уют.
Слышишь, хризантемы поют?

Ветер убегает, как вор.
Тучами беременно небо.
У меня закончилась небыль.
Быль, да быт, да тучи в упор.
Только дождик, только хардкор.

КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Тихо падает снег снов
Иссякает фонтан слов
И в кюветах пустых дорог
Тает серый творог тревог

Все закаты пришли в ночь
Все заботы пришли в ноль
Опускает глаза быль
Отпускает виски боль

Не проверив, который час,
Время дремлет…сейчас… сейчас…
И поигрывая в лучах
Свет роняет звезда с плеча

Зреют в августах январи
Ночь вальсирует раз-два-три
Где-то слышится скрип двери
Где-то варится суп зари

Но пока еще бог снов
Посылает их вновь, вновь
И растет под окном ветвь
И роняет звезда свет

Альманах

*****

С голубой высоты запредельных небес
Звездам ровня и снам самым вещим чета
Как сюрприз, как подарок, как номер на бис
Прилетела ко мне мечта

Постучала в окно: я пришла, ты открой
Протянула крыло – на, скорее держи
Хочешь, буду тебе путеводной сестрой
Хочешь, голову буду кружить

Я могу быть хрустальною и голубой,
Солнцем, птицей и принцем на белом коне
Проведу через брань, через бой, через боль
Сберегу в простокваше дней

Были крылья ее и сильны, и чисты
Были речи ее и дерзкИ и легкИ
И казались пути достижимо просты
И хотелось писать стихи

Я пыталась мечту ухватить и понять
Усадить у ворот, не пускать за порог
Только таяло снегом в руке у меня
Белоснежной работы перо

Долго ль, коротко ль, годы успели остыть
Но сквозь клич их, что крУжат, построившись в клин,
Слышу голос моей пообтертой мечты
Взмахи отяжелевших крыл

А когда подойдет мой предел и черед
Этот мир на другой неизбежно менять
То мечта постаревшая тихо уйдет
Что ей делать тут без меня?

С голубой высоты, с той, что небом течет
Звездам ровня и снам самым вещим чета
прилетит молодая к кому-то мечта
За собой увлечет

*****

Не сори слезами, они не дождь, чтобы сеяться
Не три глаза своими недетскими ручонками
Каждая капля точит камень сердца
И разъедает мозг до самых печенок

Сверни обиду в рулон, как лист ватмана
Поставь ее в угол, пусть стоит там, она наказана
А ты займись лучше делом. Тебе не нужна война
Победа? Зачем? медом она не мазана

В страшной сказке дракон сеял зубы как семена
Каждый зуб вырастал – ссора, болезнь, измена
Давай посеем розового слона
Помнишь был такой в детстве, он вырастет непременно

Я обниму его хобот, розовый, как мечта, теплый как зюйд-вест
Вздохну. Начну сначала. Выстрою свой парадиз
Время уходит/ стоит/ течет/ время торчит как шест
Что за танцы с шестом, не устраивай тут стриптиз
Слезы капают вниз

*****

Играет с гравием, картавит прибой
Ласкает гальку голубая волна
Гуляет вечер – полугрех, полубог
И набухает желтым соком луна

Перетекает полусвет в полутьму
Лукавый ветер шебуршится в траве
И непонятно кто спешит ни к кому
И далеко еще до слова «рассвет»

Дела как шаль скользят с опущенных плеч
Приходит эра тишины и сверчков
А морю хочется на берег прилечь
А небу хочется уйти на покой

Скатив по небу как по нёбу свой вздох
Прибой грассирует и шепчет во сне
Лукавый ветер с обнаженной звездой
Они одни, они вдвоем в тишине

*****

Расскажи мне, Господи, обо мне,
Для чего Тобой предназначена?
Что мне в этой жизни оплачено,
Быть ли мне в огне? на волне? во сне?

Я иду по берегу, по траве,
По дороге лунной, в тени Судьбы.
Вещий голос скрипки и стон трубы.
То на гору вниз, то в болото вверх.

Я ищу средь добрых и злых детей,
Средь мужчин, и женщин, и рыб, и птиц,
На бескрайней ярмарке дел, тел, лиц,
Средь живых людей и чужих смертей.

Так иду, не ведая, мне ль пути,
Так живу, не чувствуя, мой ли дом.
Где себя найду, далеко ли до,
До конца, до счастья, до пустоты.

Птица предрассветная напоет,
Ветер знак подаст, утонув в росе.
Я тебя узнаю, одно из всех,
Счастье горьковатое ты мое.

А когда состарятся зеркала
И душа поднимется, чтоб предстать,
Скину как балласт эту страсть и стать,
И скажу: спасибо, что я была.

*****

Ах, зачем эта ночь так была хороша
Не болела бы грудь, не страдала б душа
(Старинный романс)

А вчера приходил дождь.
Постучал мне в окно:
– Спишь?
Тут премьерный полет с крыш,
Ливень, ветер, и грома дрожь.
Выходи к нам, чего ты ждешь?

Я оставила теплый дом
И забыла в углу зонт,
Чтоб не застил мне горизонт.
Чтоб за шиворот лился гром.
Чтобы дождь бил крылом.

Ах, зачем же, зачем ночь
Так бездумно была хороша?
Не болела ни грудь, ни душа,
Дождь и ветер вне ритмов и нот
Танцевали фокстрот.

Я открыла глаза. Ночь прошла
Тишь и гладь, льется солнечный свет.
На кровати подушка, плед,
И выглядывает из угла
Мокрый зонтик. Такие дела…

Дина Меерсон

Фотоиллюстрация Натальи Волковой