Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ПРОЗА / Александр Осовцов | Хорошо, что Б-г научил ангелов иметь щенков

Александр Осовцов | Хорошо, что Б-г научил ангелов иметь щенков

Александр Осовцов

Об авторе
Александр Осовцов, родился в 1957 году, не писатель и не журналист, занимался наукой, преподаванием, политикой, общественно-политическими проектами. И всю жизнь любил животных и старался общаться с ними и проводить с ними как можно больше времени.

Хорошо, что Б-г научил ангелов иметь щенков

Летом 1975-го года я гулял с собакой, и к нам подошёл парень чуть постарше меня, расспросил меня про моего пса, и с добродушной улыбкой рассказал, что у них в семье тоже был овчар-восточник, выращенный со щенка, которого они очень любили, а потом продали. На мясо, которое было кому-то нужно для лечебного питания. Помню, что он не смог понять причину моего отвращения к нему, которое я не смог скрыть после этого рассказа.

Я потом почти забыл этот эпизод, но что-то много я стал видеть людей, готовых продать друзей на мясо и с улыбкой об этом рассказывать.

Много лет назад был у нас пёс Рыжий – дворняга, подобрыш. О его уме, характере и выкрутасах можно книгу написать, но вспомнил я сейчас, что из всех виденных мною собак именно этот беспородный тип был самым привередливым в еде. Конечно, это мама его избаловала, но он избаловался чрезвычайно и с удовольствием. В частности, он любил жареное – не ел творог, ел только очень хорошо, с двух сторон обжаренные сырники. Макароны ел только обжаренные до хруста, те, которые не хрустели, он оставлял в миске. Яйца он ел только в виде хорошо – тоже обязательно с двух сторон – обжаренного омлета. Как-то раз омлет был недостаточно прожарен, и Рыжий, пытаясь найти подходящие ему куски, остальное разбросал по полу. Мама-блокадница его отругала – ну, не съел, а разбрасывать зачем, ей же, чтобы всё это собрать и отнести бездомным собакам, тяжело по полу ползать. Напомнила ему о голодном уличном детстве, и Рыжий, не съев больше ни кусочка, всё аккуратно с пола подобрал и сложил обратно в миску. Ничего не испортил и не уничтожил.

* * *

Вельш-корги кардиган Рудик – не просто рыжий, его редкий окрас называется “красный соболь”. Рудик – яркое доказательство того, что совсем небольшие корги – настоящие овчарки. Он очень строгий, недоверчивый, не любит чужих и великолепно охраняет, 12 лет назад маленький Рудик привыкал ко мне почти неделю, не хотел меня видеть, рычал и пытался укусить, даже еду приходилось оставлять и уходить. Я лишь старался каждый день понемногу сокращать дистанцию. И сократил. Все годы у меня нет более верного друга.

Альманах

* * *

Этот корги спит, где хочет. На полу, на кровати, на столе, на потолке… Потому, что он – главный. Он в три месяца строил дога и мастифа, сейчас ему больше пятнадцати лет, и за свою жизнь он воспитал десятки собак. Он когда-то не задумался ни на мгновение броситься разнимать схватившихся дога и испанского мастифа, оба были крупные для своих гигантских пород, и именно он предотвратил возможное несчастье. Любой разумный член семьи у нас считает своим долгом и почётной обязанностью ему вежливо представиться. Это делали даже гепарды. На фото – помёт молодых азиатов, тут им месяцев по 7-8, увидев его, они прибежали и буквально построились. Они сразу поняли, что перед ними – Вожак. Дай Б-г тебе здоровья, Вики!

* * *

Пиренейский мастиф Жека имел домашнее прозвище “Милый”. Так и назывался в одно слово – Милыйжека. Он ни с кем из своих не ругался, не скандалил, у него в жизни была одна задача – быть как можно ближе ко мне. Когда пушистый белый шарик превратился в здоровенного лохматого пса, его хотели перевести жить на территорию, как ему и подобало, и где, по идее, ему должно было быть с его шубой гораздо комфортнее, чем зимой в натопленном доме, но Жека объявил сидячую забастовку. В самом прямом смысле слова – несколько дней он, не вставая и не сходя с места, молча просидел у калитки, через которую шла дорожка к дому. И, понятно, добился своего. Во всём остальном он всегда был очень покладистым и добродушным, и уже вполне взрослым не стал хмуроватым, как другие его соплеменники, а остался очень веселым и улыбчивым. Милым.

* * *

Норфолк-терьер Мося за свою уже довольно долгую для собаки жизнь не знал никаких приключений и даже ни разу ни с кем не поскандалил – сам он никого не задирает, и при этом он настолько мудрый и добрый, что и его задевать никому не приходит в голову. Любые животные с первого взгляда испытывают к Мосе доверие, симпатию и уважение, даже самые нервные кошки, живущие отдельно, чтобы собаки их не тревожили, всегда радуются, когда Мося приходит в гости – приходит просто так, проведать и выразить им своё хорошее отношение. Мося не бросается ни в глаза, ни под ноги, но именно он создаёт в доме атмосферу уюта и покоя. Указывает всем верный путь, как и положено с таким именем.

Это часть наших домашних собак. Заняли места в амфитеатре.