Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ПРОЗА / Футбол, Путин и… республика

Футбол, Путин и… республика

Легенды старины Фитца

Эта история была написана в 2015 году. Естественно, многое, о чем в ней рассказывается, изменилось. В частности, ряд футболистов, в ней упоминаемых, сменили клубы, а то и ушли на покой. А вот всё остальное…

Александр Фитц
Александр Фитц

Признайтесь, уважаемый читатель, верите ли вы в чудо? Улыбаетесь? А я вот верю. Например, что моё письмо, если я его отправлю президенту России, минуя всякие там препоны, барьеры, заслоны, фильтры и ловушки окажется на его столе.

О чём собираюсь написать? Ясно о чём: о восстановлении республики российских немцев. Почему? Потому что не только судьба полумиллиона живущих в РФ братьев и сестёр волнует меня, но и будущее самой России. А ещё судьба без малого 250 тысяч немцев, «забытых» в Казахстане и Средней Азии, и не имеющих возможности выехать ни в Россию, ни в Германию. Ну и конечно хочется услышать из первых уст, почему не выполняются решения высших законодательных органов РФ о восстановлении незаконно упразднённой республики. Конечно, есть одно предположение почему, но об этом ниже.

И вот приходит однажды Владимир Владимирович на работу, усаживается в кресло и только компьютер включать, как взглядом на белый конвертик натыкается.

– А это что такое? – бормочет он. – Странно…

Осторожненько, двумя пальцами берёт его, рассматривает. Потом специальным серебряным ножичком вскрывает, извлекает листок плотной бумаги, разворачивает и начинает читать. А, прочитав, задумывается. И в этот самый момент к нему премьер входит.

Литературный клуб

– Простите, что без предупреждения…

– Ничего, ничего, – успокаивает Путин, – очень интересное письмо получил. Хотите познакомиться?

– Прямо сейчас? – вскинув брови, удивляется Медведев.

– Так оно короткое. Одна страничка и та неполная.

– Ну, хорошо, – соглашается Дмитрий Анатольевич, опускаясь на инкрустированный неброскими вензелями стул, и берёт протянутое ему письмо. Пробегает и смотрит на Путина. А тот молчит, но так многозначительно, типа, я ж предупредил: ин-те-рес-ное.

– Да-а-а, – говорит Дмитрий Анатольевич, – неожиданный поворот.

– Почему мы об этом раньше не думали? – супит брови Путин. – Идея кажется стоящей. Опять-таки привлечение западных инвестиций, технологий, людских ресурсов по программе «Соотечественники». Ведь вымираем, Дмитрий Анатольевич….

– Согласен, – кивает Медведев, – но, как говорится, ген пальцем не раздавишь.

Альманах «Новый континент»

– Это верно. Ген у нашего народа крепкий. В то же время, если мозги утекают, значит, они есть. Уже хорошо. Значит, они высокого качества, иначе они никому не были бы нужны и не утекали.

– Правильно, – соглашается премьер.

– Но во всём этом усматривается ещё один важный аспект.

– Какой?

– Невосстановление автономной республики российских немцев – словно дамоклов меч, зависший над всеми остальными национальными образованиями страны. Ведь что башкиры, калмыки, чеченцы, татары и прочие карачаевцы наверняка думают?

– Что? – насторожился Медведев.

Прислать материал для публикации на сайте

– Если так со своими родными немцами обошлись, народом, который, и здесь автор письма, думаю, прав, возник в Российской империи, а не в Западной Европе или в Африке, то ведь и нас в любой момент могут прихлопнуть. Отсюда сепаратистские настроения, желание дистанцироваться от Москвы и тому подобное. Но хватит ли у нас ресурсов и кадров, чтобы восстановить республику на Волге? – вот в чём вопрос.

– Не знаю, – жмурится Медведев.

– Давайте прикинем. С чего начнём?

– Наверное, с руководства.

– С этим, думаю, проблем не будет, – усмехается Владимир Владимирович, – руководителей мы подберём. И не только питерцев.

– Ну а ресурсы?

– Во-первых, как говорил Остап Бендер, заграница нам поможет. Во-вторых, наши родные олигархи, которые притаились. Их потрясём. И наконец, речь идёт, как понимаю, не о Новом Уренгое или Сочи, а о Поволжье.

– И всё же не вызовет ли это напряжения, народных волнений?

– Думаю, не вызовет. Не в горбачёвскую перестройку живём. И потом, кто сегодня будет противиться открытию у себя филиала «БМВ», «Сименса», «Боша», «Мерседеса»? Опять-таки нобелевским лауреатом 2010 года по физике вместе с Константином Новосёловым стал Андрей Гейм – российский немец, между прочим.

– И этот момент тоже можно использовать?

– Конечно.

– Точно всё просчитали, Владимир Владимирович. Чувствую получится.

– А вот лично у меня сомнения присутствуют, – вздыхает Путин.

На какое-то время в кабинете воцаряется тишина. Тревожная. Нарушает её президент:

– Согласитесь, Дмитрий Анатольевич, что в современном мире, пусть у народа будут и лауреаты, и учёные, и музыканты, и рабочий класс с трудовым бюргерством… Ведь мы о немцах говорим?

– Да, да. Я понял.

– …Но если у него, то есть у республики, не будет футбольной команды, то Европа с Америкой не поймут. Тем более в преддверии чемпионата мира 2018 года, который, напомню, пройдёт в нашей стране.

– И снова вы правы. Тем более что американцам с англичанами не говоря уж о французах, идея восстановления республики немцев ох как не понравится.

– Думаете?

– Убеждён. Ведь мы, через эту автономию, типа с Германией сближаемся. А это для них почти, уж простите за прямоту, если не полный, то, как говорит Алишер Усманов, трёхчетвертной кирдык.

– Россия не обязана исполнять условия, – посуровел Путин, –           навязанные извне. Пусть жену свою учат щи варить! А вот Алишер Бурханович – мудрый человек. Но и автор письма не прост. Справочку приложил. Просто я не успел вас с ней познакомить. Вот смотрите, – и протягивает Медведеву дополнение к моему письму, которое я, будучи болельщиком со стажем, предусмотрительно составил.

– Что это?

– А вы прочтите, – улыбается президент, – полная, так сказать, инновация.

– «Сборная российских немцев по футболу», – читает Дмитрий Анатольевич. – Интересно. Кто же в неё включён и откуда взялись?

– Ни единой подставы. Все наши! – с нескрываемой гордостью говорит Путин.

– В каком смысле «наши»?

– В смысле, родились в СССР

– Понятно. Ну что ж, давайте посмотрим. – И Дмитрий Анатольевич вначале отстранённо, а потом всё более увлекаясь, начинает читать справку, которую я приложил к письму. Думаю, и вам она будет небезынтересна.

«Сегодня из российских немцев, выступающих в различных футбольных клубах Европы и Азии, – писал я, – вполне можно составить хорошую команду. Привожу состав и краткие анкетные данные игроков:

Борис Беккер, родился в 1991 г. в Тамбове, какое-то время вместе с родителями жил в г. Терек неподалёку от Нальчика. В 1995 г. его семья переехала в Германию. Выступал за клуб второй лиги «Кайзерслаутерн». Играл за юниорскую и юношескую сборные команды ФРГ. В настоящее время защищает цвета «Боруссии» (Нойкирхен);

Андреас Вольф, родился в 1982 г. в таджикском городе Ленинабаде (ныне Худжант). В 1990 г. семья возвратилась на родину предков в Германию и стала жить в городе Ансбах. В 1997-2011 годах выступал на позиции центрального защитника за клуб бундеслиги “Нюрнберг”. Был капитаном команды. В 2011 г. перешел в бременский “Вердер” выступающий в бундеслиге. С 2012 по 2014 играл в “Монако”, выступающем в высшем дивизионе первенства Франции;

Андреас Бек, родился в 1987 г. в Кемерово. В 1990 г. вместе с родителями переехал в Германию. Выступал за клуб высшей лиги “Штутгарт”. С 2008 по 2015 был капитаном команды “Хоффенхайм”, входил в сборную Германии по футболу. В 2009 г. в составе молодёжной сборной ФРГ стал чемпионом Европы. С 2016 года защищает цвета одного из самых популярных футбольных клубов Турции “Бешикташ” (Стамбул). Амплуа – защитник;

Константин Рауш, родился в 1990 г. в селе Кожевниково Томской области. Когда Константину исполнилось шесть лет, его семья переселилась в Германию. С 2004 по 2015 годы играл в командах бундеслиги “Ганновер-96” и “Штутгарт”. С 2016 г. защищает цвета клуба бундеслиги «Дармштадт-98». Амплуа – левый защитник. В 2007 г. в составе молодёжной сборной Германии стал бронзовым призёром чемпионата мира. Тогда же был удостоен серебряной медали Фрица Вальтера, как второй среди лучших игроков Германии в своём возрасте;

Александр Хан, родился в 1993 г. в Омске. Вскоре вместе с родителями переехал на историческую родину, где увлёкся футболом. Амплуа – защитник. Выступает за команду бундеслиги «Вердер” (Бремен);

Сергей Каримов, родился 1986 г. в посёлке Сарань Карагандинской области. Отец – русский. Мать – немка. С 1995 г. живёт в Германии. В 2009 г. в составе футбольного клуба «Вольфсбург» стал чемпионом Германии. С мая 2011 г выступает за клуб “Дуйсбург”. Амплуа – защитник. В августе 2010 г. Сергей сыграл свой первый матч за сборную Казахстана;

Евгений Шпедт, родился в 1986 г. в Новосибирске. Выступал за московский “Спартак”, КАМАЗ (Набережные Челны), ФК “Нижний Новгород”, ФК “Химик”, новороссийский “Черноморец”. С 2015 г за Динамо (Барнаул). Амплуа – защитник. Достижения: серебряный призёр чемпионата России (2006 г.), финалист Кубка России (2005/2006 гг.);

Александр Меркель, родился в 1992 г. в посёлке Первомайский в Восточном Казахстане. В 1997 г. вместе с родителями переехал в Германию. Выступал за итальянские клубы «Милан», «Удинезе», английский клуб премьер-лиги «Уотфорд». С 2014 г. играет в «Грассхоппер» (Цюрих), выступающем в Швейцарской Суперлиге. Амплуа – полузащитник. С 2007 по 2011 год Александр выступал за юношеские и молодёжные сборные Германии разных возрастов. С 2015 – за первую сборную Казахстана;

Юрий Юдт, родился в 1986 г. в Караганде. В 1992 г. вместе с родителями переселился в Германию. Выступал за команды “Гройтер Фюрт”, “Нюрнберг”, «Лейпциг», “Саарбрюккен”. С 2014 г. за “Рот-Вайсс” (Эссен). Амплуа – полузащитник;

Роман Нойштедтер, родился в Днепропетровске в 1988 г. Сын бывшего полузащитника алма-атинского “Кайрата”, выступавшего также за владикавказский “Спартак”, симферопольскую “Таврию”, московский ЦСКА, немецкие клубы “Карлсруэ” и «Майнц» Петра Нойштедтера. На позиции центрального полузащитника Роман выступал за команду бундеслиги “Боруссия” из Мёнхенгладбаха. Входил в юношескую молодёжную сборные ФРГ. С 2012 г. защищает цвета “Шальке-04”. 9 ноября 2012 г. впервые вышел в составе первой сборной Германии на матч со сборной Нидерландов;

Генрих Шмидтгаль, родился в посёлке Иссык Алма-атинской области в 1985 г. В 1987 г. вместе с родителями переехал в Германию. Выступал в командах “Рот-Вайсс” (Оберхаузен), “Гройтер Фюрт”. С 2013 выступает за “Фортуну” (Дюссельдорф). Амплуа – полузащитник. С 2010 г. входит в состав сборной Казахстана;

Константин Энгель, родился в 1988 г. в Караганде. Выступал за команду второго дивизиона немецкого футбола «Оснабрюк». В 2011 г. перешел в самый успешный клуб бывшей ГДР “Энергия” (Котбус). С 2013 г. защищает цвета команды бундеслиги «Ингольштадт 04». Амплуа – полузащитник. С 2012 года защищает цвета сборной Казахстана.

Вилли Евсеев, родился 14 февраля 1992 года в Темиртау. В 1993 г. его семья переехала на постоянное жительство в Германию. Выступал за команды «Ганновер-96», «Вольфсбург», «Винер-Нойштадт» (Австрия). С 2014 г. играет в «Нюрнберге». Выступал за юношескую и молодежную сборные ФРГ. Полузащитник команды бундеслиги «Ганновер-96».

Братья Евгений и Виктор Бопп, родились в Киеве соответственно в 1983 г. и в 1989 г. В 1992 г., как немцы, переехали с родителями в Германию. Воспитанники мюнхенской “Баварии”. Играли за юношескую сборную Германии. Амплуа – полузащитники. В 16 лет Евгений перебрался на Туманный Альбион. Выступал за английские команды “Ноттинген Форест”, “Крю”, “Ротерхэм Юнайдед”. В настоящее время играет в составе команды второй немецкой бундеслиги “Карл Цейс” (Йена). Виктор выступает за команду высшей бельгийской лиги «Роял Шарлеруа»;

Эдгар Приб, родился в 1989 г. в Якутии в городке Нерюнгри. В начале 90-х прошлого века его семья перебралась на историческую родину. Амплуа – атакующий полузащитник. Выступал за “Гройтер Фюрт”. С 2013 за “Ганновер-96”;

Витус Нагорный, родился в киргизском городе Майли-Сай в 1978 г. В 1990 г. с родителями переехал в Германию. Амплуа – центральный форвард. Защищал цвета 12 клубов третьей, второй, а также бундеслиги. Играл в мюнхенской “Баварии”;

Александр Ланглиц, родился в 1991 г. в Павлодарской области Казахстана. Через два года его семья переехала в Германию. Играл в юношеской команде клуба «Пройссен Мюнстер», затем за юношескую команду одного из самых популярных футбольных клубов Германии «Шальке-04». В 2009 году включён в основной состав команды. Амплуа – нападающий;

Александр Гейнрих, родился в 1984 г. в узбекском городе Ангрене. Выступал за узбекские команды первого дивизиона “Дустлик”, “Пахтакор”, “Локомотив”, российские ЦСКА и ”Торпедо”, южнокорейский клуб высшей лиги “Сувон Самсунг Блюуингс”, эмиратский футбольный клуб “Эмирейтс” (Рас-эль-Хайма), защищал цвета казахстанских клубов высшей лиги “Актобе” и “Ордабосы”. В составе команд, в которых играл, трижды становился чемпионом Узбекистана, трижды обладателем Кубка Узбекистана, один раз чемпионом России. Четырежды удостаивался звания «Футболист года Узбекистана». Входит в состав сборной Узбекистана. Амплуа – нападающий».

– Ну и как вам? – спрашивает Путин Медведева, когда тот заканчивает читать мою справку. – Не кажется ли, что такой команде вполне по силам сборную России под орех раскатать?

– Нет, не раскатают, – отвечает премьер.

– Почему? – удивляется Владимир Владимирович. – Ведь в таких командах играют!

– У них вратаря нет.

– И точно, а я не заметил, – смущается Путин.

– Но если найдут, то вполне раскатают, – вздыхает Медведев.

– А с республикой что делать будем?

– С республикой предлагаю повременить. Пусть с вратарём сначала определятся.

– И это правильно, – расплывается в улыбке Путин. – Поддерживаю ваше предложение…

… Едва эта моя история появилась в выходящем в Берлине еженедельнике «Русская Германия», как из Ветцлара (есть такой городок в земле Гессен), позвонил писатель, а в прошлом полярник, охотник-промысловик Владимир Эйснер, и спрашивает:

– Вратаря нашёл?

– Нет, – говорю, – но надежды не теряю.

– Молодец, – похвалил Эйснер, – а вратарём, если хочешь, можешь меня записать.

– Могу, конечно, но лет тебе сколько?

– С одной стороны достаточно, а с другой, как посмотреть, – говорит Эйснер. – И вообще не в этом суть.

– А в чём?

– А в том, что в сезон 1967-68 годов я вратарствовал на мысе Челюскина.

– Где?! – спрашиваю.

– В месте компактного проживания российских немцев, как, в целях политкорректности и соблюдения политеса, принято сегодня выражаться, – пояснил Владимир. – А если конкретно, то на самой северной оконечности Евразии защищал ворота команды метеорологов. Про меня даже в местной газете писали.

– Которая «Северное сияние» называлась, – предположил я.

– Нет, – говорит Эйснер, – она «Пролив Вилькицкого» называлась. Так что, записываешь в команду?

– Записываю, – отвечаю. – Начинай тренировки.

Положил трубку. Размышляю. Пытаюсь представить, как Эйснер на берегу Северного Ледовитого океана в футбол играл, и что он делал, если, допустим, мяч в воду падал? Кто его доставал? Может дрессированные пингвины? Хотя пингвины там вроде не водятся там, в основном белые медведи, волки и вообще сплошной лёд, торосы… И тут снова телефон звонит. Поднимаю трубку, а это мой старинный друг Рауль Мир-Хайдаров из Москвы. Он теперь известный меценат, галерист, популярный писатель – общий тираж книг которого – под миллион. А родились оба мы в Актюбинской области Казахстана. Конечно, это не мыс Челюскина, но, доложу вам, ещё те пампасы, то есть места компактного проживания. Особенно в середине прошлого века, когда зимой из посёлка в посёлок только на тракторе можно было прорваться. Ну а про весну-осень и говорить не буду.

– Привет, дорогой, – с угадываемой даже в тембре голоса улыбкой говорит Рауль.

– Здравствуй, дружище, – искренне радуюсь я.

– Прочёл твоё письмо нашим вождям, – продолжает Рауль, – и решил помочь российским немцам. Ты же помнишь, что к футболу я тоже отношение имею?

– Ещё бы! – восклицаю, а про себя думаю: как же я забыл о Рауле, человеке, который в футболе разбирается ничуть не хуже, чем в живописи?! А уж как он разбирается в живописи… Впрочем, разговор это долгий, особый, а если о футболе, то именно Рауль, к футболу прямого отношения никогда не имевший, пользовался привилегий свободного посещения раздевалки ташкентского «Пахтакора», как перед началом, так и после окончания матчей. И это в самый пик расцвета и популярности команды. Если кто не проникся и не понял, что это такое, поясняю: меня, главного редактора республиканской молодёжной газеты, к этой самой раздевалке даже не подпускали.

Ещё, вспоминаю, Рауль водил дружбу с Михаилом Месхи, Славой Метревели, Геннадием Красницким, Берадором Абдураимовым, Гурамом Цховребовым, другими «звёздами» советского футбола. Он даже с похмелья мог без запинки назвать состав любой команды, выступавшей в первой и второй лигах первенства СССР, и… мюнхенской «Баварии». Да, да! Мы оба тогда болели за «Пахтакор» и за звёздную команду Франца Беккенбауэра, Герда Мюллера, Пауля Брайтнера, Ульриха Хёнесса, Зеппа Майера… Впрочем, почему «тогда»? Мы и сейчас не в запасе.

– Так вот, – продолжает Рауль, – есть у меня голкипер. Прыгучий, цепкий. Зовут его Людвига Вуккерт.

– Где, – спрашиваю, – ты его нашёл?

– В Казахстане, в Мартуке, – говорит Рауль. – Он племянник моего школьного друга Сигизмунда Вуккерта, который уже 20 лет живёт в Германии. Но когда жил в Казахстане, то в первенстве Актюбинской области защищал ворота сборной Мартукского района.

– А Людвиг?

– Он тоже теперь в Германии. В Мартук погостить приехал, а там неприятность приключилась. Основной вратарь районной команды руку повредил, вот Людвиг и встал на ворота. Как леопард прыгал и даже рычал. На своих защитников. Представляешь?!

– Конечно. Но что ты там делал?

– Тоже в гости приехал. Я же почётный гражданин Мартука. Там ведь улица есть, которой моё имя присвоили, а в краеведческом музее Актюбинска целый зал моему творчеству посвящён. Ну и само собой картинная галерея…

– Ах, да, вспомнил. Прости.

– Александр, обязательно разыщи в Германии Людвига. Если бы твоё «Письмо в Кремль» раньше прочёл, то конечно адрес у него взял.

– Не волнуйся. Разыщу. Спасибо, что позвонил.

– Не за что. Я скоро в Ташкент лечу, а потом в Казань. Там тоже буду искать. Ну а потом в Германию, в Мюнхен. Снова хочу в ресторанчике посидеть, где с Францем Беккенбауером познакомился. Может с ним потолковать? Вам же тренер нужен…

Закончил я разговор с Раулем и думаю: Эйснер с Вуккертом наверняка вратари неплохие. Но хорошо бы заполучить в команду такого, как Оливер Кан. А почему нет? Почему бы Оли Кану не предложить встать в ворота команды российских немцев? Да, да, не удивляйтесь –           тому самому легендарному вратарю сборной Германии и мюнхенской «Баварии», четырежды признававшемуся лучшим голкипером мира и Европы, пять раз – лучшим голкипером бундеслиги и считающимся одним из лучших вратарей конца XX – начала XXI веков. Какие для этого основания? Ну, начнём с того, что его дедушка – Рольф Кан из латвийской Лиепаи, которая, когда он там жил Либавой называлась. И бабушка – Эрика Алкснис тоже оттуда. В 1943 году в Лиепае родился отец Оли – Рольф. В 1945 году семья перебралась в западную зону оккупации Германии и обосновалась в Карлсруэ, где в 1969 году появился на свет наш легендарный вратарь. Так вот, дедушка Канна – прибалтийский немец, а бабушка – латышка. Иными словами, останься они там, то их бы непременно сослали в Сибирь или за полярный круг к Эйснеру, а позже, как переселенцы, они бы вместе прибыли в Германию. Договориться с Канном тоже не великая проблема: он мой сосед, в булочной иногда встречаемся и в итальянском ресторанчике, что на границе Мюнхена с Грюнвальдом.

Но только я вспомнил о Канне, как выяснилось, что один из самых перспективных на сегодня молодых голкиперов Германии – Бернд Ленно – тоже российский немец. Правда, родился он в Баден-Вюртемберге, в 1992 году, в городке Битигхайм-Биссинген. Но вот его родители из России. В Германию они репатриировались в 1989 году. Сейчас Бернд основной вратарь одной из сильнейших команд бундеслиги «Байер» (Леворкузен). Ещё он был вратарём юношеской и молодёжной сборных ФРГ, а по итогам 2012 года болельщики признали его лучшим футболистом «Байера».

Сделав глубокий вдох, а потом – выдох, я сел за компьютер и быстренько написал ещё одно письмо Владимиру Владимировичу. В нём я сообщил, что вратари для команды найдены и даже кандидаты для черлидинга, то есть группы, развлекающей публику танцами и акробатическими этюдами перед матчем и в перерывах между таймами, уже подобраны. Короче, малую родину своим немцам Россия возвращать теперь может совершенно с чистой совестью.

А ещё я напомнил российскому президенту, что 18 ноября 2012 года в ходе встречи с немецким канцлером Ангелой Меркель, он предложил России и Германии поменяться сборными на ЧМ по футболу-2018. Свою «шуточную» инициативу Путин объяснил тем, что играть за другую страну спортсмены будут намного ответственнее. Однако Меркель это предложение почему-то отвергла. А вот мы, российские немцы, согласны выступить за РФ, если конечно республику и честное имя нам возвратят. Можем и сыграть со сборной России на нашу республику. А если выиграем, (а мы выиграем!) то…

И вот я вкладываю письмо в конверт, запечатываю, приклеиваю марку и отправляю.

… Наверняка, уважаемые читатели, вы слышали, что дважды снаряд в одно и то же место не попадает. Короче шанс, что моё письмо, неким чудесным образом, преодолев препоны, заслоны и капканы, наставленные чиновниками народ ненавидящими, снова окажется в руках президента РФ, народ любящего, равнялись… Нет, не нулю, а скорее минусу. Но чудо опять свершилось! И также как в первый раз Путин прочёл его, удивился, а в этот самый момент к нему, как и тогда, Медведев заходит.

Конечно, свидетелем состоявшегося между ними разговора я не был, но протекать он мог примерно так:

– Дмитрий Анатольевич, – говорит президент, – помните письмо с просьбой восстановить республику российских немцев? К нему ещё состав их футбольной сборной прилагался.

– Помню, – кивает премьер. – Тема ведь важная. Но сразу, конечно, пряники сверху не падают.

– Правильно, – соглашается президент, – поэтому мы с вами решили обсуждение вопроса по восстановлению республики отложить до того, как они с вратарём определятся.

– Ну да, – соглашается Медведев. – У них же вообще вратаря не было, хотя полевые игроки в классных командах выступают. А вратарь – это не морковка, а набор довольно сложных обязанностей.

– Не поверите, но вратаря они нашли. И не одного!

– Да вы что?

– Троих! Причём, Оливера Канна в команду включили. Он же из остзейских, т. е. почти наших, российских немцев.

– Интересно. Об этом автор сообщил?

– Нет. Бывшие коллеги доложили, – ответил Владимир Владимирович.

– И что теперь делать будем? В смысле с республикой?

– Подождите, давайте с футболом закончим, как говорится, котлеты отдельно, а мухи отдельно. Помните, не так давно состоялся матч между сборными Чечни и Бразилии?

– Помню. Я его по телевизору смотрел.

– А вы обратили внимание, что в перерыве между таймами на поле

девушки выбежали и стали танцевать, акробатические этюды показывать, то есть, черлидинг устроили?

– Да, конечно.

– А чем автор письма предлагает заполнить паузу между таймами, в случае, если по примеру чеченцев и бразильцев мы устроим матч между сборными РФ и российских немцев? Будем справедливы: кандидатов для черлидинга он указал, но что они в перерывах между таймами выкаблучивать станут не обозначил. А восстановление республики – это большое событие.

– Да, большое, – согласился Медведев.

– А чем, спрашивается, паузу заполним? Чем народ, кроме футбола и возвращения республики порадуем?

– Не знаю.

– И в письме об этом как-то расплывчато. А, кроме того, где матч проводить будем? Москва с Питером не подходят, хотя немцев из этих городов в 41-м тоже выслали – автономии у них там не было. А вот в Энгельсе, где столица автономной республики была, не стадион, а полоса препятствий. К тому же вместо немцев на нём козы пасутся. Их куда девать?

– Кого? – не понял Медведев.

– Коз.

– А-а-а, – протянул премьер. – Действительно.

– Поэтому автору письма, думаю, нужно прямо ответить: То, что вы нашли вратарей – похвально. Но, что касается восстановления республики, то давайте не будем пороть горячку, а создадим ещё одну комиссию и обратимся

к правительству Германии с предложением совместного субсидирования её деятельности.

– И пусть эта комиссия, совместно с нашим министерством регионального развития определиться со стадионом, – нагнав на лицо государственную задумчивость, в тон президенту подхватил премьер, –  где строить, как строить… Хороший стадион, вроде мюнхенской «Альянс-Арены», России не помешает. Опять-таки инвестиции, инновации. Ну а российские немцы…

– Они пусть тренируются, – подытожил Путин. – Главное создать ещё одну комиссию и построить стадион, достойный и России и наших немцев. Кстати, кто тренирует их команду?

– Не знаю, – почему-то смутившись, ответил Медведев.

– Конечно, на сегодня, это не главное, но если узнаете, скажите, пожалуйста.

– Непременно. Мне даже самому стало интересно, кто их готовит?

– И не только нам с вами, – загадочно улыбнулся Владимир Владимирович. – Без тренера команды быть не может, а без команды – республики. Впрочем, давайте перейдём к будням.

– Давайте перейдём, – кивнул Медведев. И они заговорили об обыденном, то есть о пожарах, взрывах, наводнениях, олигархах, прокурорах, ценах на нефть, курсах валют и «проказах друзей». Как западных, так и своих, вроде Анатолия Сердюкова, Михаила Зурабова и Ксюши Собчак.

Александр Фитц,
Мюнхен
2015 г.