Главная / КУЛЬТУРА / ЖИВОПИСЬ / Илья Абель | Благотворительный интернациональный вернисаж

Илья Абель | Благотворительный интернациональный вернисаж

Когда мы вошли в прихожую московской галереи «Роза Азора», чтобы в ее камерных, как комната в коммунальной квартире, трех залах посмотреть благотворительную выставку Натюрморт. Живые картины – живые дети», которую подготовил фонд «Детские сердца, его руководитель и куратор названной выставки Катя Бермант давало очередное интервью молодым телевизионщикам. Она это делала быстро, четко, даже по-своему артистично до заученности и с несомненным шармом. Затем конкретно, кратко и с некоторой снисходительностью ответила на обычные вопросы по поводу выставки, чтобы сразу же начать очередную съемку – пока температура в помещении не изменилась и четкая телеаппаратура не среагирует на изменение солнечного освещения.

Потому сначала фактическая информация. Фонд «Детские сердца» занимается благотворительной деятельностью 16 лет, выставки устраивает 8 лет, 6 из них ежегодно и подряд в галерее «Роза Азора», которая также стала участником акции помощи детям с кардиологическими заболеваниями разного рода. (Катя Бермант – профессиональный художник, но волею случая произошло так, что организован был фонд «Детские сердца», так что теперь она достаточно конкретно разбирается в кардиологических диагнозах, методах лечения болезней сердца детей до 18 лет, а также в том, что для этого требуется.)

Обычно подобные художественные акции собирают в среднем полмиллиона рублей. Так, например, для семьи девочки Вики, у которой порок сердца, проживающей в деревне в российской глубинке на лечение нужно около четырехсот тысяч рублей. (Несомненно, что не всегда хватает квот на подобные оперативные вмешательства, есть и иные причины, из-за которых требуется адресно собирать денежную помощь.)

Такие выставки, а это только часть благотворительных мероприятий по сбору средств для больных детей, традиционно бывают тематическими. В прошлом году такой темой было изображение собаки, как символа его по восточному календарю. Когда-то – кошки, или что-то другое. На этот раз Решено было избрать темой групповой экспозиции – натюрморт. (Художник обязательно должен уметь рисовать натюрморт, потому предложили именно эту тему – объясняет Катя, директор фонда и куратор в одном лице).

Данная выставка интернациональная. В ней участвует художник из Минска, например, а также Александр Галицкий из Израиля (он рисует ироничные с некоторой мистикой картинки, одна из которых достаточно неформально развивает идею натюрморта, а кроме того занимается с пожилыми людьми, обучая их рисовать и вырезать копии известных картин из дерева на заданную тему), художник из Липецка, из других российских городов, а не только из Москвы. Среди селебрити – композитор Андрей Макаревич (он представил картину «Натюрморт с бутылкой» – бумага, гуашь, пастель), а также известный архитектор и художник Евгений Асс («Вечер», цветная бумага, карандаш), художники Политов и Белова, представившие серию чуть ироничных работ (бумага, гуашь).

Литературный клуб
Илья Абель
Автор Илья Абель

Естественно, что примерно половина того, что представлено на этой по-домашнему организованной выставке – вазы с цветами, потому – посуда – бокалы, а также нехитрая домашняя снедь – селедка на картине Ольги Оснач, например, под названием «А где же шуба» (бумага, гуашь; «Артишок» Ульяны Веселянской (дерево, акрил), «Груши» Михаила Алдошина «(холст, масло); «Арбуз» Юрия Татьянина (холст, масло). А традиционно украшающие интерьер залов черные стулья в старом стиле, небольшие журнальные столики как-то тепло обжиты, в том числе и потому, что на них размещены расписные тарелки в рисунками в духе темы показа.

Катя Бермант уточняет, что они тщательно отбирают художников, которые обращаются с предложением отдать свои произведения для очередной экспозиции. Она дает понять, что речь идет о современной живописи (говорится это твердо, уверенно, чтобы было ясно, что речь идет не о консерватизме или умении сделать так, как учили, не о школе, а о том, чтобы раскрыть сюжет интересно, оригинально и свежо). Собственно говоря, так оно и есть на самом деле. И каждая работа почти 60 художников, которые передали сейчас фонду «Детские сердца» более 80 своих работ для данного вернисажа (выставка идет обычно около недели) есть произведение достаточно профессионально, индивидуально выполненное. При том, что есть некий лейтмотив, который все это объединяет в колоритное единое целое. Это – степень свободы, такое владение техникой, такой уровень мастерства, когда картины становятся самоценный, раскованным и уникальным высказыванием.

Вот, например, манеру Людмилы Григорьевой-Семятицкой, работающей в редком жанре – рваная бумага – нельзя спутать с чем-то другим. Но ее «Осенний натюрморт», выполненный в этом жанре, похожий по своему исполнению на аппликацию, удивительно в своем роде выражает и тему выставки, и посыл ее проведения. Или лаконичная картина «Черешня» Варвары Шалито напоминает картины Давида Штеренберга и «Троицу» Андрея Рублева одновременно. Как раз неброскостью, концентрацией содержания и образностью его. А «Сиреневый букет» (холст масло) Натальи Пронченко не повторяет ничего, что известно по истории советского искусства (Петра Кончаловский и другие). И потому, что звучит (!) трепетно и как-то по-осеннему, и потому, что во внешней безыскусности его есть что-то по настроению акварельное, чуть меланхолическое и трепетное.

В принципе, о каждой картине этого вернисажа натюрмортов можно сказать что-то обязательно положительное и воодушевленное. Не похожи по содержанию и исполнению «Корзина с маргаритками» (холст , масло) Леонида Фербера или «Натюрморт с чайником» (дерево, акрил) Ольги Контаревой. Но есть что-то очевидное, узнаваемое, прорастающее как подтекст, как материализация ауры выставки и в этих работах, и во всех остальных, перечислять которые можно заслуженно и радостно одну за другой.

Меня сразу удивило, что под картинами здесь нет подписей. Но все объяснилось достаточно просто: на столе лежит толстая папка с файлами, где скопирована каждая из работ выставки «Натюрморт. Живые картины – живые дети». А под ней линейки, где любой может написать данные о себе и сумму, которую готов заплатить за понравившуюся ему работу. Так что, все происходит тут достаточно демократично и открыто.

Я не успел спросить, что закончила Катя Бермант и по какой специальности, успевает ли она писать, занимаясь активной и разнообразной деятельностью в руководимом ею фонде. Но у телевизионщиков поджимало время. К тому же они собирались делать прямое включение, так что до подробностей творческой биографии самой Кати Бермант дело не успело дойти. Но вот есть выставка, одна из тех, что она последовательно и целеустремленно успела сделать в рамках благотворительного проекта. И такого качества и уровня, что ее не стыдно, а просто необходимо было бы показать в любой солидной музейной институции. Но пока с вполне конкретной и благородной целью она завершает свою работу в галерее «Роза Азора». Чтобы после ее окончания команда фонда «Детские сердца» начала подготовку следующего проекта для оказания финансовой помощи в выздоровлении еще одного ребенка. А потом еще одного, и так – на перспективу.

Альманах «Новый континент»

Илья Абель