Улыбка осени

Подборка из произведений участников ФБ-группы «Биржа поэтов-писателей и читателей-почитателей»

КЛЕНОВЫЙ ЛИСТ

Был рыжий день.
Как хитрый лис,
Скользил бесшумно жёлтый лист.
Огромный лист.
Кленовый лист.
Он был красив, наряден, чист.
Ему мерещился полёт.
Ему казалось – он поёт.
Вокруг него вращался мир,
Где он – любимец и кумир.
Но небо плюнуло дождём.
И лист упал в траву лицом.
Под ветром скорчившись в комок,
Дрожал, и ёжился, и мок.
Его осыпало песком.
Его топтали каблуком.
И человек сказал, кривясь:
– Опавший лист – какая грязь!

Галина Феликсон

Сплин

Осень. Грустно стало жить образованному человеку. Не празднично. Прекратила радовать даже, выжившая среди плиточного покрытия, немногочисленная шершавая земля и вместительные тротуары в обрамленьи поддельного мрамора.

Мавзолей прикрыли на инвентаризацию, телементы почили в архивах, Ленка со Стасиком чешут вдали от умственных центров, а свежая Марья Концова так и не вышла на этой неделе.

Дилеры и трейдеры устало шныряют по кардиограммам биржевых котировок, наживая состояния и гипертензию.

Альманах

Красоте не удалось спасти мир, а пролетариям всех стран объединиться. Не объединились также и представители других, смежных профессий.

Одна отрада – телевизор. В нём поют и готовят еду. Поют инородные песни на чистом акценте и стряпают экзотику в мало приспособленных для этого местах. Полстраны подались в едоки на фрилансе, твёрдо веря в продовольственную программу и скорую замену прежней еды на что-нибудь.

Правда, в больницах ещё лечат. Но уже не так бескорыстно. Глаз горит только у потомственных медиков с дипломами читинского приборостроительного техникума.

А вот с дамами всё хорошо. Они по-прежнему милы и женственно коварны. И поэтому не всё потеряно. И поэтому не потеряно ничего. И поэтому мы будем жить дальше. Невзирая на лица, желающие нам не добра. Вот такая она. Осень.

Александр Бунин 

***

Как горько горевал ноябрь!
Хватался струями за окна –
просился в дом. Наверно, мог нам
проплакать жизнь свою. Но я

под всхлип дождя, под ветра стон
завариваю чай с жасмином,
и непогода – мимо, мимо…
И с теплотою в унисон

нежнею, радуясь сама
и защищенности, и свету,
в который комната одета…
А утром началась зима.

Марина Семченко-Шафран

***

Фонари поливают неоном –
от такого дождя зонт не нужен.
Я ступаю по звёздам кленовым,
поднимаю фонтанчики в лужах..

Нет автобуса… Холодно… Поздно…
Город тих, непогодой повержен…
На асфальте – кленовые звёзды,
отраженье небес и надежды…

Марина Семченко-Шафран

***

Что ни осень – болдинская. В тучах
что-то стонет, просится наружу,
в слово. Я каштана шар колючий
расколю – но тайны не нарушу,
унесу в руке… И полнолуний
непочатый край – в свою воронку
тянет море, мысли, слёзы, струны,
врёт альтернативно-благородно,
вынимает душу графоманью
и творит фальшивого кумира…
привожу в порядок мирозданье
в меру сил и смелости. И с миром
засыпаю. Но ему не спится,
мир вершит свою слепую волю,
кормит птиц с руки духовной пищей,
а меня духовным алкоголем
спаивает – за упрямство, дикость
и за аморальные издержки.
…Сапоги облезли, прохудились,
ни дождя, ни критики не держат.
Сквозь плотину ручейком – привычка
расколоть каштан, поймать на спуске.
Веселит народ косноязычно
надпись «тише едешь – меньше русский»
на капоте. Но спешить? По хляби,
по листве, которой надышаться
невозможно. Золотой октябрь
с варварскою роскошью ветшает.
Человек, зомбированный степью –
застегну на молнии все чакры –
холодно. Восточный ветер треплет
обещанья чад и домочадцев.
Ты в аптеку? Принеси мне яду!
Надо же к зиме готовить душу.
Лягушачья кожа авокадо
и хрустальный вкус китайской груши –
до весны дотянем. Лёд облезлый,
злобная метель в пустых аллеях…
Мало не покажется им, если
Ты ко мне глобально потеплеешь.

Ольга Андреева

Осеннее

(18+ и с многоточиями)

Альманах

«Вянет лист. Проходит лето.
Иней серебрится…
Юнкер Шмидт из пистолета
Хочет застрелиться.»
Козьма Прутков

Скоро осень. Полезут
изо щелей поэты,
настрогают поэзы
про ушедшее лето.
Поразят новизною,
сообщив, что в природе
после летнего зноя
вдруг прохлада приходит.
Сколько тонкой печали
в поэтической мысли,
типа, листья опали –
так и чл…ны повисли.
Ни один не упустит
(поэтессы – особо)
вылить озеро грусти
своего недо…ба;
потечет по бумаге
стихотворным поносом,
как поэту-бедняге
пережить эту осень…

Я отвечу на это
в стиле русского этно:

– Дорогие поэты,
за…бали конкретно!
Если жить вам отвратно –
так убейтесь апстену;
со стены эти пятна
смоет ливень осенний.
Если все так х…во,
трепыхаться не надо:
вот вам честное слово –
лучше выпейте йаду!
Дам цианистый калий,
мышьяка, купороса…

Б…ь, как вы за…ли
со стихами про осень!

© Bull Terrier

***

Осень, рыжая осень…
Колдовала всю ночь.
Красным выкрасив проседь,
Как и листья точь-в-точь…

Уходила, спускаясь
По ступенькам в саду…
Бусы стройной рябины
Разбросав на ходу…

И вязала, и шила
По дороге холсты.
Разбавляла чернила
До глухой темноты…

Вышивала узоры,
Добавляя росу.
В голубые озёра
Подмешала лазурь…

За день осень устала,
Пролилась вся дождём,
Утром медленно встала
На траве серебром…

Nelly Lachovsky

***

Воздух прозрачен.
Бусы рассыпаны мной
утром случайно.

Падают листья
в осенние песни.
Сказки печальны.

Мир заколдован стоит,
Птицы тоскуют.
Желтой опавшей листвой.

Galina Эс, Боливия

***

Начало осени в Анталье – мягкий бархатный сезон! Напоминает мне барышню за 40. Она еще желанная и яркая, вот только вечерние и утренние краски немного потускнели, перешли в границу прохладной палитры: налетающий по утрам ветерок треплет ее еще вполне пышную шевелюру и открывает миру блестящие серебристые пряди, которые , осыпаясь, падают к ее ногам. Легкое волнение на воде переходит в глубокую рябь, а иногда и откровенно штормит. Небо грозит всем грешным судным днем и проливает на наши головы потоки слез, пока еще не частых. Природа готовится к увяданию или отдыху, не сильно здесь заметному. Пока только осень…

Юлия Тимур

Скоротечность времени

Агаты, янтари, рубинов кабашоны
Бросает щедро осень на листву.
И красками её завороженный
Подул вдруг ветер, наклонил траву.

И закружились самоцветы в вальсе,
На дудочке им ветер подыграл.
О том, что скоротечно лето, не печалься!
У каждого сезона свой финал.

А осень заливается слезами,
Смывая пыль и грязь с дорог и крыш,
Повесив серость жемчуга над нами,-
За свет и чистоту её благодаришь.

За то, что рассчиталась за утраты
Тех беззаботных летних долгих дней.
За радость и тепло не ожидай расплаты-
Глубокой осенью не вспоминай о ней.

Ведь всё прошло, пройдёт, увы, и это…
И ожиданьем не томи себя.
Стремиться нужно к доброте и свету-
И наслаждаться, каждый миг любя!

Юлия Тимур

***

С каждым днём заметны осени приметы –
поздние рассветы, в лужах облака.
Тонкой паутинкой улетело лето,
тёплые приветы шлёт издалека.
Дым костров смешался с запахом “Шанели”,
шорох листопада – с шёпотом твоим.
Мы с тобой сумели, сохранить сумели
то, что подарила осень нам двоим.

***

Утомившийся от летнего дурмана,
Лист пунцовый на траву покорно лёг.
траву покорно лёг.
В этом сквере мы для нашего романа
Наконец-то дописали эпилог.

Расставание как осень принимаем
Перед кленом, будто перед алтарём.
Всё, что было рождено горячим маем,
Похоронено прохладным октябрём.

Позабудь, как я забыл про то, что было,
Не гадай, на ком за то лежит вина,
Что улыбка по-осеннему уныла,
Что рука так непривычно холодна.

День печали к нам пришёл и не спросился,
И уйдёт не попрощавшись, как и ты.
С пожелтевшего газона доносился
Горький запах умирающей мечты…

Виктор Игошин

Последний полет

Кленовый лист сорвался с ветки и полетел. Траектория полета, по закону физики, вела вниз. Лист, обреченный и поникший, вынужденно подчинившись, готовился к встрече с землей.

Внезапный порыв ветра, появившись неведомо откуда, подхватил лист и струей увлек его вверх. Кленовое чудо, искусно изрезанное по краям, переливающееся красно-желтыми прожилками, гордо выпрямилось, почувствовав свободу благодаря неожиданному спасению. Оно кружилось в танце ветра, вызывая легкую зависть других листьев, не обделенных счастьем. Им было мало своего личного счастья, они привыкли завидовать…

Кленовый лист ничего не замечал: ни косых взглядов, ни действий, перекрывающих ему движение. Он кружился с упоительной грацией, стремительно взлетал и плавно опускался, сплетая невидимые кружева небесного вдохновения.

Неожиданно скорость воздушного потока, закрутив лист в вихре струи, уменьшилась вдвое и ветер, трансформируясь из сильного в слабый, а затем и вовсе стихая, пропал, бросив кленовое чудо на произвол судьбы. На этот раз она не была так благосклонна… Лист оказался в свободном падении. Он медленно падал, стараясь не терять природного благородства. Обреченный, но не поникший, лист выписывал свои последние кружевные па, наслаждаясь тающей свободой в бесконечно голубом пространстве, и летел навстречу неизведанному. После звездного полета приземление не казалось страшным.

Анжела Конн

Улыбка осени

Улыбка осени – коварная улыбка…
Октябрьское блаженное тепло
Сбивает с толку: поутру ошибка –
Куда ж меня без шапки понесло?!

Конечно, я большой уже мальчонка,
Но ухи жалко… как же я без них?
А девочка в коротенькой юбчонке –
Чей недогляд? Кто дома у ней псих?

На остановке прыгаю, все думы
Лишь об одном – как тут не околеть…
Пожалуй, это было очень умно –
Одеться так… Я не хочу болеть!!!

И осень, насладившись той картиной,
Вдруг в полдень подарила вновь жару,
Спелёнут курткою я, точно паутиной,
Ещё немного – от жары совсем помру…

А осень улыбается, смеётся,
Последнее прозрачное тепло
Нам дарит… Только нам уже неймётся –
Скорей бы нас зимою замело…

Анна Христочевская 

Настроение

Я просто так брожу по улице,
А под ногами – море рыжее.
Сегодня буду лучшей умницей
И существом – душою высшее.

Отрину беды я и горести,
Свои сомнения и слабости.
И о своей печальной повести
Забуду ради этой радости.

Я разволную листья пёстрые,
Их сапогом взорву и брызгами,
Пускай летят на небо звёздами,
И фейерверками, и искрами.

И только каплю одну жёлтую
Я принесу домой – и вечером
Подальше спрячу в книгу толстую,
На память долгую и вечную.

Галина Гвоздецкая

Подборка «Улыбка осени» создана из произведений участников ФБ-группы «Биржа поэтов-писателей и читателей-почитателей»

Иллюстрации Марины Семченко-Шафран и Юлии Тимур