Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ПОЭЗИЯ / Семен Сафро | Переводы с грузинского и иврита

Семен Сафро | Переводы с грузинского и иврита

Photo copyright: pixabay.com

Переводы с грузинского

Отар Чиладзе  (1933-2009)

КОМНАТА

Женщина плакала. Снег густой
Хаотично слетал с карнизов.
И было меж ними наверно родство:
То ль безрадостность, то ли вызов.

Мир вокруг был полон тревог,
Луч терялся в снежном параде.
Что сказать, я устал и слушать не мог
Ее горького плача рядом.

Женщина плакала лежа ничком,
Мне хотелось заплакать тоже.
Снег,что вечером  шел за окном,
Был чуть-чуть со слезами схожим.

Симон Чиковани (1902-1966)

ТБИЛИСИ В СНЕГУ

Мой добрый Тбилиси невзрачен в снегах:
Побеги от стужи и вовсе продрогли
Цветы вдруг поникли в знакомых горах …
Не буду к тебе я сегодня столь строгим.

Снежинки порхают беспечно  как птицы.
Мне нравится больше в предгорьях цвет слив,
Рассветное пенье  веселой синицы
И дымки белесой в вершинах разлив.

Альманах

Душа словно факел пылает  на Вере*
Твоей покорен самобытной красой
В моих ты и мыслях, и  будничном деле,
И чувствую сердца прерывистый бой.

Не пробовал вин я в проулках Исани**
Ведь грустью полна моя чаша вина
Припал я к земле, окруженной горами,
И снегом на мысли легла седина.

Бесследно исчез у подножия  холод
И брел я как- будто объятый был сном
Никак наглядеться не мог я на город
И словно забыл, где ютится мой дом.

И кровь моя  с снегом летящим смешалась,
Так шел я метелицей белой гоним,
Я песня твоя и я голос усталый,
А скоро я стану и корнем твоим.

*- Вера – горная речка в Тбилиси
** – Исани – микрорайон в Тбилиси.

Перевод с иврита

Йегуда Амихай

ЧЕРЕЗ ДВЕ ТОЧКИ

Со звездочкой юной звезда обручилась.
Во сне на немецком опасность приснилась.
Раз песню услышал, запомнил я строчку:
Одна лишь прямая проходит в двух точках.

Собака ничейная гналась за нами.
Я крикнул озлясь и швырнул  в нее камень.
Из виду исчезла она на углу.
Прямую проводим к двум точкам одну.

Вот сильную боль породил слабый стон,
Как дизель толкает вперед эшалон.
Когда возвращусь до сих пор я не знаю.
К двум точкам проходит одна лишь прямая.

Дневное светило – он или она?
Бывает нас двое, бывает нас тьма,
Бывает не знаешь, кто рядом с тобой.
От точки до точки идем по прямой.

Мы жизнь писали по устным преданьям
Сегодня рождается завтра – нет тайны.
Хоть в гонке вся жизнь, мы неспешно идем
Меж  точек прямую дорогу найдем.

По мотивам стихотворения Ираклия Абашидзе (1909 -1992)

ВСЕ НИЧТО (სულ არაფერი)

Это все ведь ничто, да, ничто
Горы спят спокойствием полны.
Как алмаз разрезая стекло
Из Анапы мчит катер по волнам.
А дорога – блестящий лафет,
Голубеет цепь гор у Афона,
А над ней облаков белый след
И туман словно вата на склонах.
Крона пальмы все тянется ввысь
К раскаленному небу бесстрашно,
Свежий ветер вернул снова жизнь
Загрустившим, поникшим ромашкам.
Все пройдет, все пройдет, все пройдет…
И ничто в этом мире не вечно:
Жар июльский, и катер, и порт,
И жемчужное море, и вечер

Райнер Мария Рильке (1875 -1926)

В НЕЗНАКОМОМ ПАРКЕ

Вот две дороги – вдаль они ведут.
И в мыслях иногда ты выбирал одну.
Ведь мог бы ты и ошибиться вдруг.
Однажды ты забрел, где перекрестка круг.
Надгробья древние лежат по сторонам,
А на одном из них лишь имя. Странно.
«Графиня Софья Брите», стерты даты,
Но почему находка эта свята?
Ты снова медлишь, как и в первый раз
На круге, где скучает старый вяз,
Где сыро и темно и нет других прохожих.
И что же в искушение ввело тебя так рьяно
Искать забытое на сумрачных полянах
Среди цветов оттенками несхожих?
Ну что стоишь? Что шепчет слух пытливый?
И почему ты видишь бестолково суетливых
Стрекоз над флоксами и над безмолвным ложем?

Альманах

IN EINEM FREMDEN PARK

(Borgeby-Gård)

Zwei Wege sinds. Sie führen keinen hin.
Doch manchmal, in Gedanken, läßt der eine
dich weitergehn. Es ist, als gingst du fehl;
aber auf einmal bist du im Rondel
alleingelassen wieder mit dem Steine
und wieder auf ihm lesend: Freiherrin
Brite Sophie – und wieder mit dem Finger
abfühlend die zerfallne Jahreszahl -,
warum wird dieses Finden nicht geringer?
Was zögerst du ganz wie zum ersten Mal

erwartungsvoll auf diesem Ulmenplatz,
der feucht und dunkel ist und nie betreten?
Und was verlockt dich für ein Gegensatz,
etwas zu suchen in den sonnigen Beeten,
als wärs der Name eines Rosenstocks?
Was stehst du oft? Was hören deine Ohren?
Und warum siehst du schließlich, wie verloren,
die Falter flimmern um den hohen Phlox.

Семен Сафро