Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ПОЭЗИЯ / Лев Ленчик | Кружится жизнь, и пишется картина

Лев Ленчик | Кружится жизнь, и пишется картина

Photo copyright: pixabay.com

Кружится жизнь, и пишется картина

Постепенно мы все же
начнем уходить друг от друга,
постепенно мы все же 
прощаться друг с другом начнем….

Когда-то написал Лев Ленчик, и теперь именно он ушел от нас навсегда и так “некстати”. Он был бесконечно дорог нам, как замечательный и верный друг и интересен, как неординарная и сложная личность и как талантливый поэт и писатель. 31-го декабря был его День Рождения, впервые без него, но его поэзия и проза остались с нами, очень актуальные сейчас своей мудростью, чувством юмора и глубокой, внутренней добротой.

Приводя здесь некоторые из его стихов, мы уверены, что многие читатели с удовольствием встретятся со своим старым, добрым знакомым или откроют для себя замечательного поэта.

* * *
Страх старости, безумия в ночи,
страх зависти, страх спеси беспричинной
стекают с догорающей свечи,
как шрамы под остывшем парафином.

Страх страсти, страх восторга, страх добра,
вмешательства в чужие сны и плачи,
пора свечи, тиши лесной пора,
пора души, готовой к легкой сдаче.

Трезвонит телефон, дымится лист,
печаль кружит над безымянной плахой,
морозный день, как яблоко зернист,
как белый флаг перед последним страхом.

* * *
Шагалу не до правды, не до лжи,
ему сам бог нас выдал на поруки.
Ах закружи, Шагал, нас! Закружи!
Ах разложи на краски и на звуки!

Альманах

Художник стар, как мир и ремесло,
приходит с ним все что, зачем, откуда,
берет он в руки кисть или перо
и в них самих уже зародыш чуда.

Покорность матерьяла и труда,
щепотка соли, щедрость властелина,
кружатся смех и грех, и ерунда,
кружится жизнь и пишется картина.

* * *
Ну какие еще проблемы?
Ну какие еще дела?
Солнце вышло,
обед отменный,
тишина на уста прилегла.

Только бродит все
зверь кудлатый
в закоулках души опять,
и зовет и тащит куда-то,
разевая грозящую пасть.

И встают потревожено тени,
и шуруют невпроворот,
и не знаешь,
каким моленьем
разогнать этот бойкий народ.

И несешь их
в безумии тихом,
улыбаясь всему невпопад,
словно сам ты весь выткан из криков
и трухи мировых неполад.

* * *
А я живу с любимой женщиной,
ни диктатур, ни демократий,
мне все равно и все тождественно:
и свист бича и хруст объятий.

Мне все равно и все тождественно,
над торжествующим распадом
есть только я и только женщина,
и ничего — вдали и рядом.

Есть только я и только женщина —
Две осени в бесстыдной неге.
Пой, листопад, крути-наверчивай
и захлебнись тоской о снеге.

Публикацию подготовили Лидия Бабель и Андрей Малаев-Бабель