Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ПРОЗА / Ирина Забелышенская | Часовщик

Ирина Забелышенская | Часовщик

Часовщик

С незапамятных времён они отбивали каждый час, напоминая о времени завтрака и обеда, подгоняя в школу и на работу. Настенные старинные часы с боем, сделанные в Германии ещё в начале двадцатого века, заводились ключиком раз в неделю. Видавший десятки лет корпус был сделан из тонированного дуба, механизм чётко знал свою работу, слаженно считая время  с помощью пружины, зубчатых колёс и стрелок циферблата. От деда перешли они к отцу, а отец подарил их Мише. Но однажды часам пришлось покинуть своё привычное место и отправиться в багажном ящике прямиком в Землю Обетованную.

В новой стране долгое время пришлось пролежать им сначала на складе в Црифине вместе с остальным багажом, а потом в коробке на съёмной квартире. А когда пришло время занять достойное место на стене новой купленной квартиры, оказалось, что часы перестали работать так, как это было долгие годы. После завода маленьким ключиком они шли два дня и останавливались. То ли переезд так на них подействовал, то ли аллергия на песчаные бури, но часы требовали починки. Куда бы Миша ни обращался, нигде не хотели браться за ремонт – уж больно хлопотным казалось это дело часовых дел мастерам.  Проще заменить батарейку в электронных,  чем разбираться в механизме старинных часов. С сожалением решив вновь упаковать часы в коробку и спрятать в кладовку, Миша рассказал другу-израильтянину о проблеме. Тот посоветовал обратиться к часовщику, номер телефона которого дал. Не откладывая в долгий ящик, назавтра Миша набрал номер и начал разговор “на чистом иврите”:

– Шалом! Мне посоветовали обратиться к тебе. Мне нужно починить часы.

В трубке молчание.

– Я к  часовщику попал? Мне сказали, что здесь можно починить часы?

Опять тишина.

Альманах

– Ты меня слышишь?

Через выдержанную паузу наконец-то ответ:

– Ну если ты со мной разговариваешь, значит я тебя слышу!

– У меня есть часы, настенные. Их можно починить?

– Ну раз надо – починим!

– Часы большие, может я только механизм изнутри выниму и привезу? А то они очень тяжёлые!

– Ты когда машину чинишь, вынимаешь мотор и несёшь в гараж?

– Окей, привезу целиком! А можно узнать, сколько времени это займёт?

– Ты что, у врача спрашиваешь, когда ты выздоровеешь?

– А сколько это будет стоить?

– Ты что, пенсионер?

Договорившись о встрече, Миша повесил трубку и призадумался. Странный этот часовщик, вот привезёшь такому часы, а потом поминай, как звали! Но ведь никто больше не берётся починить. А, была не была! И старинные дедовские часы отправились   к часовых  дел мастеру Аарону  прямиком в Хайфу.

Аарон оказался румынским евреем,  говорившим наряду с ивритом и на идиш, а также знавшим пару-тройку и русских слов. Осмотрев часы, одобрительно покивал головой, оценив “антикварную ценность”. Разговор был неспешным, Аарон обстоятельно расспросил Мишу о том, откуда он, с кем приехал в страну,  и давно ли. Договорившись, что позвонит, когда можно будет  забрать часы, часовых дел мастер оставил их у себя. А через неделю позвонил:

– У меня есть покупатель на твои часы, коллекционер из Нацерета. Много денег даёт. Продать хочешь?

– Нет! Это память! Часы отца, не продам!

Альманах

– Хорошо,  я ему скажу! – положил трубку Аарон, оставив Мишу в подвешенном состоянии и мыслями о несостоявшейся  сделке. Никакие деньги не смогут заменить память о родителях.

Часовщик позвонил ещё через неделю и пригласил забрать часы. Миша приехал  через день, отпросившись с работы, и увидел свои такие родные часы! Они вновь шли, напоминая боем о каждом часе. Аарон опять долго не отпускал Мишу, расспрашивая о том-о сём, неспешно ведя разговор.

В квартире  старинные механические часы заняли достойное место на стене. Слушая бой часов, Мише почудилось, что он дома, и появилось ощущение, что вот-вот отец придёт с работы,  а мама на кухне готовит ужин…

А к Аарону Миша ездил ещё не раз. Будильник, металлический, добротный, “сделанный в СССР”, что подарил друг, теперь громким звоном будит на работу. Напольные часы в квартире дочери тоже починены Аароном. Миша привозил часы друзей, родни, ища причину ещё раз наведаться к часовых дел мастеру, посидеть у него в мастерской, ведя неспешный разговор с вставлением словечек на идиш, что помнил с детства.

Мастер никуда не спешит. Он чинит время…

Ирина Забелышенская

Фотоиллюстрация Yackov Yacki Sechenko