Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ПОЭЗИЯ / Александр РАТНЕР | Вечность под уздцы

Александр РАТНЕР | Вечность под уздцы

Вечность под уздцы

Дни похожи, будто близнецы.
Ночь свои развешивает флаги.
Звёзды взяли вечность под уздцы –
Только надрываются, бедняги.

Небо натянуло чёрный креп.
Горизонт прожектором расколот.
Сгорбился от страха лунный серп –
Видимо, ему приснился молот.
июль 2019 – 2021

***

Река купает облака
И дёргает за косы ивы.
Над ней кусты издалека
Похожи, в точности, на взрывы.
Здесь ловят солнце на блесну,
Вдали играют белки в прятки,
И дятел бьётся о сосну
В эпилептическом припадке.
Здесь лес воздвигнут, как собор,
Ведущий с небом поединки.
Газон пострижен на пробор
Его прорезавшей тропинки.
Снять пятен солнечных с него
Не сможет ни одна химчистка.
Два слога счастья своего
Кукушка строчит, как радистка.
Конь усмиряет гимн подков,
Река на берега батрачит,
И Бог в копилку облаков
Монету солнца ловко прячет.
22. 07. 2019г.

***

Отец-художник не без превосходства
Автопортрет свой сыну показал.
– Не удивляйся, что не видишь сходства,
Таким я буду в старости, – сказал.

Но до неё он не дожил. Картина
Висела в мастерской его. Она
Не представляла интерес для сына,
И он забыл о ней. Но времена

Альманах

Прошли и шли, имея продолженье.
Сын возмужал, а после – постарел
И в зеркало не раз на отраженье,
Он, не скрывая ужаса, смотрел

И сетовал притом на жизнь людскую.
Однажды, незадолго до конца,
Случайно заглянул он в мастерскую
Давным-давно забытого отца.

Там доверху всё было в паутине,
И солнце в ней запуталось, слепя.
Внезапно ахнув, на одной картине,
Как в зеркале, увидел он себя.

Его от сходства этого знобило,
И замер с удивлённым он лицом,
Которое назад полвека было
Провидчески угадано отцом.

И сын-старик на склоне жизни длинной
С тех пор и до своих последних дней
Нередко путал зеркало с картиной,
Да так, что даже брился перед ней…
22. 07. 2021 г.

***

Нет сна, и он прийти не может,
Усталости поскольку нет.
Зато предчувствие тревожит,
Как незаконченный сонет.

Оно опережает чувство
Лишь на мгновение подчас,
Спустя которое безумство
Прозреньем обернётся в нас.

Сомнения погаснут сзади
И ясности уступят враз,
И мысли в лёгком слов наряде
Заполнят бегло ниши фраз.

И ты устанешь от мороки,
И упадёшь,едва живой,
И сон придёт, а с ним и строки,
Сонет венчающие твой.
20. 07. 2021 г.

***

Мы были одноклассники. Со мной
Он год сидел за партою одной,
Примерный, робкий, скромный, но при этом
Он каждый день – и здесь излишня лесть –
Как минимум, на «пять», а то на «шесть»
Знал все уроки и по всем предметам,

Способностям своим благодаря.
Я с ним соревновался – только зря:
Он был в учёбе абсолютный гений,
Казалось, будто он женат на ней.
Единственное, в чём я был сильней,
Так это в написаньи сочинений.

Замечу, это был последний класс,
И мы всё, что зависело от нас,
С ним делая, не ждали, не гадали –
Такое было редким в те года:
Нам, двум еврейским мальчикам, тогда
Медали золотые в школе дали.

И вскоре разошлись у нас пути.
Он резко изменился к тридцати:
Не подойти, не попросить – куда там!
Себя он сам вознёс на пьедестал
И по сравненью с прежним парнем стал
Безжалостным и наглым, и богатым.

Альманах

Не знаю, что затмило нам умы, –
В одну аферу с ним попали мы,
Он для неё большие деньги занял.
Но лопнула афера. Этот волк
Свой на меня решил повесить долг,
А чтоб его вернуть, бандитов нанял.

Они облюбовали мой порог
И мне на нём стреляли между ног
Вплотную к ним, и обступали кругом.
И страшно вспоминать мне, сколько сил
Потратил я, но долг тот погасил,
Надеясь, что навек расстался с «другом».

Но через сорок лет столкнулся с ним,
И оказался он онкобольным,
Которому недолго жить осталось.
И всё забыв, что было позади,
Я, приобняв его,прижал к груди,
На миг сменив в ней ненависть на жалость.

Передо мной едва стоял старик,
Худой и жёлтый, перекошен лик
И в выцветших глазах сквозит усталость
От жизни, и по виду не жилец,
Скорей не мой ровесник, а отец,
Не переживший собственную старость.

Он плакал. Это были слёзы не
Раскаянья, а зависти ко мне –
Как в прошлом к сочиненьям, так и ныне
В нём закипала зависть наяву
К тому, что я его переживу, –
Не по иной какой-нибудь причине.

Слезами он щеку мою обжёг,
Дрожал всем телом, говорить не мог
И резко, не простившись, удалился…
Приду ли я,не знаю наперёд,
Дабы проститься с ним, когда умрёт.
А впрочем, я сейчас уже простился.
25. 04 – 03. 05. 2021 г.

***

М.Р.

Мир становится реальней,
Входит в рамки бытия:
Кухня – кухней, спальня – спальней,
В спальне – ты и рядом я.

Между комнатных растений
Солнце прячется, как вор,
И укладывает тени
Наши прямо на ковёр.

Не кружатся больше стены,
И не давит потолок,
И полы,как минисцены,
Не уходят из-под ног.

Не ползут вокруг предметы,
На руке – опять кольцо.
В общем вроде все приметы
Исцеленья налицо.

Но когда к тебе прижался
И обнял, как в первый раз,
Потолок на пол сорвался
И пустились стены в пляс.

Солнце скрылось виновато.
Что ни взгляд – запретный плод.
Нас ковёр несёт куда-то,
Превратившись в самолёт.

Будем слепнуть от видений,
Но глаза не закрывать…
И упали наши тени
Вслед за нами на кровать.
16. 07. 2021 г.

***

Как долго шёл я, словно по ножу,
И вот с него схожу и прихожу
В себя, и боли пройдена преграда,
И первый шаг, как в шахматах, «е-два».
Не знаю, сколько я прошёл – но два,
И абсолютно точно, круга ада.

Имея в плоти массу новых дыр,
Я вписываюсь снова в этот мир,
Протянутые руки пожимаю.
Я возвращаюсь, зная и всерьёз:
Жизнь – общий и единственный наркоз,
Из коего я выйти не желаю.
15. 07. 2021 г.

***

Обычный госпиталь, в котором
Из разных стран больные, – тут.
Их всех, согласно договорам,
Спасают от смертельных пут.

Один из них, совсем тяжёлый,
От боли корчился, ему
Не помогали ни уколы,
Ни капельницы, потому

Что был он не жилец – об этом
И переводчица, и врач
Догадывались по приметам
Таким безжалостным, хоть плачь.

Но как ни странно, так случилось,
Что в пациента своего
Та переводчица влюбилась,
Не отходила от него.

И это чувствуя сквозь муку,
Прилюдно и наедине
Он целовал с трудом ей руку
И забывался в беглом сне.

И так однажды стало плохо
Ему, что вечность длился миг
От выдоха его до вдоха…
Когда ей доктор напрямик

Велел, с жестокою манерой,
Сказать больному,что умрёт,
Она, пожертвовав карьерой,
Перевела наоборот.
13. 07. 2021 г.

***

Марине

Наркозный сон многочасовый,
И пробуждение, и с ним
Открыты все на жизнь засовы
Движеньем Господа одним.

Осмотришься, не понимая,
Где ты, неужто это ад.
А рядом женщина, немая
От счастья, твой поймала взгляд.

Не над собой – над нею сжалься,
Такой земной и неземной,
И ты поймёшь, что мир твой сжался
До этой женщины одной.

И мысль прогнав об укоризне,
Поверишь наконец-то сам,
Что ты вернулся к ней и к жизни –
Двум равноценным чудесам.
13. 07. 2021 г.

***

Предубеждения гоня,
Трубя тревогу,
Друзья, молитесь за меня
Любому богу –

Тому, кто мой по жизни путь
Продлить согласен
И в этот мир меня вернуть
Готов без басен

О том, что некогда ему,
Таким числа нет,
И он за каждым потому
Следить не станет.

И бога этого кляня
До срыва пульса,
Друзья, молитесь за меня,
Чтоб к вам вернулся.
29. 06. 2021 г.

***

Когда между жизнью и смертью
Болтаешься, делая вид,
Что небо дырявою сетью
Тебя изловить норовит,

И ежели этот обычай
Ты примешь, считая, что прав,
То станешь досрочной добычей,
Прореху в сети не сыскав.

Отечества дым станет едок,
И, дым сигаретный клубя,
О чём написать напоследок
Не знаешь, когда от тебя

Осталась одна оболочка
И надо признаться себе,
Что это последняя строчка
И точка в стихе и в судьбе.
05. 07. 2021 г.

***

О чём на госпитальной койке
Не передумаешь, когда
Весь вытянулся, как по стойке,
И лезет в мысли ерунда,

Которая не отпускает,
А после, в прошлое гоня,
Поочерёдно опускает
В колодцы памяти меня,

Чтоб освежить воспоминанья,
Умыть и лет преклонных свет
Пролить на них для пониманья
Ошибок юношеских лет.

Но не безоблачна и старость –
Ведь в ней приходится жалеть,
Что мало времени осталось
На новые ошибки впредь…
07. 07. 2021 г.

***

Натянут предвечерья лук,
В колчане стрел – наполовину,
И солнца золотой паук
Плетёт заката паутину,

Краснея от потуг своих,
Из окон сочиняет фрески,
Едва лишь проникает в них,
И поджигает занавески.

Горит закат, багрово-рыж,
Одновременно в ста державах,
И всплески солнца льются с крыш
По виду медных, хоть и ржавых…

Закат недолго ворожит
И, тлея, вдаль уходит фронтом,
Как будто угли ворошит
Усталый Бог за горизонтом.

***

Родившись в день один с Джузеппе Верди,
Который для меня маэстро Бог,
Нередко в жизни я писал о смерти,
Храбрился, хорохорился, как мог.

Когда- нибудь мне, от прозренья матом
Ругаясь так безбожно, что держись,
Догадливый патологоанатом
В графу «причина смерти» впишет «жизнь».

Александр Ратнер