Николай Толстиков. Старая игрушка

Руф Караулов дожил уж до седых волос, лета упорно поджимали под “полтинничек”, а до сих пор он не знал – любила его мать или нет.