Марина Семченко-Шафран | У смиренья – белый цвет…

На мягкой черной бархатной подложке
лежат они, чуть потускнев от времени,
из мельхиора простенькие ложки
для чая. Прикасаюсь неуверенно