Главная / КУЛЬТУРА / ТЕАТР / Лариса Каневская | Счастье под маской

Лариса Каневская | Счастье под маской

Лариса Каневская

Об авторе

Родилась и живет в Москве;
Имеет два высших образования: Московский экономико-статистический институт и ВЛК Литературного института им.Горького;
Вырастила двух прекрасных дочерей (художника-постановщика и детского доктора);
С детства увлекается театром, приобщает к нему всех друзей и знакомых, несколько лет работала пресс-секретарем в Центральном Доме Актера. Сотрудничала с журналами: «Станиславский», «Театрал», «Театральный мир» и др.
Пишет театральные рецензии; прозу и стихи; публиковалась в различных газетах и журналах.
В настоящее время — главный редактор интернет-журнала Мнениегуру.ру

Счастье под маской

В спектакле Минского театра кукол «Пансион «Бельведер» кукол нет. В первые минуты это вызывает некоторое недоумение: почему на сцену выходят люди в масках? Докторица и медсестра – понятны, забавны, но не удивительны. Восторг рождается с появлением обитателей пансиона. Ты моментально оказываешься по уши погружен в происходящее, боишься пропустить еле уловимое, следишь за каждым движением, потому что персонажи действуют одновременно. Ну, как действуют: живут и выживают, как могут, соответственно обстоятельствам.

Действие происходит в пансионе для престарелых. Умом понимаешь, что кукольники – люди молодые, а глаза отказываются от умозаключения потому, что все пансионеры «Бельведера» – больные немощные старики. Все их физиологические проблемы красочно представлены, но это не насмешка. Просто острая наблюдательность, мягкая ирония и душевность. Возраст и немощность сузили жизненное пространство этих людей, но за каждым – своя история, о которой они не рассказывают (спектакль без слов), но которая ясно прочитывается по ходу действия, и это дает колоссальный объем и глубину спектаклю.

Обитатели «Бельведера» плохо передвигаются, с ними в близких отношениях, разве что Паркинсон да Альцгеймер – и все равно в пансионе бушуют сильные страсти, и имеют место разнообразные привычки в силу разности характеров. Маски столь выразительны, что кажутся совершенно человеческими, очень подвижными лицами! БРАВО художнику-постановщику Татьяне Нерсисян!

Литературный клуб

Пансион не отличается теплом и уютом. Сценография представляет скудно обставленное помещение, где потертые стулья, старый телевизор и дверь в туалет увенчивает строгий «Распорядок дня», вывешенный над окном раздачи питания.

Режиссер Маттео Спьяцци у себя в Италии известен работами в разной стилистике – клоунады, комедии дель арте, кабаре. «Бельведер» можно отнести к жанру грустной клоунады. Клоунов белых обычно перебивают рыжими, чтобы зрители больше веселились, чем расстраивались, но этот спектакль – не цирковое представление, здесь нет реприз. Из всех звуков только – музыка, старческое шарканье больных ног, стук каблуков докторши, телефонные звонки, на которые никто не спешит отвечать и…тишина. Ах, да, еще телевизионные передачи, как комические поводы для ссор: женщины хотят внимать «Санта-Барбаре», мужчины – болеть за футболистов. Эту сценку можно считать отдельной интермедией.

Чувства и эмоции героев артисты передают тончайшей пластикой – очень смешной и очень трогательной! Станиславский бы им поверил.

Каждой Маске хочется сказать: «Маска, я тебя знаю!».

Кто не встречал сварливых старушек, всю жизнь живущих только для себя, не ждущих от жизни и людей ничего хорошего, а потому нападающих первыми? Или других старушек – тихих, робких, ни на что не жалующихся, радующихся любой мелочи?

До сих пор перед глазами – пронзительная сцена, когда к старушке в кресле-каталке приходит сын, она думает, что навестить, а он сует ей бумаги на подпись (видимо, о передаче собственности), и тут же удаляется, стараясь не заметить протянутых к нему, чтобы обнять, дрожащих материнских рук. Разве кому-то не знаком старичок – бывший спортсмен, имеющий теперь весьма ограниченные возможности, но все еще радостно внимающий аппетитным женским формам? Или старичок – интеллигент, постоянно уткнувшийся в книгу или шахматы, не умеющий ответить на хамство. Сцена его именин –развешанные медработниками на пять минут (для фотоотчета) флажки и праздничные колпачки, моментально убранные, – сжимает сердце.

Альманах «Новый континент»

Старики, как дети, очень нуждаются в опеке сильных взрослых, и столь же беззащитны. Спектакль настолько социален и человечен, что в любой точке мира не оставит зрителей равнодушными, и переводчики не потребуются.

СЧАСТЬЕ, когда встречаешь в театре талантливых людей, создающих настоящее искусство!

К концу спектакля ты совершенно забываешь о том, что старичков кто-то играет, но наступает финал, и сердце замирает. Кто?! Артисты снимают МАСКИ… и под ними – улыбающиеся симпатичные счастливые молодые люди.

И тогда весь зал поднимается и устраивает им овацию.

Белорусский государственный театр кукол (Минск), спектакль «Бельведер», режиссер Маттео Спьяцци, художник-постановщик Татьяна Нерсисян.

Прислать материал для публикации на сайте

Лариса Каневская