Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / ОЧЕРКИ И ЭССЕ / Светлана Казина | Нимфа Антиопа

Светлана Казина | Нимфа Антиопа

Красивое имя, правда? Оно связано с героиней греческой мифологии — царицей амазонок Антиопой. Но и у русских и у других народов тёмная окраска её крыльев ассоциируется со скорбным одеянием, поэтому её основное имя – Траурница… Я лично против, окрас траурницы вовсе не черный, основной цвет её крыльев варьируется от темно-коричневого до темно-вишневого, на краешки крыльев обрамляет желтая бахрома, а следом за ней рассыпаются лазорево-синие или бирюзово-голубые пятнышки.

У Нимфы Антиопы есть три интересные особенности:

1. На их окраску оказывает влияние температура, при которой развивалась куколка. Шок от холода или жары вызывает гормональные изменения в организме насекомого. Под действием низких температур основной коричневый фон становится темнее, а голубые пятна по краю крыльев могут полностью исчезнуть.

2. Эти бабочки редко питаются нектаром цветов, основу их рациона составляют перезрелые фрукты. Бабочек привлекает запах брожения. Они массово слетают к забродившему древесному соку, выступившему на поврежденных стволах. Одна из особенностей вида — восполнение недостатка микроэлементов из экскрементов животных и гниющих остатков. Питаясь забродившим соком, насекомые теряют бдительность, возможно именно поэтому эта Нимфа и позволила подойти мне почти вплотную, я практически погладила её крылья.

3. По этой бабочке можно определить стороны света! Как? Запомните:
— утром крылья направлены на восток;
— в полдень — указывают на юг;
— вечером — на запад.

Перезимовавшие бабочки летают в апреле-мае, и кайма на их крыльях почти белая. У бабочек, которые встречаются в июле-сентябре, — кайма жёлтая.

Литературный клуб

Очень хорошо её описал когда-то Владимир Набоков:

Бархатно-чёрная, с тёплым отливом сливы созревшей,
вот распахнулась она; сквозь этот бархат живой
сладостно светится ряд васильково-лазоревых зёрен
вдоль круговой бахромы, жёлтой, как зыбкая рожь.
Села на ствол, и дышат зубчатые нежные крылья,
то припадая к коре, то обращаясь к лучам…
О, как ликуют они, как мерцают божественно!
Скажешь: Глубокая ночь в раме двух палевых зорь.
Здравствуй, о, здравствуй, грёза берёзовой северной рощи!
Трепет, и смех, и любовь юности вечной моей.
Да, я узнаю тебя в Серафиме при дивном свиданье,
Крылья узнаю твои, этот священный узор.

Владимир Набоков, Бабочка (Vanessa antiopa), 1921.

Светлана Казина