Главная / КУЛЬТУРА / ТЕАТР / Лариса Каневская | Коварство и любовь

Лариса Каневская | Коварство и любовь

Спектакль «Коварство и любовь» — МДТ — Академический Малый Драматический театр Европы

Данила Козловский

Коварство этой постановки в том, что все составляющие ее ингредиенты — прекрасны, а получившийся продукт (то есть, театральное впечатление) оставил желать лучшего. Конечно, ни в коем случае нельзя отнести спектакль «Коварство и любовь» МДТ в постановке художественного руководителя театра, знаменитого режиссера Льва Додина, к некачественным или плохим. Просто ожидание от всех слагаемых намного превысило само событие, а каждый приезд театра Додина в Москву — конечно, событие.

Вот вам впечатление совершенно конкретное от показа спектакля в Москве — 18 октября 2018 года.

На протяжении всего спектакля, а это — два с половиной часа (без антракта) на лицах зрителей не дрогнул ни один мускул. Лишь в финале на поклонах раздались бурные аплодисменты и крики: «Браво!», а поклонники Данилы Козловского и Ксении Раппопорт принялись засыпать их цветами. Я сама — поклонница Ксении, и она меня порадовала: каждый ее выход на сцену служил немалым утешением. Жаль, что не было Лизы Боярской (роль Луизы исполняет с ней в очередь Екатерина Тарасова), возможно, концепция спектакля меня убедила бы в том, о чем пойдет речь ниже.

В тот день старина Фридрих Иоганнович Шиллер порядком меня утомил, даже раздражил, а великий Лев Абрамович Додин ввел в некий ступор: зачем сегодня (ну, хорошо, пять лет назад) нужно было браться за старомодную трагедию немецкого философа-романтика и идеалиста? Чтобы еще раз доказать, что власть и политика — грязное дело, растаптывающее чистые души?

Спасибо режиссеру хотя бы за то, что он сократил пьесу почти в два раза, иначе ее вообще мало бы кто выдержал, несмотря на наличие на сцене звезд первой величины.

Литературный клуб

Мне всегда интересно настроение публики: так вот, во время показа зал был тих и равнодушен. Сухой холод со сцены будто передавался залу, и лично я, если бы не блистательная, живая Ксения Раппопорт, вконец окоченела бы к финалу.

Действие пьесы происходит в трех домах:

— Дом Президента фон Вальтера при дворе немецкого герцога (Игорь Иванов), отца главного героя — майора Фердинанда (Данила Козловский);

— Дом леди Мильфорд, фаворитки герцога (Ксения Раппопорт);

— Дом учителя музыки Миллера (Сергей Курышев), отца главной героини Луизы (Екатерина Тарасова).

При этом разнообразии мест сценография Александра Боровского скупо и незатейливо отображает пустоту, периодически заполняемую темными деревянными столами, которые вносили-уносили-переставляли шестеро невозмутимых мужчин в строгих костюмах, изображающих, как отмечено в программке, «окружение Президента».

Неторопливо и скучно (весь первый акт) юные влюбленные, они же — главные герои — Луиза и Фердинанд, целуются на столе. Непонятно, чем уж так пленила богатого наследника бледная вялая девушка, не обладающая ничем особенным, кроме стройной фигурки. Ах да, честностью и невинностью, но мы же примерно догадываемся о дворцовых интригах и нравах?

Альманах «Новый континент»

Отец Фердинанда — Президент, лепящий сыну блестящую карьеру (в 20 лет мальчик — уже майор), планирует женить его на красавице — леди Мильфорд. Это, конечно, в интересах власти. Фердинанд строптиво отказывается: его личные планы связаны с Луизой. Правда, невнятно, на какие шиши молодой дворянин, умеющий лишь бряцать оружием, собирается кормить будущее семейство? Больше он ничего не умеет, даже на флейте играть, а ведь именно за этим он пришел в дом учителя музыки.

Папаша Президент дальновиден и вездесущ — почти всегда лично присутствует на сцене. Коварный властитель, руля судьбами, шлет строптивца к блистательной миледи. И тут все оживляются: героиня Ксении Раппопорт столь же обворожительна и неотразима, сколь хитра и умна. Каждый жест и реплика вызывали эмоции, были убедительны, разгоняя пафос и скуку происходящего. Миледи для майора слишком шикарна. Она легко укрощает его негодование, помноженное на юношеский максимализм. Удивительно, каким непостижимым образом Фердинанду удается сохранить верность своей простушке Луизе. Слова клятвы связывают влюбленных, как клей «момент» — стекло, на этом держится хрупкий мир.

Ксения Раппопорт и Данила Козловский

Помимо простушки, некоторую досаду вызывают ее провинциальные (в самом дурном смысле слова) родители. Будь юноша поумней, он бы насторожился: от таких генов никуда потом не денешься…

События разворачиваются таким образом, что время от времени хочется воскликнуть: «не верю!»

В самом деле, вместо того, чтобы одним щелчком убрать мешающую высочайшим планам никому неизвестную, ничего не значащую семейку (мог бы запросто сгноить в тюрьме при его-то власти), президент принимает хитрый план старого секретаря Вурма (Игорь Черневич), безответно влюбленного в Луизу (тоже верится с трудом). Вурм склоняет девушку, во имя спасения родителей, адресовать ему влюбленную записку. Рассчитывая на жгучую ревность красавца Фердинанда, секретарь уверен, что тот отвергнет изменницу. Ну, и… развязка понятна всем, кроме тех, кто ее завязал.

Любовные страдания-клятвы-слезы-горячечные мысли о самоубийстве – сей набор для молодых. Старикам он не по зубам, и какая практическая польза от обещаний и клятв, не говоря уж о честном слове?

Прислать материал для публикации на сайте
Отец Президент

По ходу действия возникает необъяснимое нелогичное разрешение (коварство?) Президента фон Вальтера сыну — жениться на бедняжке, но поздно. Яд уже влит, никакие чистосердечные признания ничего не изменят: кровь бурлит, мешая мыслительному процессу.

Развязка сильно затянута. Ни единого зрительского вздоха, когда Луиза, наконец, выпивает отравленный любимым лимонад. Пока «окружение Президента» не спеша заставляет столы массивными подсвечниками (то ли для предстоящей свадьбы, то ли для поминок), главные действующие лица, застывая в страшно неудобных позах, уходят в небытие.

Мне тоже было страшно неудобно — отсидела ногу: какое коварство — два с половиной часа без антракта. Думаю, не одна я злорадно торопила приближение финала.

Лариса Каневская

Фото Михаила Гутермана